О бесстрастии

Вопрос: Является ли бесстрастие показателем высокого духовного уровня?

Ответ: На самом деле, нет.

Прежде всего, убеждение, что оно является таким показателем, бытует в нескольких конкретных религиях, и обусловлено их взглядом на мир и человека. Для примера возьмём буддизм. Согласно ему, всё то, что человек видит, воспринимает и переживает, есть иллюзия, порождённая страстями и привязанностями. Эта иллюзия причиняет страдания. Задача человека, по буддизму, состоит в избавлении от страданий (см. «четыре благородные истины»). Для того, чтобы избавиться от них, нужно избавиться от иллюзии и преодолеть свои страсти. Причём под «страстями» подразумевается не только отрицательное, но и положительное, — вообще всё, что затрагивает человека, заставляет его чувствовать, испытывать эмоции, переживать. Поэтому в буддизме бесстрастие, отстранённость ото всего считается показателем того, что человек преодолел путы иллюзии и близок к освобождению от цикла перерождений, сансары.

Когда буддизм и другие восточные учения стали популярны на Западе и на постсоветском пространстве, стало происходить то, что обычно и происходит в таких случаях: интересующийся духовными вопросами обыватель начал выбирать и усваивать те их элементы, которые оказались наиболее привлекательными для него, не особенно заботясь о целостности мировоззрения. Положение о бесстрастии стало выдираться из контекста и тиражироваться, без опоры на саму духовную концепцию, частью которой оно является. Проще говоря, во внимание не принимается тот простой факт, что буддийское бесстрастие хорошо именно для буддиста, поскольку вписывается в его картину мира и его понимание человека. Зато это выглядит круто, и, к тому же, в кинематографе и популярной литературе так ярко показаны невозмутимые восточные Учителя… Вряд ли ошибусь, если скажу, что эти образы стали частью поп-культуры, влияющей на представления того же обывателя, который во многом через неё составляет себе представление о духовности. К тому же, идея о том, что бесстрастие даёт возможность избежать страданий, привлекательна сама по себе. Не страдаешь сам, не переживаешь за других… Мечта эгоиста, которого не устраивает то обстоятельство, что его совесть ещё не умерла окончательно и что он всё ещё способен за кого-то переживать. Ну а облечь взращивание своего эгоизма в благородные ризы духовного совершенствования — это абсолютно в стиле современного самовлюблённого потребителя.

В действительности духовное развитие приводит к более глубокому пониманию бед мира и людей, к более глубокому сочувствию и искреннему состраданию им. Духовно развитый человек любит людей и воспринимает их боль как свою. То есть его привязанности и переживания, наоборот, усиливаются, а вместе с тем усиливаются и страдания. Он словно лишается кожи, и оголёнными нервами ощущает каждую колючую песчинку, каждый порыв ветра. Способность любить и сострадать — вот что является настоящим показателем высокого духовного уровня.

Кстати, пример этого мы находим в буддизме махаянского толка. Я имею в виду бодхисаттв, — великих просветлённых, из любви к людям и желания помочь им решивших не уходить в нирвану и остаться в мире страданий. Это противоречит самой сути буддизма, — но тем не менее. Даже в религии, призывающей избавляться от страстей и бежать от страданий, глубоко почитаются те, кто умеет любить и ради людей идёт на страдания. Истина прорастает сквозь иллюзии и берёт своё.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *