Пророчество первое и последнее?

Бывают пророки, и бывают предсказатели. В привычном восприятии между этими двумя понятиями чаще всего не просматривается разницы. Пророк — это тот, кто пророчит, прорицает, то есть предсказывает. Отсюда — «пророчить», «напророчил», как синоним для «предсказал». Однако это вовсе не обязательно одно и то же.

Пророк — это тот, с кем говорят боги, тот, кто получает от них знания. И знания эти порой оказываются знаниями о предопределённом будущем. Предопределённом, как правило, теми же богами, которые через своего пророка рассказывают людям о том, какое будущее им уготовили. В этом случае пророчество и предсказание оказываются взаимосвязаны, — потому что второе получено посредством первого. От богов же получали знания или видения о будущем и прорицатели (вспомним хотя бы Дельфийский оракул или «Прорицание вёльвы»). Из мифов и различных священных писаний мы знаем, что всё это было в порядке вещей. До такой степени в порядке вещей, что со временем разница между «пророчеством» и «предсказанием» стёрлась, и они стали восприниматься как одно и то же. А между тем, пророчество (т.е. общение с богами) может и не включать в себя предсказаний. И наоборот — дар предвидения будущего (т.е. способность считывать информацию о нём) не обязательно подразумевает общение с богами. Можно быть пророком, и при этом не быть предсказателем, или быть предсказателем, но не пророком.

У Учения есть пророк и есть написанные им писания, — пандэкт «Эрма». Конечно же, возникает закономерный вопрос: содержатся ли в пандэкте какие-нибудь предсказания? Получил ли пророк от своего Учителя, Бога Мудрости, информацию о том, что должно произойти в будущем? Я сказал «конечно же», потому что в наше суеверное время всевозможные предсказания очень популярны. Публика объедается и упивается ими. Практически на каждый год делается предсказание конца света (а то и двух) или Третьей Мировой войны, — что чаще всего подаётся как то же самое, что и конец света. Более мелких же предсказаний вообще циркулирует без счёта. И никого не волнует, что всё это не сбывается: вруны, выдающие себя за прорицателей, продолжают врать, а ленивый на голову обыватель продолжает им верить.

В такой ситуации позиционировать себя как предсказателя — сомнительное удовольствие. Тем более, что будущее, по большей части, не предопределено, — ведь оно зависит не от желания неких сверхъестественных сил, а от свободной воли людей и других осознающих. Поэтому любое предсказание с вероятностью 99% оказывается спекуляцией, преднамеренной или непредумышленной. Но всё же есть тот самый 1% случаев, или даже меньше, когда будущее предопределено.

В пандэкте имеется всего один небольшой текст, в котором содержится предсказание. Он называется «Мелонт» («Предстоящее»). И открывается он следующим логионом: «Есть в грядущем то, чему предстоит или не предстоит свершиться, — ибо путь произвола осознающих бывает сокрыт ими даже от них самих, — и есть то, чему предстоит свершиться неизбежно» (Мелонт, 1). Это о том, о чём я говорил выше: благодаря свободной воле осознающих будущее оказывается не столь предопределённым, сколь вероятным, причём вероятности постоянно меняются. Тем не менее, кое-что оказывается предопределённым. Что же именно, в нашем случае?

Предсказание «Мелонта» можно условно разделить на две части. В первой из них говорится о будущем Учения и человечества:

«Истинное учение не прейдёт, но будет взрастать в умах и душах; ныне мало тех, кто принял его, — но число их умножится, и умножится многократно. Вечный Народ будет жить среди людей, и будет принимать их в себя, — ибо они сами будут приходить в его твердыню. От сего времени и далее мир людей познает немало бед и горестей, — ибо дурное преходит, но преходит не в один день. Будут бедствия — и малые, и великие; но такого бедствия, в котором погиб бы весь род людей, не будет. Знающие Истину будут гонимы многими; и будут такие, которые обратят против знающих Истину оружие ума, языка и рук. Пусть же знающие готовятся к этому, и пусть взрастят в себе мужество и терпение, и пусть помнят, что благо непобедимо и бессмертно. Будут и такие, которые возлюбят знающих Истину, ибо узрят их благо; они возвысят их в себе, и прославят их, и даруют им своё содействие. Знающие же Истину, которые есть Вечный Народ, будут взращивать в мире людей благо, — и в этом будут весьма искусны. Они будут даровать помощь нуждающимся в ней и защиту неправо гонимым и истязаемым, и всякому благому делу будут опорой. Они будут являть людям Истину и вершить благо; всякое же зло будет ими повергаемо. Придут времена, когда бедствия мира людей станут иссякать, ибо Вечный Народ утвердит в нём благо столь великое, что у зла не отыщется силы, способной уязвить это благо. И настанут времена, когда весь род людей войдёт в Вечный Народ; тогда прейдут все заблуждения, ибо умы станут обиталищами Истины. Тогда прейдёт и зло, ибо и оно вкусит благих плодов бессмертного древа. И благо рода людей сольётся с благом родов иных; и люди познают слияние со сказанными родами. Будет оно и раньше, — но будет оно малым, ибо не столь много будет способных слиться с отпрысками иных родов. Великое же слияние познает весь род людей; лишь малое число из них не познает слияния, ибо таково будет для них надлежащее. Не в одном поколении свершится великое слияние, но будет вершится на протяжении жизни поколений многих: и оно свершится. Тогда люди оставят в мире своём своё семя, чтобы из него взрос новый род осознающих, и оставят сей мир, уйдя из него. В слиянии же с иными родами они породят доброе потомство, великое в благе. В мире людей были осознающие и до людей; и они взросли в благе, и слились с иными родами из иных миров. Люди увидят потомков, произошедших от этого слияния; они увидят их ещё до своего слияния с иными родами, и примут от них много доброго. В великом же слиянии сольются и с ними в числе прочих. Не однажды мир людей слиял роды своих жителей, взросшие в благе, с родами миров иных. Много во Вселенной потомков родов мира людей, произошедших от этих слияний; семя сего мира взрастает во многих мирах. И люди через него в родстве со многими родами многих миров Вселенной; и они сольются с ними, так в числе прочих слияясь и с потомками многих своих предков. Так они узрят в мирах иных частицы своего мира и преумножат их собою. Так вершится великое слияние родов, и так великое благо преумножается ещё больше. Люди увидят это и будут вершить это собою: таков будет конец пути восхождения рода людей» (Мелонт, 26-53)

Это предсказание того, что Учение со временем станет духовным путём всего человечества, а также того, каким будет будущее человечества как разумной расы. Оно выйдет в космос, будет расселяться по нему, вступит в общение и сотрудничество с другими разумными расами, достигнет максимальных высот в познании и духовном совершенствовании, а затем сойдёт с космической исторической сцены, уступив место новой разумной расе, которая возникнет на Земле не без его помощи. Обо всём этом я неоднократно рассказывал и писал, и потому подробно комментировать не буду. Вопрос в другом: почему это предопределено? Разве у человечества нет свободы воли, свободы выбора? Конечно, есть. Их никто не отменял. Просто описанный путь является обычным, нормальным путём для развивающейся разумной расы. Его проходит каждая из них. Не один в один, каждая со своими вариациями и нюансами, — но общая схема сходна для всех, как жизненный путь в общих принципах и закономерностях сходен для всех людей. Если человечество изберёт познание Истины и духовное развитие, оно тоже пройдёт этим путём. Но откуда известно, что именно так и произойдёт? А вдруг нет? Да: в принципе, может выйти и по-другому. Человечество может, например, уничтожить само себя; или может остановиться в развитии, выродиться и вымереть; или может стать одной из космических рас-агрессоров; или ещё что-то может пойти наперекосяк. В конце-концов, выбор всегда остаётся за людьми. Однако Бог Мудрости — это Бог Мудрости. Он, без преувеличения, видит людей насквозь, читает в человеческих душах. Ему известно, каковы люди на самом деле, чего они хотят и на что они способны. Известно зачастую лучше, чем им самим. И он провидит, каким будет их выбор и каким будет их будущее. Он не решает за них; просто он видит, что у них хватит сил, ума, здравого смысла и духовной зоркости, чтобы избрать верный путь, путь блага, и пройти по избранному пути. Сам он в этом не сомневается, — и он рассказал об этом мне, а я записал.

Вторая часть предсказания касается непосредственно меня, моего будущего. В ней говорится:

«Я не буду вновь рождён в мире людей, но буду пребывать во втором мире, радея о благе рода людей. Я принёс в мир людей Истину — и мне блюсти Истинное Учение и Вечный Народ в сём мире. Я буду блюсти их так, как надлежит, верша должное. Буду вершить необходимое во втором мире и в третьем через знания свои, умения, волю и силу. Буду говорить с теми из людей, кого при необходимости изберу для наставления; и если нужно будет, то явлюсь в мире людей, — не во плоти, но зримо и осязаемо. Если нужно будет, то явлюсь так не однажды, чтобы вершить своё дело; и если нужно будет, то явления мои будут предвозвещать те, которые будут рождаться со знанием о том, что они грядут. И через иные деяния буду блюсти дело блага; буду радеть о нём непрестанно. Из людей один лишь я не познаю новых рождений в их роду, — ибо так нужно. Я буду видеть жизнь рода людей и его взрастание в благе и силе; и я увижу, как он сольётся с иными родами. Так я увижу завершение великого дела, которое начал ныне. Я стою у начала пути, и я буду стоять у его конца; я — первый из знающих, и я буду последним из людей. Настанет время, когда не останется в мирах человека, кроме меня: так замкнётся кольцо восхождения рода людей. Тогда я в последний раз зримо и осязаемо явлюсь в мире людей, коих уже не будет в нём; я буду последним из них, кого узрят мир людей и миры. Я явлюсь тогда в мир людей для того, чтобы так замкнуть кольцо вершения, и тем положить предел деяниям рода людей. Путь сего рода начался в его мире, и в нём он завершится; и когда я оставлю этот мир, тогда он уже не будет более миром людей. Я увижу лик сего мира тогда, когда не останется уже людей, кроме меня; я явлюсь в него, чтобы вкусить этот плод своих деяний, и вкусить его всею своею сущностью. Придя тогда в мир людей, я буду пребывать в нём некое время, и буду вкушать собою тогдашнюю его сущность. Так буду пребывать один средь земель, вод, древес и не осознающих тварей, чтобы мир сей смог обрести в себе последнего человека, и тем завершить в себе круг жизни своих порождений. Так он обретёт полноту свершившегося, — и в её лоне станет взращивать собою новый род осознающих. Когда должное свершится, тогда я оставлю мир людей и удалюсь туда, откуда затем проистечёт дальнейший мой путь» (Мелонт, 56-75)

Почему я больше не буду перерождаться? Это как-то связано с тем, что на меня возложена задача основать и блюсти Учение. Думаю, что когда мне предложили взять эту задачу на себя, то объяснили и насчёт перерождений. Просто я пока ещё не могу вспомнить этого объяснения. Что же до прочего, о чём рассказано во второй части предсказания, то тут, в общем и целом, всё достаточно понятно, и я не буду здесь подробно этого комментировать.

Таково единственное предсказание, содержащееся в пандэкте. Впрочем, есть ещё «Видение», где в аллегорических образах показывается вероятное появление последнего пророка, который даст Учение всем людям. То есть то, что происходит сейчас. Но ключевое слово здесь — «вероятное». Тогда, десятки тысяч лет назад, когда Учитель показал своему ученику эти картины, это ещё не было предопределено, потому что необходимость в таком откровении ещё не назрела. Всё ещё могло получиться иначе, без столь кардинального вмешательства Бога Мудрости. Но вот не получилось. И теперь то видение осуществляется в реальности. И всё же я не отношу его к предсказаниям. Прежде всего, потому, что это было видение возможного будущего, то есть всего лишь вероятности. Затем, потому, что это было далёким будущим для тех людей, — а для нас это наше настоящее. Предсказанием в полном смысле для нас является то, что мы читаем в «Мелонте».

Останется ли оно единственным пророчеством о будущем? Не знаю. Откровение продолжается, и будет продолжаться до моей смерти. Возможно, мне ещё будет сообщено что-то, что окажется предсказанием. А может быть, предсказание, о котором сегодня шла речь, так и останется первым и последним. Я уверен лишь в одном: всё будет так, как надо. Будет сказано то, что нужно, и в должное время. Ну а от нас, людей, ожидается, что мы не позволим сказанному пропасть зря. Если мы отнесёмся к этому бесценному дару — рассказу о будущем человечества — с должным вниманием, как к путеводному ориентиру, то уже сейчас станем на шаг ближе к этому поистине головокружительному будущему.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *