К вопросу о первородном грехе

История грехопадения Адама и Евы — наверное, одна из самых известных историй в мире, если вообще не самая известная. Хотя знать её — ещё не значит соглашаться с её смыслом. То есть с тем, что первая человеческая пара была абсолютно безгрешной до тех пор, пока не преступила завет Бога, что этим первые люди осквернились, и с тех пор их грех, называемый первородным, присутствует во всех их потомках, — то есть во всех людях вообще. Каждый человек рождается уже грешником. Казалось бы, младенец чист по определению, он ещё не успел нагрешить, — но нет: он грешен изначально, и ему уже необходимо искупать грех. Грех прародителей. Причём успех в деле искупления зависит не только от усилий человека, но и от милости Бога, без соизволения которого искупление не может состояться в любом случае.

Среди тех, кто верит в истинность библейской истории о грехопадении первых людей, встречается разное отношение к идее первородного греха. Одни просто принимают это, по принципу «Надо верить и не рассуждать — будем верить и не рассуждать». Другие позволяют себе быть недовольными, потому что считают несправедливостью ситуацию, когда новорождённый человек отягощён грехом, хотя сам в этом не виноват. Третьи считают это, наоборот, благоприятным фактором, потому что сознание врождённого греха с младенчества приучает человека к смирению, внушает ему чувство ответственности перед Богом, заставляет прилагать усилия к искуплению. В общем, как неоднозначна сама история, так неоднозначен и отзвук её в человеческих душах.

Однако и для тех, кто не верит в неё, вопрос об изначальной порочности человеческой натуры оказывается вовсе не праздным. Рождаемся ли мы абсолютно чистыми или нет? Если ребёнок вырос в плохого человека, то виновно ли в этом его окружение, дурное воспитание, отрицательный пример и т.п., или же это потому, что он уже родился с гнильцой? К слову, даже если верно последнее, то, во всяком случае, искупать ему предстоит собственные врождённые изъяны, а не вину отдалённых предков, — что немаловажно. Но откуда же, в таком случае, берутся эти изъяны?

Что на этот счёт говорит Учение? Рождается ли человек порочным, — или, выражаясь иначе, уже запятнанным грехом?

Ну, прежде всего, сама ситуация оказывается сложнее, так как ещё нужно разобраться, что следует иметь в виду под словом «рождается». Согласно Учению, мы живём не один раз, наши души переходят из тела в тело. Значит, в поставленном выше вопросе нужно разделять первое рождение и остальные. При первом рождении частица Духа, только вышедшая из мира Духа, ещё не жившая в физических телах, не сделавшая ни одного выбора и не совершившая ни одного поступка, ни хорошего, ни плохого, ещё не имеет ни заслуг, ни проступков. Но при этом в ней уже имеется и положительное, и то, что в дальнейшем станет почвой для отрицательного. Дело в том, что Дух, как душа Творца, содержит в себе его качества. Часть их является безусловно положительными, — это те благие наработки, которые Творец сделал на пути своего развития, ещё до претворения во Вселенную. Другая часть — то, что можно назвать несовершенствами. Это тот потенциал, которому ещё только предстоит превратиться в благие качества. Собственно, ради того, чтобы это могло осуществиться, Творец и преобразовал себя во Вселенную, и запустил в ней (в себе) эволюцию, приведшую, в числе прочего, и к появлению людей. Вероятно, это прозвучит странно, — но можно сказать, что мы, как и Вселенная, своим существованием обязаны несовершенствам Творца. Точнее говоря, необходимости их исправления.

Рождаясь первый раз, человек несёт в себе некий набор благих качеств Творца и его несовершенств. Едва ли можно в полной мере отождествить это с добром и злом. Ведь если благие качества — это добро, то несовершенства — это не то чтобы зло, а, скорее, нечто, что пока ещё не стало благом. Хотя в начале своего преобразования в благо несовершенства принимают вид отрицательных качеств, пороков, и дальше уже идёт работа по их преодолению и превращению в противоположности, — то бишь в добродетели. Таким образом, приходя в первую жизнь, каждый из нас обладает рядом благих качеств, имеющих сразу превратиться в добродетели, и рядом несовершенств, имеющих первоначально превратиться в пороки. Что и происходит в течение первой жизни. Как именно это происходит, почему у конкретного человека формируется именно его набор добродетелей и пороков, объяснить пока что не представляется возможным. Видимо, здесь играет роль огромное количество факторов, — условия жизни, окружение, воспитание, различные обстоятельства и так далее. Также не исключено, что к формированию тех или иных качеств человек может быть предрасположен изначально, — то есть как бы «запрограммирован» на это самой Природой. И если так, тогда этот процесс оказывается ещё сложнее, и ещё меньше поддаётся пониманию, — ибо мы не видим мотивов, причин, по которым Природа (т.е. её законы) наделяет человека теми или иными качествами при первом рождении.

Но как бы то ни было, вряд ли можно сказать, что человек изначально порочен. Он в первый раз рождается с несовершенствами, — как бы с некими моральными лакунами, не заполненными положительными качествами. В жизни они принимают вид отрицательных качеств. Иначе говоря, мы приходим в первую жизнь не с пороками (и уж точно не с грехами как набором совершённых в прошлом аморальных поступков), а с тем, чему ещё только предстоит стать ими.

Однако тут особенно важно понять следующий принципиальный момент. Мы приходим в этот мир именно для того, чтобы через познание и моральный выбор исправлять несовершенства Духа, превращать их в благие качества. Так мы участвуем во вселенском процессе внутренней эволюции Творца. И если бы в нас не содержалось этих несовершенств, не было бы и нас самих. Это означает, что наличие в нас несовершенств не является чем-то противоестественным. Противоестественным будет не исправлять их, идти на поводу у вырастающих из них пороков. Для наглядности сравню человека с фильтром, очищающим воду. В него поступает грязная вода, — и это нормально, на то он и фильтр. А вот если он не будет её очищать, это уже ненормально. Тогда он перестаёт быть фильтром, утрачивает своё предназначение и начинает приносить вред.

Итак, в первую жизнь человек приходит непорочным, — хотя и предрасположенным к тому, чтобы в нём взросли какие-либо пороки. Что и происходит. А далее, из жизни в жизнь, он будет бороться с этими пороками, со своими дурными качествами и недостатками, преодолевать их и «переплавлять» в положительные качества. Его перерождения закончатся тогда, когда он успешно справится с этой работой. Сколько ему на это понадобится жизней, полдюжины или сотня, зависит от него. От того, как охотно, целеустремлённо, старательно и упорно он будет над этим трудиться. Когда он достигнет максимально возможной степени совершенства своей частицы Духа, она возвратится в мир Духа, из которого когда-то изошла.

Ну а до тех пор в каждую следующую жизнь этот человек будет приходить с набором своих нерешённых проблем, — сиречь с теми пороками, от которых он ещё не избавился. И вот это уже совсем другая ситуация, нежели с первым рождением. Получается, что начиная уже со второго рождения он всякий раз приходит в мир, неся в себе свойственные ему отрицательные качества, которые будут так или иначе проявляться в его жизни. Поэтому можно сказать, что теперь он рождается не только несовершенным, но и заражённым определёнными пороками. Хотя я бы не назвал это первородным грехом. Во-первых, грех — это, скорее, поступок, а не качество. Грехи совершают, — что всё-таки подразумевает некое действие. Во-вторых, пороки конкретного человека — это именно его изъяны, а не ответственность за совершённый очень давно чужой проступок. В-третьих, как раз при первом рождении этих изъянов в нём ещё не было. Они появились позже.

Так каким же будет чётко сформулированный ответ? Рождается ли человек абсолютно чистым, или же несёт в себе первородный грех? Первородный грех, особенно в библейском смысле, — однозначно нет. Набор пороков, делающий его далеко не совершенным, — да.

О новорождённом ребёнке говорят, что он — чистое существо, только начинающее жить. Так и есть, — в том смысле, что он ещё не успел совершить ничего дурного, не успел ничем себя запятнать. В этой жизни не успел, а ответственность за грехи прошлых жизней в новую жизнь не переносится. В таком смысле он чист. Однако в нём присутствуют те отрицательные качества, которые он не смог победить в предыдущих жизнях. Они дадут себя знать, станут его — а по сути, не только его — проблемой, и ему придётся продолжить нелёгкую борьбу с ними. Конечно, многое будет зависеть от его окружения, которое может либо помочь ему в борьбе с его пороками, либо, наоборот, поощрить их. Хотя все мы знаем случаи, когда у хороших родителей и при достойном воспитании всё равно вырастает такое, что волосы встают дыбом. Почему так происходит? Видимо, в таких случаях имеет место проявление особенно сильных врождённых пороков, а воспитание оказывается не в состоянии подобрать ключ для решения проблемы.

Утешает лишь то, что проблема однажды всё равно будет решена. Возможно, не в этой жизни, и даже не в следующей, но будет. Полностью ли самостоятельно, при помощи ли других людей, человек её решит. И это не будет зависеть от милости какого-либо высшего существа. Потому что хотя мы и обречены на подобные проблемы с самой первой жизни, — иначе и жизни бы не было, — мы сильнее их, и сами в состоянии с ними справиться. Мы в состоянии превратить то худшее, что в нас есть, в лучшее. Это чудо, подвластное нам: чудо человеческой воли. Нет такого порока, такого морального изъяна, хоть трижды врождённого, который устоял бы перед нашим искренним намерением стать лучше. Будь это не так хотя бы для одного человека, сама Вселенная не могла бы существовать.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *