Сатанизм: трагический самообман

В христианском обществе сатанизм воспринимается как самое ужасное явление. Почему самое? Потому что христианский мир делится на две чётко разграниченные половины, и это издавна формулируется так: «Кто не с Христом, тот с Антихристом». Антихрист — представитель Сатаны, а Сатана есть зло в чистом виде, ибо он восстал против Бога. Таким образом, сатанисты есть те, кто не просто служит злу, но и восстаёт против Бога, следуя своему кумиру — Сатане. А что, с точки зрения христианства, может быть хуже? Сатанисты сами согласны с тем, что они противники Бога, — но вот со служением злу, с их точки зрения, всё не так однозначно.

Сатанизм имеет несколько форм. Принято считать, что он представляет собой идейное служение злу ради самого зла; но это лишь одна из его форм, — причём не самая распространённая. Потому что таких людей, которые хотят зла в принципе, не так уж и много. И как правило, это не вполне вменяемые люди, психопаты и тому подобные. Для них Сатана — это, скорее, просто символ их собственного желания творить зло и получать от этого удовольствие и, одновременно, его антураж. Чаще бывает так, что сатанисты считают благой силой Сатану, а Бога считают злой силой, узурпировавшей власть над миром и несправедливо обошедшейся с Сатаной, который в такой подаче выступает как воплощение принципа свободы. То есть добро и зло в этой схеме меняются местами, и такие сатанисты рассматривают себя именно как сторонников добра, а своё противостояние Богу — как революционную борьбу во имя освобождения мира от его тирании. Ну и кроме этих двух основных вариантов, в прошлом веке возникла модерновая концепция сатанизма, главный принцип которой выглядит так: «Делай что хочешь, но при условии, что это не мешает другим». Как видим, это уже мало отличается — если вообще отличается — от стандартного принципа сосуществования людей в демократическом обществе всеобщего равенства, являющемся самой популярной (хотя бы теоретически) в мире на сегодняшний день формой общественного устройства. Что ж: современные веяния влияют не только на старые религии как таковые, но и на сатанизм, заставляя и его перестраиваться в соответствии с социальной модой, адаптироваться под неё.

Так или иначе, сатанизм во всех своих формах — и как извращённое желание творить зло, и как проработанная идеология, претендующая даже на гуманность — подразумевает служение Сатане, более или менее целеустремлённое и активное. А оно, в свою очередь, подразумевает отрицание порядка, морали, и вообще того, что сатанисты отказываются считать благом. Даже в своей более мягкой, социально адаптированной форме сатанизм утверждает, что можно всё, если это не мешает другим. Конечно, здесь сразу же возникает вопрос: а может ли вообще быть так, чтобы то, что ты делаешь, не мешало другим людям? Ведь даже когда ты готовишь себе обед, запахи могут быть кому-то неприятны. Или если ты носишь одежду определённого цвета или фасона, всегда найдутся те, кого это раздражает, создаёт для них визуальный дискомфорт. Так что данный принцип, мягко говоря, сомнителен. Воплотить его в жизнь труднее, чем слетать в космос. Но это к слову. Суть же его в том, что при соблюдении озвученного условия позволительно всё. То есть он имеет в виду свободное удовлетворение любых желаний, даже самых порочных, превращая это, фактически, в цель жизни. Ограничительным фактором для одного человека здесь могут быть только желания другого человека. Причём человека конкретного. Приведу грубоватый, но зато понятный пример. Если сосед справа против того, чтобы ты устроил напротив его окон безобразную, извращённую сексуальную оргию с наркотиками, то ты не должен этого делать. А вот сосед слева не против, и даже сам готов принять участие в твоей оргии. В таком случае в ней нет ничего плохого. «Что? Аморально и противозаконно? Какая ещё мораль, какой закон? Мне так хочется, и мой сосед, такой же наркоман-извращенец, тоже не против, — вот мораль и закон». То есть рассматриваемый принцип, на первый невзыскательный взгляд выглядящий вполне человечным и приемлемым, можно сформулировать и так: деградируй вволю, теряй человеческий облик, гонясь за удовольствиями, и поощряй то же в других. Словом, апология эгоизма и порока, рассматриваемых как высшие ценности. И это ещё самая мягкая разновидность сатанизма, — то, что выглядит как сатанизм с человеческим лицом. Если приглядеться, то обнаружится, что лицо это в высшей степени уродливо.

Всё это было сказано к тому, что сатанизм в любой своей форме является идеологией, ориентированной на отрицание морали и блага. Поклонение и служение Сатане, лежащее в его основе, определяет для него принципы, методы, цели. Оно является душой сатанизма как мировоззрения. И самым трагичным здесь является то, что в действительности всё это является заблуждением, приводящим к самообману.

Сатана — это персонаж, выросший из специфически христианского переосмысления образа Дракона. В различных мифологиях и религиях Дракон выступает в разных обликах и под разными именами, — но общее для них то, что практически везде он рассматривается как злая сила или даже зло, существующее ради самого зла, то есть зло в чистом виде. А мы знаем, что в действительности это не так. Да, он искушает и подталкивает ко злу, — но сам его не вершит. Целью же искушений является необходимость научить людей делать сознательный волевой выбор между добром и злом, — и выбор должен быть в пользу добра. Это необходимо для совершенствования Духа, то есть души Творца, частицу которой несёт в себе каждый человек. Чем сильнее искушения, склоняющие человека следовать порочным желаниям, тем эффективнее совершенствуется Дух при их преодолении. Таким образом, Дракон содействует этому совершенствованию, усложняя человеку задачу. Таков механизм, действующий в Природе. В ней всё так или иначе подчинено задаче совершенствования Духа, ибо оно необходимо для будущего преображения Творца. Дракон — важная часть этого механизма. Его задачей является вовсе не вершение зла и разрушение, а наоборот: содействие тому, чтобы люди научились отказываться от зла и разрушения. Сам он прекрасно понимает свою задачу. Он понимает, что когда люди поддаются его искушениям и провокациям, тогда его задача не выполнена. И он страдает от этого, — потому что для любого элементала (а он является одним из них) смысл существования заключается в выполнении его предназначения. Для элементала нет ничего ужаснее и мучительнее, чем помехи в его деле.

Ну а сатанисты как раз это и делают. В отличие от Дракона (которого они воспринимают как Сатану), они не понимают его предназначения и его истинных целей. В их представлении всё просто: если он искушает, склоняет к следованию порокам, то подчиниться искушению — значит угодить ему. А заодно и себе. Убить двух зайцев одним выстрелом. Но на поверку оказывается, что только себе. Потому что ему нужно совсем другое. Ему нужно, чтобы люди не поддавались, чтобы они сопротивлялись ему и побеждали. В этом состоит его задача, этого он от них хочет. Потому что не поддаваться порокам и бороться со злом нормально для человека. Дракон, которого люди считают средоточием зла, это понимает, — а сами они часто не понимают. И зачастую само зло принимают за благо. Почему? Потому что им доставляет удовольствие поддаваться порокам. О добре и зле они судят с позиции эгоистов, по принципу «Что приятно и выгодно лично мне, то добро. Что мне мешает этим наслаждаться, то зло».

В результате создаётся ситуация, когда сатанисты заставляют Дракона страдать, полагая, что служат ему. Он хочет, чтобы они его отвергали, — а они его принимают. Это мешает ему выполнять его предназначение, и ему от этого плохо. Те, кто считает себя его преданными слугами, в действительности оказываются его мучителями. Да и в сущности, они служат не столько ему, сколько себе. Получается, что они вредят миру, ибо умножают в нём зло, вредят Дракону, ибо мешают ему выполнять его функцию, и вредят самим себе, ибо не дают себе быть нормальными людьми. Таков эгоизм: от него плохо всем. Даже самим эгоистам, — хотя они и предпочитают этого не видеть.

В пандэкте Учения есть текст, надиктованный самим Драконом. В нём он обращается к людям вообще и к своим поклонникам в частности, объясняя, что в действительности он порождён ради блага, и что люди должны бороться с ним, а не служить ему, и что те, кто пытается ему служить, на самом деле заставляют его страдать. Пересказывать здесь полное содержание его обращения не буду; интересующихся отсылаю к первоисточнику — митэвме «Катэкон» из книги «Эвор». Отмечу лишь, что это его первое прямое обращение к людям. Мне могут возразить, что он уже много раз общался с людьми, появляясь на шабашах и сатанинских ритуалах. Я отвечу: всё это россказни. Может быть, там кто-то и появлялся, — но это был точно не Дракон. Этот элементал вселенского масштаба не является по прихоти тех, кому хочется верить, что на их зов прибежит сам Сатана. Кто же тогда является? Да кто угодно. В мире энергии хватает существ, всегда готовых поморочить голову самонадеянным, но в то же время наивным гражданам.

Вот такова эта печальная ситуация. Сатанисты думают, что посвящают свою жизнь служению тому, кого считают своим патроном, и рассчитывают на получение от него награды, — но вместо этого заставляют его страдать. Потому что банально не понимают его истинной сущности и руководствуются исключительно собственными смутными представлениями о том, каким он должен быть. И попутно камуфлируя идеями сатанизма свои эгоистические интересы. Конечно же, ни о каком вознаграждении тут не может идти речи. Во-первых, Дракон не предназначен к тому, чтобы кого-то за что-то вознаграждать. Подобное попросту не входит в его функции. Во-вторых, он вовсе не стремится к власти над миром. Это из области мифологии. В-третьих, он отрицательно относится к своим мнимым слугам. Ведь это те, кто мешает ему делать его работу и причиняет ему огорчения и боль. Чувства, которые он испытывает по отношению к ним, — если можно назвать чувствами то, что испытывает элементал, — близки к возмущению, презрению и обиде. Это достаточно ясно ощущается и по тону надиктованного им «Катэкона».

Сатанизм — одно из величайших заблуждений в духовной истории человечества. Самообман, в который впадают те, кто мнит себя слугами и вассалами «властителя зла». Заблуждение, заставляющее их делать обратное тому, что им представляется. Сам Дракон заинтересован в том, чтобы это горестное заблуждение было развенчано. Горестное, без преувеличения, для всех. Когда это произойдёт, одной болезненной проблемой у мира станет меньше. И у Дракона. И у самих сатанистов. Они просто перестанут быт таковыми.

Хотя даже исчезновение сатанизма как явления вряд ли изменит тех, для кого важны не его идеи, а просто удовлетворение своих эгоистических прихотей и пороков. То есть лицемеров, под видом поклонения Сатане поклоняющихся самим себе. Думаю, они просто подыщут для этого другой антураж, вот и всё. Потому что одолеть худшую часть себя самого труднее, чем противостоять Дракону и одолеть его. Каждый человек — сам себе Дракон. И гораздо более опасный, чем тот, который Сатана.

Но не непобедимый. И это главное.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *