От самого истока

ot-samogo-istoka

Когда заходит разговор о морально-этическом аспекте Учения, я традиционно констатирую следующий факт: он неоригинален. При всей самобытности Учения и оригинальности его мировоззрения, этот аспект практически полностью совпадает с общечеловеческой моралью.

Но можно ли вообще говорить о таком явлении, как общечеловеческая мораль? Существует ли она? Да, она существует. И в этом нетрудно убедиться, окинув взглядом историю и культуру человечества.

Обнаруживается, что во все известные науке эпохи, начиная с древнейших, от которых сохранились литературные или мифологические памятники, добром и злом, в моральном аспекте этих понятий, всегда считалось примерно одно и то же. Например, честность всегда считалась положительным качеством, а лживость и подлость — отрицательными. Таких пар-антагонистов можно насчитать множество. Верность и предательство; щедрость и жадность; нравственная чистота и развратность; милосердие и жестокость; справедливость и несправедливость; трудолюбие и лень; храбрость и трусость; упорство и слабохарактерность; великодушие и злобная зависть; почтительность и хамство; рассудительность и опрометчивость; чистосердечие и коварство; способность на подвиг и малодушие; верность долгу и пренебрежение им; стремление к свободе и рабская покорность; и прочее, прочее, прочее. Начиная с Шумера, Древнего Египта и Древнего Китая и до наших дней, мы видим эти критерии в действии. Конечно, разные культуры и разные формы социального устройства порой имеют свои моральные нюансы. Например, при рабовладельческом или крепостном строе нормой было лишать человека свободы и рассматривать его как собственность. Но даже те, кто это делал, ценили свободу, — только свою. И со временем рабовладение было осуждено и упразднено везде: понимание того, что владеть человеком как вещью аморально, взяло верх. Или, например, в некоторых культурах бытует многожёнство. Но там это не рассматривается как разврат; а то, что считается развратом в их понимании, строго осуждается. То есть те же самые моральные критерии актуальны и в приведённых случаях, — просто рамки их несколько сдвигаются. Подобные отклонения от общей нормы встречаются то там, то сям; но это частные случаи, очень заметные именно на фоне общей картины, являющей единство, можно даже сказать, универсальность человеческой морали.

Такое же единообразие мы находим и в специфической области морали — в области духовной, или, если брать несколько уже, религиозной. Нормой здесь всегда была верность своему духовному пути, следование его нормам и принципам, глубокое почитание духовных наставников и т.д.

Итак, Учение провозглашает моральные принципы, которые можно считать общечеловеческими, — как в целом, так и, конкретно, в духовной сфере. В чём же здесь отличие от других учений и культур? В том, что Учение даёт всему этому собственные обоснования, вытекающие из его картины мира. Иначе говоря, новизна тут заключается не в провозглашении каких-то новых моральных ценностей, а в новом обосновании старых. Само по себе это тоже не является чем-то новаторским. Каждой культурой или религией даются собственные, характерные именно для неё обоснования общечеловеческих по сути моральных норм. Вам везде объяснят, со своей точки зрения, почему честность, преданность и справедливость — хорошо, а подлость, воровство и разврат — плохо. Но как бы это ни обосновывалось, всё первое так или иначе окажется благом, а всё второе — злом. И так было всегда.

Почему же так получается? Лучшее объяснение, которое приходит в голову, таково: в человечество и, тем самым, в каждого отдельного человека изначально заложено нечто, что определяет эти моральные критерии как верные, единственно правильные. Нечто на уровне инстинкта, или даже на ещё более глубоком. Это нечто настолько сильно, что позволяет людям чувствовать, что правильно, а что нет. Чувствовать — но не понимать. Потому что таких вещей нельзя понять вдруг — вот так взять и понять. Для понимания нужны знания. Нужно иметь представление, откуда что берётся. Увы, одного общего, объективного представления у людей пока нет, и никогда не было. А объяснить как-то было надо; без объяснения и обоснования даже самые лучшие принципы оказываются неработоспособными. Поэтому каждая культура или религия давала им свои объяснения, находя в своём мировоззрении — или даже добавляя в него — то, что могло бы их обосновать. Таким образом и возникла странная ситуация: моральные нормы у них похожи, но договориться и даже просто хорошо ужиться они не могут. Перекос уходит не в сторону сходства, а в сторону различий, и это порождает вражду. В наше время, правда, предпринимаются попытки переломить ситуацию, акцентировав внимание именно на сходствах, и тем самым добиться сближения и даже объединения разных традиций. При этом различия намеренно игнорируются. Но ведь они никуда не исчезают, и остаются препятствием для осуществления этих намерений. Невозможно преодолеть препятствие, игнорируя его. И попытки, о которых идёт речь, выходят хронически неудачными. Однако это — отдельная большая тема. Сейчас разговор о другом — о том, откуда взялась общечеловеческая мораль.

В каждом из людей содержится частица Духа. Весь Дух в целом — это то, что можно назвать душой Творца. И его душа содержит в себе, скажем так, рисунок его личности, его качества, и даже его память. Но всё это не лежит на поверхности. Оно сокрыто глубоко в человеке, — на уровне более глубоком, чем подсознание. В Учении этот уровень называется духосознанием, — то есть тем, что скрыто влияет на нас из нашего Духа. Это тоже отдельная и важная тема, и она обязательно будет освещена, — но не в данной статье. Здесь речь идёт лишь об одном конкретном проявлении духосознания: о его моральном посыле.

Фактически, в человека вложены моральные нормы Творца, вытекающие из его лучших качеств. Другой вопрос — хочет ли человек следовать этим нормам. Он чувствует их, они влияют на его оценки себя, других людей и окружающей действительности. Но он обладает свободной волей и возможностью выбора, и потому зачастую не следует им, — порой нарочито не следует, отдавая себе в этом отчёт и акцентируя это для окружающих. Однако они всё равно присутствуют и остаются актуальными. И формируют общечеловеческую мораль. То, что, согласно ей, является лучшими качествами, — это благие качества Творца, вложенные в людей. Худшие же качества — это то, что становится противовесом им: некоторые несовершенства Творца, проявляющиеся вот так, как антиподы положительных качеств. Несовершенства, которые нужно преодолевать и изживать, чтобы Творец мог стать совершеннее. В этом и заключается первичный, главный смысл морали, этики, нравственности вообще. Через людей и других осознающих Творец борется со своими несовершенствами. Наша Вселенная создавалась как поле для этой борьбы.

Общечеловеческая мораль вытекает, как из общего истока, из скрытого понимания, что хорошо, а что плохо, вложенного в душу каждого из нас. Можно спросить: «А не слишком ли просто? Неужели оно вот так вложено в нас, как некий дар, — берите и пользуйтесь?». Нет, всё вовсе не просто. Хоть дар и вложен в нас, им ещё нужно научиться пользоваться. А это у человечества получается, прямо скажем, не очень. Хотя верные моральные критерии говорят в людях достаточно громко, ощущаются достаточно чётко, создают моральный климат человечества на протяжении тысячелетий и, подобно ориентиру, ведут его через все бури и перипетии его истории, эти критерии, во-первых, нужно понимать, а во-вторых, нужно хотеть им следовать. Так что это отнюдь не бонус, счастливо упавший прямо в руки и облегчивший всем труд совершенствования. Серьёзнейшее подспорье, бесценный ориентир, — да, безусловно. Но никак не решение всех моральных проблем. Преодолеть проблемы ещё предстоит. Для этого нужно познавать себя и мир. Нужно научиться понимать, как мораль вписывается в его систему, а не просто что-то чувствовать. На одном ощущении далеко не уедешь. Поэтому человечество уже много тысяч лет ходит по кругу, то выбираясь из болота незнания и безнравственности, то снова увязая в нём.

Тем не менее, общечеловеческая мораль существует. Если добраться до самого её истока, то мы обнаружим, что она вытекает из Духа, — из души Творца, частица которой досталась каждому из людей. Человечество интуитивно — будем говорить так — знает, что морально, а что нет. Знание, живущее в каждом человеке, сливается в знание общечеловеческое, связуя собой самые отдалённые эпохи и самые разные культуры. Оно создаёт общую, единую основу, по которой каждая культура и каждое мировоззрение вышивает свой собственный узор. Но до основы хотят добраться все. Все хотят познать истину о мире и человеке. И чем больше люди будут к ней приближаться, чем яснее будут видеть и понимать её, тем меньше будет становиться расхождений, противоречий и вражды. Однажды люди поймут самих себя, поймут, что у них в самом деле одна мораль на всех, разглядят её исток.

В заключение добавлю, что на самом деле масштаб здесь гораздо больше. Выше я сказал, что Творец борется со своими несовершенствами через людей и других осознающих. Это действительно так. Ведь Дух как общий исток морали — он общий не только для людей, но и для всех осознающих, для всех разумных рас Вселенной. Потому что душа Творца — одна на всех. Так что уместно говорить не только об общечеловеческой морали, но и о морали обще… Как тут сказать?.. Необходимого термина пока ещё не существует. Никто ещё не задавался вопросами описания единого морального пространства всех разумных видов во вселенских масштабах. Но оно существует. Если добраться до самого истока морали, то окажется, что он общий для всех. Не только для всех людей, но вообще для всех, — живших, живущих, и тех, кто ещё будет жить на невообразимо огромных просторах нашей Вселенной. Человечество, как и другие разумные расы, приникло к этому истоку и пьёт из него влагу, дарующую жизнь. Дарующую жизнь в прямом смысле этих слов. Дарующую её всем нам и Творцу.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *