Судите и будьте судимы

sudite-i-budte-sudimy

Довольно часто из разных уст звучат слова «Не судите, да не судимы будете». Нет нужды указывать, откуда эта цитата. Некоторые, возможно, даже помнят, при каких обстоятельствах были сказаны эти слова. Сказаны тогда. Но очень любопытно понаблюдать, при каких обстоятельствах они говорятся сейчас. И кем.

Я слышал их много раз, — и в свой адрес, в чужих разговорах. Не раз они попадались мне в различных текстах или речах. В итоге я смог сделать основательные наблюдения и придти к интересным, но печальным выводам.

Конечно, их можно услышать от священников, а также от по-настоящему верующих людей. Но гораздо чаще — от тех, кто определённо подпадает под две следующие категории.

Первая — лица с сомнительной моралью, а часто и вовсе без таковой. Они используют эти слова как абсолютную индульгенцию. В их понимании, никто не имеет права осуждать тебя, какую бы гнусность ты ни совершил. Просто не имеет. Обосновать этого они не могут. Хотя некоторые пытаются. На вопрос «Почему?» они, назидательно подняв палец, отвечают «В Библии так написано!». При этом не все те, кто апеллирует к Библии, являются христианами, или даже вообще верующими. Но уж больно удобный принцип! Он так популярен, что уже давно перешагнул границы христианства и, можно сказать, вошёл в фольклор, как пословица. Однако даже те из его ценителей, кто причисляет себя к верующим христианам, чаще всего используют его просто для того, чтобы заставить замолчать своих критиков. Попробуй, укажи такому на его порок или безнравственный поступок, — и в ответ тотчас услышишь возмущённое «Не суди, и не судим будешь!». Имеется в виду — замолчи и не смей ставить мне на вид мою безнравственность. А не то!.. Нет, нет: под последними словами скрывается вовсе не угроза дать отпор. Тут всё гораздо смешнее. Когда кто-то вам это говорит, то имеется в виду, что если вы не закроете глаза на творимые им гадости, то это сделает вас грешником, и Бог вас осудит. Вас, не его. Иного определения, кроме «беззастенчивый цинизм», тут не подберёшь. Эти умники превратили Бога в банальную крышу. Принцип такой: Бог запрещает кому бы то ни было осуждать меня за мои пакости, и будет наказывать тех, кто всё же осмелится; ну а уж с ним самим я как-нибудь договорюсь. Вот такая удобная схема. Она позволяет таким людям оставаться в полной уверенности, что они имеют право грешить без угрозы осуждения, — то есть грешить в своё удовольствие и с комфортом.

Впрочем, представители этой категории, верующие ли они или нет, готовы честно выполнять и вторую часть принципа, — «…да не судимы будете», — предоставляя и другим право грешить с комфортом. Поэтому они нередко говорят прямо: «Ты не должен судить меня, а я не буду судить тебя». То есть абсолютно по правилу. Но ведь это ни что иное, как сделка. Ты не осуждай меня за мои гнусности, а я не буду осуждать тебя за твои; не будем мешать друг другу морально разлагаться, и все останутся довольны. Тоже очень цинично, в лучших традициях беспринципного барыжничества. Я называю это «давать бесстыдство в долг».

Самое печальное, что принцип, имеющий вполне определённое духовное содержание, в современном обществе активно используется для культивирования разнузданности и бесстыдства. И часто теми, кто называет себя верующими. Тогда как настоящие верующие, будучи людьми взыскательными, прежде всего, к самим себе, понимают, что замечания, указывающие на их пороки или неблаговидные поступки, следует принимать смиренно и с благодарностью, — а вот слова «не судите» они как раз относят к себе, и не торопятся осуждать других. Вот такая разница. Одни считают, что осуждать не должны их, другие считают, что осуждать не должны они. Это один из признаков, по которым можно с уверенностью отличить лицемерного гордеца и циника от по-настоящему верующего человека.

Вторая категория — те, для кого понятия «осуждение» и «ненависть» являются синонимами. Причём чаще всего они сами не отдают себе в этом отчёта, поскольку не пытаются проанализировать свой подход. Однако когда они объясняют, почему нельзя осуждать, это становится вполне очевидным. Цепочка проста: осуждают того, кто думает или поступает неправильно, плохо – такой человек является вредным, опасным – поэтому он враг – врага естественно ненавидеть. Это логическая цепочка, вырабатывавшаяся в людях тысячелетиями и прочно засевшая в подсознании. Но представители второй категории ненавидеть не хотят. А цепочка-то работает в их подсознании. Поэтому они нашли простой выход: не судить. То есть сознательно не давать моральных оценок чужим словам и поступкам. И такой подход идеально вписался в библейский принцип. Или принцип вписался в него и превратился в его программный лозунг. При этом их не следует путать с верующими людьми, которых шла речь чуть выше. У тех нежелание осуждать идёт от смирения и высокой степени самокритичности, у этих — от подсознательной боязни выпустить наружу свою агрессию.

Их подход просто трагичен. Ведь на самом деле дать отрицательную моральную оценку чужим действиям — то есть придти к выводу, что человек поступает плохо — вовсе не значит плохо относиться к этому человеку. Можно осуждать без злобы и ненависти. Но эти люди так не умеют. Они не хотят ненавидеть, они боятся скатиться до ненависти. И вместо того, чтобы постараться преодолеть порочную подсознательную программу и научиться осуждать без ненависти, они просто убегают, закрывают глаза, запрещают себе давать моральные оценки. Причём требуют того же и от других. Хотя нет! Положительные оценки они дают, и охотно. То есть судят. Но лишь в тех случаях, когда вердикт не может оказаться отрицательным. И это служит убедительным свидетельством того, что они не против суждения как такового, и боятся не его, а чего-то тёмного, что гнездится в них самих и вылезает наружу, стоит им кого-то осудить. Это не лицемерие, а душевная слабость. Слабость, трагическая потому, что она заставляет людей бояться оценивать происходящее с моральной точки зрения. А это то же самое, что ослеплять себя. Потому что огромная часть нашей жизни и нашего развития состоит из познания добра и зла, умения давать им верные оценки и на основании оценок делать моральный выбор. Отнимать у себя такую возможность — значит калечить свою душу и совесть. Ещё эта слабость трагична потому, что вместо борьбы с гнездящейся в них агрессией эти люди бегут от неё, стараются её не видеть. Да, они миролюбивы, — но могут следовать своему миролюбию лишь ценой морального самоослепления. Так человек, боящийся, что, разозлившись, он кого-нибудь зарежет, ампутирует себе руки, чтобы исключить такую возможность. Только это не выход. Тут нужно не отрезать руки, а менять себя, учиться не впадать в ярость. А для этого надо научиться лучше относиться к людям, не ненавидеть их в глубине души. Так действительно будет лучше для всех.

Вот такие две категории любителей принципа «Не судите, да не судимы будете» я выделил по итогам своих многолетних наблюдений. Они очень разные. Первые, в большинстве своём безнравственные циники, не хотят, чтобы судили их; вторые, в большинстве своём люди миролюбивые, но со скрытой агрессией, боятся судить сами. Общее же у них то, что в их устах этот принцип превращается в инструмент отрицательного делания, а не положительного.

Что я могу предложить в качестве альтернативы? Я могу предложить следующее. Не бойтесь судить. Просто учитесь делать это без ненависти. Не закрывайте глаза. Если бояться назвать зло злом, с ним будет невозможно бороться. Не бойтесь позволить другим судить вас. Ведь плохое — это плохое; и грязь не перестанет быть грязью, если запретить её так называть. Здоровое осуждение со стороны других людей — хорошая возможность обратить внимание на свои недостатки и стимул для того, чтобы преодолеть их. Просто надо этого хотеть. Ну а способность выносить моральные оценки — это драгоценная способность, ради обретения которой приходится потрудиться, познавая мир и людей, и которую зачастую приходится выстрадать. Без неё невозможно стать полноценной, состоявшейся личностью. Не отнимайте эту способность у себя, и не запрещайте другим ею пользоваться. Судите и будьте судимы. Это нормально. Это как лекарство от зла и порока. Только учитесь применять его правильно.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *