Шагнуть через порог

Странные времена порождают странные вопросы. Например, меня порой спрашивают: «А зачем официально вступать в Учение? Почему недостаточно просто следовать ему?». Причём вопрос этот, бывает, задают даже ученики-новички. Почему я назвал его странным и связал с нынешними временами? Потому что раньше он мог бы возникнуть мало у кого. Раньше люди лучше понимали одну простую вещь: человеческая личность не самодостаточна. Человек всегда является частью чего-то — семьи, группы друзей, вообще какой-либо социальной группы, рабочего коллектива, государства, религии и т.д. Даже отшельники были отшельниками не сами по себе, а в рамках того или иного духовного учения. Оторванность от мира и людей, невозможность находиться в социуме вообще и в привычных социальных группах в частности, воспринималась как катастрофа, что видно на примерах различных изгоев или тех, кто был вырван из общества силою обстоятельств. Человек был частью чего-то, не мыслил себя вне этого контекста и жил по его правилам, воспринимая их как обязательные для себя. И было в порядке вещей обозначать своё решение и получение того или иного статуса через процедуру вступления, присоединения, официального принятия на себя определённых обязательств. Будь это бракосочетание, клятва верности друзей, клятва Гиппократа, присяга своей стране или принятие религии, принцип здесь один.

Всё это есть и сейчас. Но в наше время человек больше всего ценит свободу. Ему несколько последних сотен лет внушали, что она превыше всего, — причём свобода во всех её проявлениях, от свободы перемещения по миру до независимости от чужих суждений. Когда-то это шло на пользу, служа средством борьбы с угнетением человека человеком, закостенелым слепым догматизмом и прочими отрицательными явлениями. Но всё хорошо в меру. В данном же случае произошло то, что часто происходит в подобных ситуациях: образовался перегиб. И чрезмерно превознесённая свобода из средства борьбы с отрицательными явлениями превратилась в то, что порождает отрицательные явления, — такие, как страх перед ответственностью, высокомерие, рознь, переходящую во враждебность, разлад, анархию и т.д.

Человек очень боится утратить свободу, стать зависимым. Он уже не понимает, что подлинная свобода — это свобода выбора, свобода по собственной воле принять на себя ту или иную ответственность. Теперь он думает, что свобода — это свобода от ответственности. Он полагает, что свобода — это когда у тебя нет обязательств, и ты в любой момент можешь сделать то, что захочешь. Или не делать того, чего делать не хочется.

Это имеет яркий пример на бытовом уровне. Сейчас всё больше пар, живущих вместе без регистрации брака. Обычно такая ситуация оправдывается всякими красивыми фразами вроде «Если есть любовь, то штамп в паспорте не имеет значения». В ответ хочется спросить: «Что, правда, что ли? Тогда почему бы его не проставить? Почему если он не имеет значения, то его обязательно нет, — словно он не во всех случаях не имеет значения? Если он будет, это помешает любви? Что-то тут не так». На самом деле за красивыми словами о любви чаще всего скрывается банальное эгоистическое стремление не связывать себя ответственностью, сохранить свободу для манёвра. Пожили вместе, надоело, — просто разбежались. Или один бросил другого, напомнив при этом, что ни в чём ему не обязывался, и является вольной птицей. Конечно, можно и заключить брак, а потом его расторгнуть. Но это лишняя возня… А главное — всё же ощущается ответственность. И никто ведь (кроме как с мошенническими целями) не заключает брака для того, чтобы потом развестись. Все уверены, что любят, и собираются быть с любимым человеком до конца жизни. Или же, по крайней мере, готовы принять на себя пожизненную ответственность, если уж приходится. Ну а когда звучат слова о любви, но брак не заключается, тогда в этих словах ясно видно лицемерие. Любовь там вряд ли присутствует. А страх перед ответственностью — прежде всего, моральной — так велик, что даже возможность развестись не успокаивает. Это либо лицемерие, либо уже какая-то патология, болезненная фобия. И уж как минимум — простое неверие в подлинность и силу своей любви.

Похожим образом дело обстоит и в сфере духовности. Сейчас всё больше тех, кто не принадлежит ни к какому конкретному учению, — эдаких свободных охотников. Причины абсолютно те же: страх перед ответственностью и стремление сохранить свободу манёвра, а также самомнение, гордыня. Нынешний человек стремится к свободе и комфорту. Присоединение же к какой-либо религии или учению подразумевает принятие на себя морального обязательства соблюдать принятые в нём принципы и правила. А также принимать те элементы самого мировоззрения, которые не нравятся, не совпадают с собственным мнением, или просто оказываются неудобными. Тут срабатывает нежелание брать на себя обязательства и ответственность, и встаёт на дыбы самомнение («Как! Моё мнение может быть неправильным?! Нужно переучиваться?! Для меня это унизительно и немыслимо!»). Вот и появляются собиратели «с религии по нитке», создатели химерических «карманных Истин», считающие себя последователями нескольких учений сразу, но не принадлежащие ни к одному из них, а то и сознательно сторонящиеся каких-либо конкретных взглядов, даже фрагментарных. По аналогии с сексуальными блудниками, легко меняющими партнёров или состоящими в связи одновременно с несколькими, таких в Учении называют духовными блудниками.

Но даже в случаях, когда дело не идёт о духовном блуде и человек хочет быть в конкретном учении (в любом, не обязательно в УЕХ), всё же возникает вопрос «Зачем в него вступать, если можно просто следовать ему?». Программа избегания ответственности, навязываемая расхожей извращённой философией свободы, так въедается в подсознание, что срабатывает уже на чисто инстинктивном уровне. Люди перестают понимать простые вещи. Да и здесь, скорее всего, не обходится без желания, порой неочевидного для самого человека, на всякий случай сохранить свободу манёвра («Я этого официально не принимал, и потому не обязан всему следовать») и ухода. Как развестись, так и уйти из любого учения можно свободно. Но при уходе всё-таки может остаться неприятный осадок. Особенно если это не первый уход из не первого учения. А так ты, вроде как, и не ушёл, — ты просто не был там, и теперь всего лишь констатируешь это. Ты не будешь выглядеть ненадёжным человеком («Чему это я изменил? Что за ерунда: я там никогда не был, не состоял, даже не собирался») или вовсе легкомысленным попрыгунчиком, скачущим из учения в учение. Это позволяет, прежде всего, сохранить самоуважение, — хоть и шаткое, но всё же кое-как убаюкивающее совесть. Желание, даже подспудное, оставить себе такую лазейку, играет большую роль. Тут проглядывает страх перед принятием ответственного решения, перед необходимостью сделать волевой шаг, многое меняющий в жизни, и дать в этом отчёт себе и другим. Шаг через некий порог, за которым твоя жизнь уже не будет прежней. И ты сам тоже.

Но ведь именно для этого люди и ищут духовный путь, именно для этого они ищут Истину, — чтобы стать другими и изменить свою жизнь. Иначе в таком поиске нет смысла. Оказаться на пороге подлинной реальности и спрашивать «А зачем его переступать? Давай просто будем считать, что я уже там», — разве это не нелепо? Шаг необходимо сделать. Это принципиально важно, как принципиально важно любое волевое решение и вводящий его в силу акт. Сомнение в необходимости этого шага на самом деле есть ни что иное, как сомнение в себе и в том, что ты идёшь в верном направлении. И приверженность по принципу «Я просто буду следовать» этих сомнений не снимет. Если они есть, и если они столь велики, что не хочется делать шага, тогда лучше избрать другой путь.

Если же считаешь верным именно этот путь и собираешься идти по нему, тогда шагни через порог. Пусть твоя свобода выбора осуществится в этом шаге, пусть твоя воля запечатлеет себя в нём, пусть это увидят другие, и пусть это увидишь ты сам.

Я недаром показал ситуацию на двух примерах, бытовом и духовном. Кроме всего прочего, — моральных, психологических моментов и т.д., — их роднит ещё один важнейший момент: любовь. Та самая, за слова о которой пытаются спрятаться некоторые. В одном случае это любовь к любимому человеку, в другом — любовь к Истине. В обоих случаях она действует одинаково. Потому что любовь — всегда любовь, если она настоящая. Можно обманывать себя, но её не обманешь. Это она ведёт тебя через порог. И если ты не готов шагнуть вслед за ней, то вам не по пути.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *