Вымирающий вид?

В последнее время я всё чаще слышу мнение, что бумажные книги отжили своё и что скоро они превратятся в никому не нужные предметы архаичной старины. Почему, по какой причине? Главным образом, потому, что они непрактичны. Читать гораздо удобнее с монитора компьютера, планшета, телефона или специального ридера. К тому же, целая библиотека электронных книг может уместиться на обычной флешке, и не нужны занимающие место книжные шкафы с вечно пыльными полками. Да и дешевле выходит. Ещё и леса не надо пускать на бумагу… Словом, одни сплошные плюсы.

Что ж, может быть. Только вот неувязка в том, что эти плюсы чаще всего преподносятся как нечто абсолютное. Нечто, что отменяет всё предшествующее как полностью утратившее актуальность. В действительности же это всего лишь альтернатива. Она актуальна только при определённых условиях. Так, читать с помощью электронных средств удобно далеко не всем. Чаще всего это используется как некий суррогат, тогда, когда читать бумажную книгу физически затруднительно. А стоит выйти из строя или просто разрядиться электронному ридеру, и вся библиотека становится недоступна. Книжные шкафы и полки занимают место в квартире, — но ведь оно в любом случае будет чем-то занято. Если, конечно, вы не собираетесь жить в абсолютно пустом пространстве между голыми стенами. Для того, чтобы производить книги, уже нет необходимости губить леса. Существует переработка вторичного сырья. Что же до дороговизны, то её можно понимать также и как доказательство ценности и нужности книг. Вообще, дороговизна книг — штука весьма относительная. Если сравнивать с их стоимостью, скажем, в Средние Века, то получится, что сейчас жаловаться особо не на что.

Очень интересно читать о том, как ещё недавно представляли будущее книг писатели-фантасты. Иногда это выглядит даже забавно. Например, есть один старый рассказ, написанный задолго до появления современных компьютеров, действие которого происходит в будущем, и один из персонажей жалуется, говоря, что работать с текстом электронными средствами неудобно, ибо эти средства громоздки, с их помощью ты долго и сложно ищешь нужный фрагмент текста и т.д., и что следовало бы изобрести что-нибудь получше. Другой персонаж отвечает, что всё уже давно изобретено, и демонстрирует бумажную книгу. Он объясняет, что книга легка, компактна, не требует энергозатрат, что в ней легко и быстро находится нужный текст, и что вряд ли будет создано что-то лучшее. За дословность пересказа не ручаюсь, но общий смысл именно таков. Конечно, для современного человека очевидна ошибочность тех представлений. В произведениях других авторов встречаются описания книг вполне привычного вида, но из других материалов, — например, тонкого и сверхпрочного бумагоподобного пластика. По их мысли, из таких книг будут состоять библиотеки будущего, предназначенные для обычного чтения, — тогда как электронные носители и документы будут использоваться, в основном, в работе. Ещё можно встретить описания того, как человечество перешло на использование каких-нибудь исключительно удобных, вместительных, компактных и прочных кристаллов-библиотек, но при этом немногие сохранившиеся бумажные книги воспринимаются как ценные раритеты и предметы роскоши. Встречаются и иные варианты. В общем и целом, мало кто описывает будущее без книг. И возникает вопрос: можно ли считать это провидением, наряду со многими другими описанными реалиями будущего, уже превратившимися или постепенно превращающимися в реалии нашего настоящего?

Сама тема книг и их ценности очень обширна, её можно развивать долго, рассматривая в деталях. Я же сейчас хочу просто коснуться её и поделиться буквально парой соображений по этому поводу.

Первое таково, что книги привычного для нас вида, так называемые кодексы, о которых и идёт речь, являются настолько важным историческо-культурным фактором, с ними связано так много, что отказ от них сделал бы непонятным огромное количество реалий. Да, можно жить не пользуясь книгами и даже не зная о них. Но это будет существование вне культурного контекста. Будет невозможно понять, например, тех, кто пользовался книгами в прошлом, понять связанные с этим переживания, историческо-социальные реалии, — от важности изобретения книгопечатного станка до значения издательского и книготоргового бизнеса, от переписывания и оформления древних кодеков монахами до советского самиздата, от сожжения запрещённых книг до книги с автографом автора как подарка, и так далее, и так далее. Возникнет такая лакуна в знаниях и восприятии, что достаточное понимание того, как сформировалось современное общество и цивилизация, будет вряд ли возможно. То есть книга — это не просто скреплённые вместе бумажные страницы с напечатанным на них текстом, а часть самой жизни и внутреннего мира человека, часть жизни и самосознания общества.

Второе соображение таково, что книги, опять же, не просто скреплённые вместе бумажные страницы с напечатанным на них текстом, предназначенные исключительно для того, чтобы содержать информацию, а нечто большее. Это вид изобразительного искусства. Оформление, отделка обложки, шрифты, иллюстрации и т.д., — всё это тоже книга. Всё вместе делает её дважды произведением искусства — как литературное произведение и как его художественное оформление. Мне искренне жаль людей, которые этого не замечают, и для которых книга — это только строчки текста на экране планшета. Они напоминают мне товарища Огурцова из знаменитого фильма, с его подходом к сценическому искусству, — выйти, сухо и официально изложить мысль и уйти. Какой спектакль, какая клоунада, зачем что-то как-то оформлять?.. Это можно сравнить и с одеждой. Зачем разнообразие, фасоны, цвета, модели, стили и прочее, когда можно всем носить серые практичные робы или комбинезоны? Или с едой. Зачем вся кулинария, вообще культура еды, рестораны, красивая посуда и прочее? Нарубите себе овощей в грубую глиняную плошку и ешьте, желательно каждый день, всю жизнь. Словом, аналогий можно привести сколько угодно. Хорошо сделанная книга — это не только бумажная площадь под текст, но и произведение искусства. Кто этого не видит и не понимает, тот теряет очень много.

При этом книга принципиально отличается от других произведений искусства. В сравнении с ней все они очень абстрактны (кроме, может быть, театра и кино). Даже картина или скульптура не несёт столько информации. Что уж говорить, например, об архитектуре… А о музыке или танце? Их восприятие сугубо эмоционально. Услышав великолепную симфонию, вы почувствуете что-то, и это что-то, возможно, вызовет какие-то изменения в вашей душе, — но едва ли вы сможете это понять и описать, хотя бы для себя. Беря в руки хорошо оформленную книгу, ещё и с хорошими иллюстрациями, которые являются произведениями сами по себе и при этом позволяют лучше воспринять текст, вы испытываете эстетическое удовольствие. А потом вы сможете дать себе отчёт в том, что узнали, поняли, чему научились. Книга — такой вид искусства, который дарит и эстетическое удовольствие, и эмоции, и пищу для ума. Даже если она будет не на бумаге, а на том же бумагоподобном пластике. Главное, что это — книга. А строки на экране электронного устройства — просто информация. Даже если произведение хорошее, всё равно теряется очень многое, целое богатство.

Если бумажные (или подобные им, хоть бы и пластиковые) книги выйдут из употребления, это окажется потерей целого направления в искусстве. Культура человечества станет беднее.

Для многих это уже произошло. Но подавляющее большинство людей всё же предпочитает взять в руки и открыть бумажную книгу, хорошо оформленную или наоборот, в простенькой тонкой обложке, но бумажную, а не пялиться в экран ридера, — если есть возможность в него не пялиться. Пользоваться исключительно электронными книгами, когда есть бумажная альтернатива, предпочитает больше то поколение, которое выросло с планшетом в руках но без культурного контекста в своей жизни. А бумажные книги по-прежнему востребованы, — чему свидетельством, в том числе, колоссальное количество бумажных изданий на полках магазинов и столь же колоссальные денежные обороты книгоиздательского бизнеса. Ну а бизнес не обманешь. Есть предложение — значит, есть спрос.

Конечно, электронные книги находят свою нишу, и она расширяется. Потому что они в ряде случаев действительно удобнее и практичнее, нежели книги бумажные. Однако уже начинать панихиду по последним явно преждевременно. Они будут существовать и использоваться параллельно с электронными, и вряд ли вымрут в обозримом будущем. В общем, я бы поставил на вариант номер два из приведённых выше примеров по писателям-фантастам.

Почему я сказал «вымрут»? Потому что согласно Учению всё является живым. Таким образом, книги могут рассматриваться как вид живых существ. Вымирает ли он? Не думаю. Уступает часть своего жизненного пространства конкуренту — да, безусловно. Почему нет, если конкурент где-то нужен и уместен? Но не вымирает. Вот только поклонники конкурента очень хотят всех убедить, что это так. И это уже не проблема книг, а проблема людей. Их расположенность к тому, что им нравится, часто проявляется как враждебность к тому, что им не по душе, — хотя оно им не мешает. Так вегетарианцы порой гневно клеймят тех, кто употребляет мясо, как и всё мясоедение в целом, тогда как им самим никто не мешает придерживаться вегетарианства. Так однажды на моих глазах поклонник Моцарта клеймил и громил поклонников Генделя, — хотя его никто не трогал. Просто у них не те вкусы, понимаете? И это, видимо, невыносимо. А вот сам я люблю обоих этих композиторов. И читаю книги с монитора компьютера, потому что другой возможности у меня нет. Я благодарен и рад тому, что существуют электронные книги. А в моей комнате стоят три шкафа, битком набитые книгами бумажными. Я больше не могу их читать, но продолжаю любить и ценить. Потому что одно другому, на самом деле, не мешает. Каждому виду — своя ниша. Не надо ревниво абсолютизировать, отрицая одно нормальное и полезное в пользу другого такого же. Иначе все мы рискуем много потерять и стать беднее.

© Атархат, 2020

One thought on “Вымирающий вид?

  1. Находится под небольшой угрозой (Least Concern, LC) — вид, который настолько многочислен, что сомнительно, что он самостоятельно попадёт под угрозу вымирания через десятки лет. С 2009 года к этому классу причислены люди.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *