Вчера — хиджаб. Сегодня — рукопожатие. Что завтра?

В конце прошлого года в Дании был принят весьма неоднозначный, на мой взгляд, закон. Он обязывает иммигрантов, получающих датское гражданство, пожимать руку бургомистру.

Странно, не правда ли? Принимать такой закон на государственном уровне… В чём же там проблема? Оказывается, в мусульманах. Те из них, кто строго придерживается религиозных правил, могут касаться человека противоположного пола — в том числе, пожимать ему руку — только если находятся с ним в близком родстве. В принципе, ничего экстраординарного. Бывают и гораздо более экстравагантные религиозные предписания. Однако это почему-то очень возмущает власти Дании. Датские политики делают заявления, цитирующиеся СМИ, — например, «Если вы приезжаете в Данию, где существует традиция жать друг другу руки в знак приветствия, то игнорировать эту традицию неуважительно. Если кто-то не способен на такой простой и однозначный жест, ему незачем становиться гражданином Дании», или «Мы в Дании здороваемся за руку. Так мы приветствуем друг друга и проявляем друг к другу уважение. Это совершенно естественная часть церемонии». Некоторые представители власти на местах выразили несогласие с новым законом. Из правительства в ответ последовала угроза, что таких несогласных будут подвергать штрафам за его неисполнение.

Из приведённых выше цитат как будто следует, что в Дании все и всегда пожимают друг другу руки в знак приветствия и уважения. Но я вот не поверю. Как и везде, там не может не быть людей, которые не делают этого, потому что не любят, или потому, что у них пунктик насчёт прикосновения к другим людям (особенно незнакомым), или ещё по какой-либо причине. Да те же мусульмане, уже живущие в Дании. То есть авторы процитированных высказываний врут. Очевидно преувеличивают. Рукопожатие — не более чем обычай, принятый в том или ином сообществе и исполняющийся по желанию. Объявлять его обязательным на государственном уровне, при этом сопровождая столь неубедительными обоснованиями, — для чего? Ну не обиделась же целая нация на нескольких иммигрантов, в самом деле? Тем более, что у тех имеется уважительная причина: религиозные предписания. А в непожимании руки нет ничего криминального. И ещё — если акцент делается на уважении, то можно ли считать, что оно может быть проявлено только и исключительно через рукопожатие? Такое мнение свидетельствовало бы о дремучей узости кругозора тех, кто не видит альтернативных вариантов.

Возможно, дело именно в том, что это религиозные предписания? Возможно, дело в нетерпимости по отношению к людям другой веры и других обычаев? Тут вернёмся немного назад во времени. В 2011 году во Франции запретили хиджаб. Собственно, его запретили не только там, — но мы возьмём Францию просто как пример. Запрещению был дан целый ряд обоснований — от «Это унижает достоинство женщины» до «Под хиджабом легко спрятать бомбу». Но позвольте… О том, унижает ли это достоинство мусульманской женщины, судить мусульманам, а никак не французскому правительству. И что вышло в итоге? Многие «униженные» женщины до сих пор принципиально продолжают носить хиджаб, регулярно выплачивая за это штрафы и возмущаясь тем, что кто-то решает за них, следовать ли им предписаниям своей религии. Что же касается бомбы… Её легко спрятать только под хиджабом? А под плащом или пальто — нет? А под любой широкой одеждой? А в сумке или дипломате? Не запретить ли тогда и всё это? Словом, слабый довод. К тому же, подозрение любой женщины в хиджабе в том, что она террористка, — вот что может быть по-настоящему оскорбительно и унизительно. Те, кто ввёл запрет, это учли? Видимо, просто проигнорировали, как то, что не соответствует их политике. Словом, здесь также видится желание ущемить людей иной веры и иных обычаев. Правда, в случае с Данией это всё же более объяснимо. Сейчас в Европе наплыв иммигрантов из исламских стран, — и такой законодательный финт, как обязательство к рукопожатию, позволяет сократить число нежелательных пришельцев, при этом формально не отказывая в гражданстве. Тем более, что пожимать руки обязаны только новоприбывшие мусульмане; те, кто уже принял гражданство, не обязаны.

Если так, то это лицемерие со стороны властей. Которым, по правде говоря, попахивает и от приведённых выше доводов в пользу нового закона. Однако и оно бывает разным. Если пройтись по подобным случаям, то возникает ощущение гораздо большего лицемерия, — в европейских масштабах.

Евросоюз славится своим либерализмом. Там широко декларируются социальные свободы — в том числе, свобода вероисповедания и уважительное отношение к чужим убеждениям. Но в последнее время мы всё чаще видим, как законодательство той или иной страны ЕС начинает действовать вопреки этим принципам. Например, можно ли на государственном уровне уважать чужую веру, но запрещать соблюдать вытекающие из неё религиозные предписания? Вероисповедание — это не просто мнение, но и действие. Декларировать свободу придерживаться той или иной религии, но запрещать следовать ей на практике, — это насмешка над верующими. На практике всё яснее видно, что Европа не так либеральна, как это стремятся представить. Наблюдается тенденция к унификации в соответствии с европейской культурой и европейскими понятиями о том, что правильно, а что нет. Можно спросить «А разве Европа не имеет права на сохранение своей культуры и своего менталитета? Особенно в условиях наплыва тех же мусульман». Я отвечу: конечно, имеет. Но если ставится такая цель, то не следует декларировать всеобщее равенство и взаимную терпимость. Тогда надо так и заявить: мы заботимся о сохранении сугубо европейских ценностей, и люди иных культур и религий должны отказываться от своих ценностей, подстраиваться под наши ценности и вести себя соответственно. По крайней мере, это будет честно. А иначе получается то самое лицемерие, о котором шла речь выше.

Я не из тех, для кого ругать Европу — стиль жизни. Я отношусь к ней очень положительно. Но если вижу там нечто неправильное, недопустимое, то не стесняюсь об этом сказать. Так вот на данный момент я вижу, что узаконивание как нормы сексуальных извращений, наркотиков и найма самоубийцами киллеров для Европы оказывается более приемлемым, чем уважение к иным религиозным и культурным традициям, — даже если эти традиции не несут в себе ничего плохого.

Что же будет дальше? Что ещё запретят инакомыслящим в свободной Европе? Какие ещё шаги по унификации и обезличиванию будут предприняты? Например, недавно Европейский суд узаконил право работодателей запрещать своим сотрудникам ношение на рабочем месте «любых политических, философских или религиозных» элементов одежды. Понятно, что прежде всего это касается мусульманских тюрбанов и хиджабов, — но также и христианского крестика, и иудейской кипы, и даже простого пацифика. Как это назвать, если не дискриминацией? «Или откажись соблюдать принципы твоей религии и вообще как-либо намекать на свои убеждения, или лишишься работы» — вот как начинают выглядеть европейские свободы. Возможно, скоро всем, кто выбивается из некоего усреднённого образа европейца или просто имеет какие-то принципиальные убеждения, велят надеть намордники и радоваться, приседая при появлении хозяев жизни?

Не хотелось бы думать, что перекос в сторону узаконивания ненормального и запрещения нормального будет усиливаться. Однако пока что тенденция именно такова. Свобода и терпимость превращаются в разнузданность и дискриминацию. Медленно, но верно. Достаточно верно для того, чтобы уже сейчас не на шутку встревожиться и начать ставить ребром неудобные вопросы.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *