Двадцатидневье IX, 2

dvadtsatidneve-ix-2

Кто желает блага, тот должен желать блага, равного миру (Двадцатидневье IX, 2)

Можно ли быть счастливым в одиночку? Можно ли быть хорошим человеком, желая добра только себе и своим близким? Можно ли выжить, если мир исчезнет?

На все эти вопросы есть только один ответ: нет. Человек не сам по себе. Он частица мира. Он — живая клетка в этом живом организме; клетка, которая живёт благодаря организму, и в которой тот, в свою очередь, нуждается. Наш мир породил человека в трудах и муках эволюции, обеспечил его воздухом, пищей, одеждой, топливом и вообще всем необходимым, и теперь терпеливо сносит все ошибки и бесчинства своего творения. Творение же должно понимать, чем оно обязано миру, и понимать, что оно связано с миром в единое целое и что у них общее благо.

Животное заботится о себе, своих детёнышах, своей стае или стаде. Это инстинктивное, и от него большего не требуется. Но человек имеет активный разум, позволяющий познавать и созидать, он имеет глубокие чувства, замечательные и разнообразные способности и таланты. Должен ли он при всём этом жить как животное, ограничиваясь заботой о благе своём или своего «ближнего круга» и используя все свои великие дары лишь для этого? Если бы это было так, вряд ли он вообще вышел бы из животного состояния. Очевидно, что он существует для чего-то гораздо большего.

Мы отличаемся от животных тем, что способны не только брать от мира, пользуясь его благами, но и давать ему что-то от себя, созидать, творить, делая его лучше. В этом — предназначение человека; для этого ему даны его великие дары. Человек живёт для того, чтобы сделать лучше себя, других людей, общество, весь наш мир, и в перспективе — Вселенную. И он способен на это. Он способен объять мир своим разумом и чувствами и сделать его прекраснее, совершеннее. У каждого из нас есть всё необходимое для этого. Нужно только хотеть и стараться. Замкнуться на себе и своём «ближнем круге, будь то семья, друзья, отдельная нация или государство, — значит потерять свою сущность, утратить себя. Это — эгоистичное благо, слишком мелкое для такого существа, как человек. И такое благо слишком легко превращается в зло. Нужно стремиться к благу всеобщему, благу всего мира и всех людей. Слишком большой масштаб, слишком большой труд? Нет. Масштаб, естественный для человека, и труд, который ему по плечу. И когда заботишься о благе и счастье всего мира, то тем самым заботишься о благе и счастье своём и своих близких. Ведь все мы — частицы мира, частицы единого целого. И подлинное благо — это благо, единое для нас и для него.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *