У истоков добра и зла

u-istokov-dobra-i-zla

Существует масса определений того, что является добром, а что злом. Оно и неудивительно: люди во все времена доискивались ответа на этот вопрос, — вопрос, конкуренцию которому по важности и популярности может составить, наверное, только вопрос о смысле жизни. Но хотя вариантов ответа предложено и много, ни один из них не оказался настолько убедительным, чтобы устроить всех, или хотя бы значительное большинство. Впрочем, тут необходимо сделать оговорку: если судить по моральным критериям, то можно сказать, что единая общая точка зрения выработана, и уже давно. Во все эпохи и у всех народов и культур бытовали и бытуют схожие — за исключением некоторых нюансов или частных случаев — представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Например, любовь, доброта, щедрость, честность, верность, храбрость, мудрость, свобода, безопасность, миролюбие, — это хорошо, а ненависть, злоба, жадность, лживость, предательство, трусость, глупость, неволя, опасность, насилие, — плохо. Казалось бы, общий язык найден. Однако на деле выходит иначе. Люди со столь сходными моральными понятиями враждуют между собой столь же долго, сколько существуют эти понятия. Почему же? Потому, что самих этих понятий недостаточно. Они представляют собой лишь верхушку айсберга, — так сказать, то, что мы имеем на выходе, как результат. Что же лежит в основании айсберга? Картина мира, из которой, собственно, эти понятия и вытекают. Какая картина мира? А вот в этом и заключается проблема. Не «какая», а «какие». Их много. Очень много. И все они разные. Соответственно, столь же много и различных обоснований, подводимых под сходные моральные понятия. Именно обоснования играют главную роль. Их различие и приводит к несогласию. Поясню это на несколько утрированном — для наглядности — примере. Два человека носят одинаковую одежду; казалось бы, противоречий нет. Но они подерутся, не согласившись в том, почему нужно носить именно такую одежду.

Попытки делать выводы об идентичности опираясь лишь на внешнее сходство дают иллюзию отсутствия противоречий. Только иллюзию. И держится она до первого кризиса, как дымовая завеса держится до первого порыва ветра. Поэтому различные социальные и духовные объединения, основанные на принципе внешнего сходства взглядов, либо оказываются ненадёжными и недолговечными, либо застревают на этапе становления. Это естественно. Потому что в данном случае схожие внешне понятия — даже не вершина айсберга, а всего лишь промежуточный признак. Они вытекают из различных базовых основ, — то есть из различных мировоззрений; а различия в представлении об устройстве мира и предназначении человека приводят к различиям в понимании целей и методов их достижения. Вот здесь и начинают выказывать себя противоречия, ведущие к конфликтам. Попытки совместить что-то, основываясь лишь на внешнем сходстве моральных и философских понятий, не выдерживают проверки практикой.

В последнее время становится всё популярнее мнение, что объективных критериев для различения добра и зла — и, следовательно, объективной морали — не существует, и что всё это может быть только субъективным. То есть хорошо или плохо то, что представляется таковым данному конкретному человеку в данных конкретных обстоятельствах. Эта точка зрения чрезвычайно удобна для эгоистов, негодяев и аморальных личностей всех мастей, потому что даёт неограниченную санкцию на любую форму разнузданности и на любые злодеяния, а также для гордецов и мегаломанов, желающих видеть мир вращающимся вокруг них. Но с позиции здравого смысла она абсурдна, поскольку вырывает человека из контекста Природы и её законов, — так, словно он сам по себе, и эти законы на него не распространяются. А ведь человек — часть Природы, плоть от её плоти; он — один из факторов эволюционного процесса. Этого нельзя отменить словами «Я не согласен!». И несложно понять следующее: что хорошо для Природы, то хорошо и для человека как её частицы. Другими словами, объективные критерии определения добра и зла и объективная мораль существуют. Они заложены в Природе, в её законах.

Согласно Учению, благом является то, что полезно для Природы (в масштабах нашей планеты, Вселенной или Бытия), что содействует эволюции и созиданию. Злом же является то, что всему этому препятствует и ведёт к разрушению. На уровне планеты и на уровне Вселенной зло имеет, так сказать, локальный масштаб, и представляет собой частные случаи проявления глобального принципа зла. Глобальный принцип имеет глобальный масштаб, и проявляется он на уровне Бытия, в виде тенденции к появлению небытия. Проще говоря, это тенденция к глобальному разрушению. Ему противостоит эволюция, которая совершенствует Бытие и не позволяет разрушительным процессам усилиться до степени, угрожающей существованию Бытия. То есть эволюция, созидающая и укрепляющая жизнь, — это благо, а разрушительные тенденции, препятствующие эволюции и угрожающие жизни, — это зло. Это справедливо и для уровня Бытия, и для локального — по отношению к беспредельности Бытия — уровня нашей Вселенной, и для ещё более локального уровня нашей планеты. На каждом из этих уровней эволюционные процессы борются с разрушительными процессами, которые есть ни что иное, как попытки небытия проявиться.

Человек тоже является полем битвы этих двух сил. С одной стороны, в нём содержится Дух, — наиболее совершенная из субстанций Мироздания, душа Творца, носитель и проводник вселенских принципов, двигатель эволюции и, в то же время, её цель как объект совершенствования. Эта благая сила проявляется в человеке с уровня более глубокого, чем уровень подсознания (в Учении это называется Духосознанием), формируя то лучшее, что в нас есть. Это та общая, единая для всех основа, которая даёт нам ощущение, — часто неосознанное, — помогающее различить, что является добром, а что злом. Именно этим и объясняется общечеловеческое сходство представлений о добре и зле, пороках и добродетелях. Так проявляется то, что заложено в Духе, частицы которого, пребывающие в разных телах, в то же время образуют единое целое. Люди всегда чувствовали это, — но не умели правильно объяснить. Однако объяснение было необходимо; поэтому разные культуры и религии давали этому свои истолкования, выводя их из картины мироустройства, какой она им представлялась. Отсюда — различающиеся обоснования сходных моральных понятий и принципов.

С другой стороны, в человеке присутствует и тенденция к проявлению небытия. Это худшая часть нашей натуры; то, что принято называть «тёмным началом». Оно очень активно; и между ним и тем, о чём говорилось выше, идёт постоянная борьба. При этом для человека недостаточно просто определить, где благо, а где зло, но нужно ещё и сделать правильный выбор, — выбор в пользу блага. А это зачастую оказывается самым трудным.

Каждый из нас является частицей Бытия, и в каждом из нас действуют две борющиеся в нём силы: сила совершенствования и сила разрушения. Эти силы не вложены в нас неким высшим существом, действующим по своему произволу; не являются они и тем, что мы вырабатываем в себе сами. Они присутствуют в нас изначально, поскольку присутствуют в Природе; они всегда были, есть и будут в нас. То, частью чего является наша Вселенная, сама наша Вселенная, наша планета и сам человек есть разные уровни структурной организации Бытия. Действующие в нём основные законы — как четыре Великих Начала, так и принцип борьбы эволюции и тенденции к проявлению небытия — работают на всех этих уровнях. В человеке они работают так же, как и на уровне Вселенной, действуя напрямую, без посредства каких-либо сверхъестественных посредников. Человек есть Бытие, и в нём действуют законы Бытия. Это значит, что нам не нужно далеко ходить в поисках вселенских — и даже более: всебытийных — истоков добра и зла. Они в нас самих. Мы постоянно находимся у этих истоков, неся их в себе, и черпаем из того, из которого хотим черпать.

Но хотя человек и является лишь одним из уровней, на которых происходит эта борьба, одним из полей битвы, имеется одно важнейшее обстоятельство: он — поле битвы, которое осознаёт себя. Даже Творец (т.е.наша Вселенная) в настоящее время не осознаёт себя как личность, — а человек осознаёт. Более того: он способен не только познавать мир и себя и осознавать происходящее, но и делать волевой выбор между добром и злом. То есть, иными словами, он способен их контролировать, — в себе и вокруг себя. Он, наравне с другими осознающими, есть та активная сила, которая решает, быть ли ей самой благом или злом, и тем самым определяет будущее Вселенной. Собственно, осознающие как раз и представляют собой основную сферу проявления разрушительных тенденций, — а значит, и основную сферу действия того, что им противостоит. Во всей остальной, неосознающей Природе, тенденция к проявлению небытия выражена не так ярко; лишь в осознающих, благодаря их свободе воли, она разворачивается в полную силу, и борьба достигает высшего накала.

Хотя человек, в сравнении с Бытием, Вселенной и Землёй, кажется самым незначительным из полей битвы между добром и злом, в действительности это не так. Он находится на переднем крае этой битвы, и именно он, вкупе с другими осознающими, принимает на себя главный удар. И важнейшие победы над силами разрушения одерживает именно человек, — прежде всего, в себе. Потому что каждый из нас несёт в себе два истока: исток добра и исток зла, — и не только сам пьёт из того, который избирает, но и орошает из него мир. И сад мира приносит те плоды, которые вырастают благодаря нашему орошению. Тут можно сказать просто: какой плод ты взращиваешь в себе, такой взрастишь и в мире. Только от нас зависит, жизнь или смерть будут нести плоды нашего общего сада.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *