Смерть как метаморфоза жизни

smert-kak-metamorfoza-zhizni

Представления о феномене смерти присутствуют в любой человеческой культуре, и везде ему уделяется особое значение. Причем нередко смерть связана с чем-то волнующим и пугающим. Страх неизвестности — сильный страх, и, наверное, каждый человек рано или поздно задает себе вопрос: «Что такое смерть? Как это будет? Буду ли я страдать? Что будет после смерти?». Все эти конкретные вопросы, впрочем, имеют конкретные ответы, которые напрямую зависят от мировоззрения человека. Посмертию уделяется немало внимания в таких мировых религиях, как христианство, ислам, буддизм. Причем можно заметить, что во всех этих религиях смерть является феноменом скорее положительным, чем отрицательным. В христианстве и исламе при праведной жизни смерть обещает встречу с Творцом, в буддизме это очередной шаг к нирване. Смерть означает конец земным страданиям и возможность наконец-то достичь конечной точки своего существования. Однако даже люди этих традиций нередко очень боятся смерти.

Почему же практически каждому человеку присущ страх смерти? Если рассматривать это с рациональной точки зрения, отвлекшись от каких-либо религиозных представлений, то мы непременно придем к выводу, что такой страх напрямую связан с инстинктом самосохранения: ведь любое живое существо будет неохотно расставаться со своей физической оболочкой. Подобная привязанность к телу появляется вместе с рождением, она заложена в сознание самой Природой. Иными словами, именно страх смерти является гарантом того, что живое существо будет стремиться к сохранению жизни. То есть он — основа инстинкта самосохранения. Жизнь — это бесценный дар, и для его сохранения в нас, вместе с жизнью, закладывается и страх смерти. Это нормально и естественно.

Однако зачастую страх перед смертью оказывается сильнее, чем он того заслуживает. Человек начинает видеть в смерти нечто чрезвычайно страшное, опасное и неотвратимое. Фактически, в такой момент страх смерти уже перестает быть нормальным инстинктом и переходит в разряд фобий, вызывает психические расстройства, депрессивные состояния. Такое происходит по ряду причин.

Прежде всего, пока у человечества нет научных данных о том, что происходит за пределами физического мира, это остается неизвестным, а значит, пугающим для многих людей. На данном этапе наука не способна ни опровергнуть, ни подтвердить присутствие, или же, наоборот, отсутствие чего либо кроме физического мира. И, таким образом, оно остается за гранью наших знаний. Большинство страхов происходит от невежества; а человечество, приходится признать, еще весьма во многом невежественно. В прежние времена люди боялись грома и молнии, считая их гневом богов, сегодня наши страхи распространились дальше. Так было, и так будет: за каждым новым открытием будет новая неизвестность, а значит, всегда будет повод для страхов у тех, кто к этому склонен. Знание же — лучшее лекарство от страха: знание того, что после гибели тела жизнь продолжается. Такая же сознательная жизнь, как и в физическом мире.

Вторая причина вытекает из первой, и она не менее очевидна. Ограниченность знаний приводит к тому, что люди отожествляют себя исключительно со своим телом. Находясь в физическом мире, люди, в большинстве своем, не могут воспринимать ничего вне его, а значит, у них остается только то, что можно потрогать руками. Так человек приходит к выводу, что материя, то есть его тело, первично, а личность, или же душа, как многие привыкли называть, вторична, либо же ее не существует вовсе. По сути дела, современное общество — это общество ублажающих свое тело. И хотя для нормального существования телу нужно не так много, люди не знают в этом меры. Они стремятся к удовольствию, как к самой цели, и, в конечном итоге, окончательно забывают, что все существование никак не может сводиться к золотым блюдам, кубкам и унитазам. В такой ситуации смерть тела действительно может показаться ужасной, потому что некого будет кормить из золотой посуды и сажать на золотой унитаз, — а ведь к этому было сведено все существование. Именно существование, потому что жизнью это назвать сложно. Подобный чрезмерно упрощенный пример был использован намеренно, ведь именно на таком примере очевидна абсурдность подобного рода существования. И все же огромное количество людей живет именно этим принципом — тратит всю жизнь на постоянное улучшение бытовых условий и обогащение. Само по себе стремление к лучшим условиям жизни нормально, — но, как и все хорошее, оно хорошо только в определенных пределах. Когда же оно охватывает всю жизнь и все стремления человека, оно становится пагубным. Человек превращается в слугу своего тела. И уже не тело служит человеку, а человек начинает служить ему. В такой ситуации самый большой страх — это потеря этого тела. Человек цепляется за него до последнего, ведь он уверен, что с исчезновением тела исчезнет и он сам, исчезнет его сознание и личность. Чем, больше мы начинаем привязываться к своему телу, тем больше начинаем бояться смерти. Куда больше, чем она заслуживает.

Напрашивается сравнение человеческого тела с одеждой, с рабочим костюмом. Вы можете очень любить свой костюм, тщательно за ним ухаживать и не желать одевать ничего иного. Это ваш любимый рабочий костюм, который вы носите год за годом. Вы тратите деньги на химчистку и средства от моли, но в какой-то момент теряете чувство меры и начинаете думать только о том, как сделать для вашего костюма больше. Средства ухода за ним становятся все дороже, и в какой-то момент на это начинает уходить уже вся зарплата. Приходится нанимать несколько человек, специалистов по уходу, охранять костюм, и даже работать в нем становится страшно: вдруг появится пятно, вдруг протрется. Но неминуемое все равно происходит — костюм постепенно изнашивается, и все чаще вас посещает мысль, что однажды костюм станет совсем ветхим и непригодным. Эти мысли не дают покоя, пугают, лишают сна, вводят в депрессию. Пример снова утрированный, но он позволяет наглядно показать ситуацию. Вещь подчиняет себе человека. Но хуже всего, что для сохранения товарного вида своих костюмов люди идут на всяческие гадости и подлости, и это происходит повсеместно. Именно так быт убивает в человеке Человека. Вероятно, ситуация была бы иной, если бы люди осознавали, что любой, даже самый прочный костюм, придет в негодность, но вместо него мы получим новый, и, может, даже лучше прежнего.

Корень еще одной причины в том, что на протяжении очень долгого времени человечество пытались призывать к порядку и повиновению при помощи угроз и наказаний. Куда нагляднее любых моих слов будут строки бессмертного Данте Алигьери, который в «Божественной комедии» описал муки ада. Я позволю себе несколько цитат (Данте Алигьери, «Божественная комедия», перевод М. Лозинского):

Там вздохи, плач и исступленный крик
Во тьме беззвездной были так велики,
Что поначалу я в слезах поник.
Обрывки всех наречий, ропот дикий,
Слова, в которых боль, и гнев, и страх,
Плесканье рук, и жалобы, и всклики
Сливались в гул, без времени, в веках,
Кружащийся во мгле неозаренной,
Как бурным вихрем возмущенный прах.

……………………………………………………

И понял я, что здесь вопят от боли
Ничтожные, которых не возьмут
Ни бог, ни супостаты божьей воли.
Вовек не живший, этот жалкий люд
Бежал нагим, кусаемый слепнями
И осами, роившимися тут.
Кровь, между слез, с их лиц текла
И мерзостные скопища червей
Ее глотали тут же под ногами.

……………………………………………………

Сквозь тьму не плач до слуха доносился,
А только вздох взлетал со всех сторон
И в вековечном воздухе струился.
Он был безбольной скорбью порожден,
Которою казалися объяты
Толпы младенцев, и мужей, и жен.
Я там, где свет немотствует всегда
И словно воет глубина морская,
Когда двух вихрей злобствует вражда.
То адский ветер, отдыха не зная,
Мчит сонмы душ среди окрестной мглы
И мучит их, крутя и истязая.

……………………………………………………

Тяжелый град, и снег, и мокрый гной
Пронизывают воздух непроглядный;
Земля смердит под жидкой пеленой.
Трехзевый Цербер, хищный и громадный,
Собачьим лаем лает на народ,
Который вязнет в этой топи смрадной.
Его глаза багровы, вздут живот,
Жир в черной бороде, когтисты руки;
Он мучит души, кожу с мясом рвет.
А те под ливнем воют, словно суки;
Прикрыть стараясь верхним нижний бок,
Ворочаются в исступленье муки.

……………………………………………………

О правосудье божье! Кто страданья,
Все те, что я увидел, перечтет?
Почто такие за вину терзанья?

smert-kak-metamorfoza-zhizni2

Страх перед адом — одна из причин неверия в жизнь после смерти, потому что мало кому хочется верить в будущее, где большая часть человечества обречена на вечные муки в аду. Я подчеркиваю: вечные. К сожалению, даже у людей, далеких от религиозности, зачастую на подсознательном уровне существует страх вечных мук, и, как следствие, отрицание посмертия как такового.

Если же отречься от шаблонов, которые вольно или невольно заполняют наше сознание к сознательному возрасту, то появится возможность взглянуть на смерть иначе. В данный момент я бы хотела отказаться даже от термина «смерть», потому что он сам по себе для многих имеет негативный характер, и прибегнуть к термину «метаморфоза». По сути, переход личности и сознания на другой уровень является ни чем иным, как естественной метаморфозой, через которую каждый человек проходит ни один раз.

Мы помним, что Учение рассматривает Вселенную, как живое существо, которое движется по своему эволюционному пути. Достигнув определенного уровня, Вселенная преобразовалась в субстанцию, которая в Учении называется Духом. Затем часть Духа преобразовалось в энергию —субстанцию более «плотную» относительно первой, и, наконец, часть энергии преобразовалась в еще более «плотную» субстанцию — в материю. Это стало началом нашей Вселенной в том виде, в котором мы ее знаем. Три плана во Вселенной существуют одновременно и тесно переплетены друг с другом, и последний из них — материя — это именно тот физический мир, который проще всего поддается исследованию доступными науке средствами. Разделение на три плана было необходимо для того, чтобы путем эволюции уже внутри этих планов Дух стал более совершенным, и чтобы так Вселенная вышла на качественно новый уровень. Эволюция идет по одному общему принципу — от менее высокоорганизованных форм к более высокоорганизованным, и среди последних — к появлению форм мыслящих, способных осознавать. На этом этапе материя становится инструментом и оболочкой для своего основного содержания — познающей, мыслящей и осознающей сущности. Развитие последней и приводит к эволюции Духа.

Осознающие существа живут на протяжении очень длительного времени, и за это время проходят через целый ряд метаморфоз. Самой первой метаморфозой, от которой нам удобно отталкиваться, является метаморфоза самой Вселенной и ее разделение на три плана. Появление же осознающих существ, как необходимого этапа развития, приводит к многочисленным метаморфозам уже внутри Вселенной. Жизнь человека, как осознающего существа, начинается с того момента, как из общей субстанции Духа выделяется его личная частичка, за эволюцию которой он отвечает. С этого момента личность человека подвергается целому ряду метаморфоз, благодаря которым в конечном итоге она обретает новые, более совершенные качества. Человеку дается возможность достаточное число раз пройти через физический мир благодаря физическому телу, и шлифовать, таким образом, свои духовные качества. Между перерождениями человек пребывает в мире энергии, где также ведет работу над собой. Причем здесь правильнее было бы сказать даже наоборот: в промежутках между этапами жизни в мире энергии человек проводит ограниченное количество лет в физическом теле. Это логичнее, поскольку в мире энергии человек проводит столетия, тогда как в физическом теле — лишь десятки лет.

Рассмотренное под таким углом, пребывание в физическом мире больше напоминает экзаменационную сессию, тогда как нахождение в мире энергии — процесс обучения. Здесь, в физическом мире, человеку надлежит проявить и закрепить свои лучшие качества, прежде чем перейти на новую ступень. В этом ключе было бы странно страшиться очередного перехода из одного состояния в другое и желать постоянно «сдавать сессию». Метаморфозы перехода из одного состояния в другое естественны, и происходят с каждым не единожды. Физическое же тело является очень важным, но все же только инструментом для работы личности над качествами Духа. И абсурдно было в такой ситуации тратить все свои силы и время на ублажение рабочего инструмента, а не на то, для чего он предназначен. Это все равно что воздвигнуть на Олимп топор или пилу и петь им гимны, вместо того, чтобы браться за работу и создавать нечто стоящее. И так же странно бояться сменить износившийся инструмент на новый и продолжить работу. Обо всем нужна забота, и о рабочих инструментах тоже, — но только в рамках разумного.

Переход из физического тела в тело энергетическое является для каждого человека некой пограничной линией, на которой подводятся итоги того, чего он достиг в жизни. Можно сказать, в этот момент он получает зачетку после пройденной экзаменационной сессии. Теперь можно оценить, насколько эффективно человек использовал отведенное ему в физическом мире время, чего он достиг в духовном плане, сумел ли что-то сделать для мира и людей. Однако здесь оценка происходит не с точки зрения какого-то всемогущего существа, которое решает дальнейшую судьбу человека, а с объективной точки зрения самой Природы. Опять же, это можно представить на примере работы клеток организма: если какая-то клетка работала неправильно, то это приводит к болезням всего организма и отдельных органов, других клеток. Таким образом, несложно понять, что клетка не выполняет возложенных на нее функций, и от этого страдает вся система. Так же происходит и со Вселенной: если разумные существа не успевают за темпами ожидаемого духовного развития, это ставит под угрозу существование всей Вселенной, — ведь у эволюции есть свои сроки, и текущий этап должен завершиться не позднее определенного срока. Есть определенные духовные критерии, которые должны быть достигнуты каждым разумным существом; и чем быстрее каждый человек достигает должного уровня, тем больше шансов на успех для всей системы. Мы все тесно связаны друг с другом, — и это больше, чем быть братьями: мы, в буквальном смысле, часть одного организма. И так каждый человек отвечает за то, здоров этот организм или болен, сможет ли он выжить или погибнет.

Итак, когда мы говорим о смерти, о метаморфозе перехода из тела в мир энергии, мы всегда должны помнить, что это следует воспринимать не как конечную точку, а как точку промежуточную, некоторый этап, по завершении которого мы должны достичь определенного результата. Существует всем известное латинское выражение, ставшее крылатой фразой, — Memento mori (лат. «помни о смерти», «помни, что смертен»). И это выражение является обращением к живым, потому что именно смерть является неким мерилом жизни. Человек понимает, что у него есть определенный срок, после которого его жизнь продолжится уже в другом русле, и что все, что нужно успеть, нужно успеть в этот срок. Ни один успешный проект не обходится без конкретного срока, и жизнь в физическом теле — точно такой же проект. К сознательному возрасту человек уже должен понимать, что этот срок существует, и что должны быть поставлены некие цели, которые должны быть достигнуты. Именно тогда сформируется адекватное понимание того, какими средствами это может быть достигнуто и какими темпами нужно двигаться. Жизнь в физическом теле — словно рабочий день: человек должен понимать, что необходимо встать в 7 утра, к 9 приехать на работу, к обеду закончить половину дел, а после вторую половину, и в 17 часов уехать домой, где он счастливо проведет время с семьей. Сроки, в которые произойдет метаморфоза, помогают грамотно и сознательно распределить свои силы и время, чтобы не оказалось, что к 17 часам еще ничего не сделано, и придется сидеть до полуночи. Иными словами, адекватное отношение к смерти дает возможность ценить жизнь, не тратить ее понапрасну, достигать благие цели в оптимальном темпе, наслаждаться процессом и успеть максимально много. И здесь не остается места для страха, потому что смерть — это вообще не об этом, смерть — это о жизни, о том, какой должна быть она и каким должен быть человек.

Здесь вспоминается неповторимая работа «Рыцарь, смерть и дьявол» (нем. Ritter, Tod und Teufel) — одна из трех «мастерских гравюр» немецкого художника Альбрехта Дюрера, созданная в 1513 году. «На гравюре облачённый в доспехи христианский рыцарь, в узком ущелье, в сопровождении дьявола со свиным рылом и Смерти — верхом на коне. Смерть держит песочные часы, чтобы напомнить рыцарю о краткости его жизни и тщетности усилий. Дьявол следует по пятам, готовый воспользоваться каждой ошибкой. Но всадник двигается по ущелью игнорируя или не глядя на существ вокруг него. Рыцарь демонстрирует абсолютное презрение к опасности и сомнениям, что часто рассматривалось как символ чести и мужества» (Википедия). Для нас же это может быть символом Человека, такого, каким он должен быть: Человека Духа, который не страшится препон, который взращивает в себе стойкость и нравственность; Человека, который знает, что на своих плечах несет всю Вселенную, и уверен, что это в его силах. Такой не поддается соблазнам, которые ползают под копытами его коня, и такой не убоится смерти, потому что она бессильна перед тем, внутри кого живет Вечность. Для такого человека и Дьявол, и Смерть — лишь помощники в пути. Первый воздвигает препоны, которые рыцарь преодолевает и становится сильнее, второй подсказывает об оставшемся сроке и помогает рассчитать силы на пути к Великому Замку.

smert-kak-metamorfoza-zhizni3

Вселенная не создала человеку ни одного врага, и все, что есть, существует только ради помощи в достижении цели. Когда человек осознает это, он начинает иначе смотреть на мир вокруг себя и на все препятствия, которые преодолевает. Вселенная стремится к совершенствованию, к новому витку эволюции, — и все, что происходит, происходит ради достижения этой цели. И даже сама смерть существует только ради того, чтобы продолжалась жизнь, чтобы эволюция шла в срок, а жизни людей не тратились понапрасну. Нам же остается только пересмотреть свое предвзятое отношение к смерти и наконец-то начать пользоваться ее неоценимой помощью.

© Амрадхари, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *