Всего лишь инструмент души

Есть люди, которые отождествляют себя с телом. Для них человек — это туловище, голова плюс комплект конечностей и набор внутренних органов, костей, мышц, кровеносных сосудов, нервных окончаний. То есть то, что называют организмом. Ну а коли так, то и жизнь для них сводится, в основном, к жизни тела, интересы — к его потребностям, радости — к его удовольствиям. Даже у тех, кто воспринимает себя иначе, возникают ситуации трудного выбора, когда тело требует своё или подвергается опасности. Что уж говорить о тех, для кого тело — это всё…

А ведь в действительности оно всего лишь вещь. Такое же имущество, как, например, одежда. И вообще, сходство между ними не бросается в глаза лишь тому, кто ни разу об этом не задумывался. Мы стираем одежду и моем тело. Мы чиним одежду и чиним тело. Мы украшаем одежду и украшаем тело. И одежда, и тело со временем ветшают и приходят в негодность. Но очевиднее всего сходство проявляется, когда мы наблюдаем за движениями одежды. «Движения одежды» звучит немного странно, понимаю. Но ведь она двигается. Вы скажете «Двигается не она, а человек, на которого она надета». Совершенно справедливо. Она двигается, потому что её заставляет двигаться человек, находящийся внутри. Когда он её снимает, она остаётся лежать неподвижно, потому что она — просто вещь, и сама по себе двигаться не способна. И в точности то же относится к телу. Оно двигается только потому, что его заставляет двигаться человек внутри. И когда человек сбрасывает его, снимает как одежду, оно остаётся лежать неподвижно. Хозяин снял его и ушёл.

Представьте, что у вас есть любимая футболка, и что вы живёте ради неё. Нелепость? Не большая, чем идея жить ради тела, заботиться о нём, как о самой большой ценности, всячески его ублажать, ради его спасения идти на грязные поступки. Поразительно: кто-то всерьёз думает, что он — это кусок медленно портящегося мяса с несколькими килограммами костей, распиханных там и сям… И когда этот кусок мяса лишается жизни и лежит неподвижной гниющей кучкой, то где же то, что его оживляло? Где сам человек?

Я вовсе не хочу принизить тело сравнением с одеждой. Она — штука нужная. Я хочу показать, что очень странно низводить до уровня вещи самого себя. Объяснить, как нелепо ставить свою личность на одну доску с футболкой или штанами. А тело… Оно и впрямь похоже на одежду. Однако оно гораздо важнее. И при этом всё же остаётся вещью. Ценным инструментом.

Если просто задуматься, может ли жизнь даваться человеку лишь затем, чтобы он обслуживал тело, — тот самый кусок мяса, — то станет ясно, что это вряд ли. Жизнь даётся для чего-то большего. Для некой важной работы. Настолько важной, что ради её выполнения Природа произвела на свет целый разумный вид: человечество. Сомнительно, чтобы эта работа заключалась в выживании и бездумном увеличении поголовья. С подобными задачами неплохо справляются и животные. А для чего же существует человек? Для чего мы живём?

Мы живём для того, чтобы сделать лучше себя и мир. И таким образом сделать совершеннее Творца. Для этого нам даны интеллект, чувства, способности и таланты. И тело. Оно тоже инструмент для изменения себя и мира. А по совместительству — для порождения новой жизни, новых людей, которые тоже будут совершенствовать себя, мир и Творца.

Но что значит «тело — инструмент»? Как это понимать? Вот так и понимать, в прямом смысле.

Чтобы было доходчивей, я разложу это на несколько сфер деятельности. Одна из них упоминалась чуть выше: это воспроизводство. Чтобы частицы Духа могли совершенствоваться, им нужно жить во плоти. Поэтому рождение детей крайне важно. Они приходят в мир, получая тела. Другая сфера — познание. Мы познаём окружающий нас мир через наши органы чувств, — а они связаны с телом. Чтобы информация начала обрабатываться, ты должен увидеть, услышать, обонять, потрогать, попробовать на вкус. Следующая сфера — совершенствование мира, созидание, благие дела. Тут всё тоже просто и понятно. Все наши лучшие мысли, желания и намерения мы воплощаем в жизнь через тело. Мы говорим языком, пишем, лечим и строим руками, ногами идём туда, куда нам нужно. Конечно, мы можем делать и что-то плохое. Этим только подтверждается то, что тело — всего лишь безвольный инструмент, который может быть использован как во благо, так и во зло. Ещё одна сфера — изменение себя к лучшему, самосовершенствование. Тело постоянно ставит нас перед необходимостью выбора — в ситуациях искушений, в ситуациях опасности и т.д. А ведь именно через правильный выбор, свободный и волевой, когда мы преодолеваем искусы, страх, различные худшие свои качества, и даже инстинкты, если они мешают нам поступать по-человечески, мы и становимся лучше. В этом смысле тело становится для нас своего рода камнем преткновения, и тут мы совершенствуемся как бы по принципу «от обратного», отталкиваясь от собственного тела. Если мы идём у него на поводу, то опускаемся до уровня скота и ниже; если преодолеваем его косность, то становимся совершеннее. Даже выступая в роли, так сказать, антагониста человечности, тело продолжает помогать нам совершенствоваться, открывая для этого широчайшее поле разнообразных возможностей.

Сам человек — это то, что находится в теле. Можно сказать, что человек — это душа. Тело же — инструмент, с помощью которого душа работает над улучшением себя и мира. Как и всякий инструмент, этот тоже ломается и приходит в негодность. Когда это происходит, душа отбрасывает его, уходя в мир энергии, — и после более или менее длительного пребывания там получает новый инструмент, новое тело. Так продолжается до тех пор, пока человек/душа не достигнет высшей ступени своего развития. Тогда перерождения прекращаются, — ведь инструмент больше не нужен.

Так и нужно относиться к своему телу: как к инструменту. Очень нужному и ценному, — но всё же инструменту, не более. И заботиться о нём не как о том, что важнее всего на свете, а именно как об инструменте, который должен быть годен для выполнения своей работы. Потому что иначе в нём не будет смысла. Давайте снова задействуем воображение и кое-что представим. На сей раз — что у вас есть молоток, но вы не заколачиваете им гвозди, потому что он может сломаться. Для чего он вам тогда? Чтобы сдувать с него пылинки? Такой молоток не нужен, и его можно выбросить. Так и с телом. Оно должно помогать своему владельцу развиваться, расти нравственно и духовно. А когда забота о теле становится чрезмерной и начинает идти в ущерб развитию, тогда тело из положительного фактора превращается в отрицательный. И жизнь теряет смысл. Она превращается в слепое служение всё тому же куску мяса. Который всё равно придёт в негодность, и однажды всё равно умрёт. Лучшие из людей всегда понимали это. Если возникает выбор между тем, чтобы сохранить здоровье (например, избежать увечий при пытках) или жизнь и тем, чтобы сохранить человечность, такие люди выбирают второе. Потому что для них всегда есть что-то поважнее, чем вечно голодное и в итоге всё равно смертное тело.

Рабское прислуживание телу и отождествление его с человеческой личностью — это форма вещизма, причём одна из худших. Это как отождествлять себя с облаком дыма на ветру. Пара секунд — и дыма нет. Так и наши тела. Мы получаем их, потом теряем, потом снова получаем, и снова теряем. И так много раз. Отождествлять себя с чем-то столь непрочным, фактически — с расходным материалом, значит не понимать сущности человека вообще и не уважать себя в частности. Плохо и унизительно, когда не человек владеет вещью, а она владеет человеком. Поэтому одна из важнейших задач в нашей жизни — правильно понять взаимоотношения с собственным телом. Понять его предназначение как инструмента. И однажды научиться правильно им пользоваться.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *