Вампиры: правдивый вымысел

vampiry-pravdivyj-vymysel

Существуют ли вампиры? Многим хочется верить в то, что они существуют. Почему хочется? Хороший вопрос. Я бы дал такую версию ответа: потому, что это романтично. Да, именно романтично. Во всяком случае, им это так представляется. Вампиры страшны, — но это романтический страх, создающий ощущение сказки. Существа из легенд, спящие в гробах, оборачивающиеся летучими мышами, не отражающиеся в зеркалах и не отбрасывающие тени, боящиеся солнечного света и погибающие, когда их сердце пронзает осиновый кол… Всё это увлекает и завораживает. Завораживает до такой степени, что убийства ими людей и выпивание крови — то, что само по себе преступно и чудовищно — тоже приобретает вид сказки, и уже смотрится лишь как будоражащий воображение антураж. Фактически, это превратилось в аттракцион, который, всё более романтизируясь, породил некую вампирскую философию и вылился уже в самую настоящую субкультуру. Появились новые (по отношению к фольклорно-легендарным образам) персонажи: благородные страдающие вампиры, влюбляющиеся в людей вампиры, богатые вампиры-магнаты, разъезжающие в дорогих автомобилях и устраивающие в своих особняках кровавые оргии в современном садо-мазо стиле, вампиры-полукровки, и даже вампиры, истребляющие вампиров. Об этом пишут книги и снимают фильмы, в это играют ролевики. Образ вампира ускоренными темпами превращается в чисто игровой элемент поп-культуры, вроде хэллоуинских ведьм или киношных зомби, теряя последнюю связь с реальностью.

Но есть ли такая связь на самом деле? Реальны ли вампиры, существуют ли они? Вроде бы, сам собою напрашивается ответ «Конечно, нет. Разве могут эти средневековые байки быть правдой?». Верно: не могут. Но вампиры существуют. Просто их подлинный образ довольно сильно отличается от того, какой рисуют нам средневековые байки. И уж подавно — от того, какой рисует современная шизоидная поп-культура.

На самом деле вампиризм в чём-то сродни одержимости. Но если при одержимости некая сущность вселяется в человеческое тело и захватывает контроль над ним, подавляя человеческую сущность, то при вампиризме захватчик выбрасывает человеческую сущность из тела, завладевая им единолично. Фактически, в его распоряжении оказывается труп. Но труп, продолжающий сохранять видимость жизни. Вампир носит его как одежду, ухаживает за ним, ест и пьёт, чтобы поддерживать его в рабочем состоянии. Чтобы тело не начало разлагаться, ему требуется энергия. И одной еды для энергетической подпитки недостаточно. Поэтому вампир ищет возможности напиться крови. В одних случаях жертва кровососа выживает, в других случаях это заканчивается её смертью, — в зависимости от обстоятельств и от того, что может себе позволить вампир. Хотя при случае он может удовольствоваться и медицинскими запасами крови, поскольку это связано с меньшим риском, а эффект даёт практически тот же. Кровь — одна из самых энергетически богатых жидкостей человеческого организма; её несложно найти (хотя получить уже сложнее) и легко употребить, и энергии, которую даёт одна порция, может хватить надолго. Так что самый страшный элемент историй о вампирах — то, что они пьют кровь — является правдой. Вот только укушенный вампиром в вампира не превращается.

Что же это за существа, завладевающие человеческим телом и превращающие его в живой труп? Сложно сказать. В мире энергии немало тех, кто не может родиться в физическом теле, но при этом жаждет телесной жизни. И среди них находятся такие, кому удаётся удовлетворить свою жажду, захватив тело. К счастью, подобное происходит очень редко, — потому что для этого существу-агрессору требуется стечение многих благоприятных факторов и обстоятельств. Не исключено, что одним из таких факторов является предрасположенность жертвы. Поэтому вампир может искать подходящую возможность очень долго, — порой даже столетиями. Зато в случае удачи он может получить тело также очень надолго. Подпитывая тело энергетически, он может поддерживать его в псевдоживом состоянии также столетия. Истории об очень старых и опытных вампирах имеют под собой реальную основу. В принципе, легендарный граф Дракула мог бы существовать в действительности, и был бы вполне способен продержаться свои 400 с лишним лет.

Завладев человеческим телом, вампир завладевает также и памятью. Он способен притвориться не просто живым человеком, но вполне конкретным живым человеком, и довольно убедительно имитировать его поведение, вплоть до повседневных привычек и отношений с близкими людьми. Конечно, идентичность поведения не будет стопроцентной, — ведь имитация эмоций не всегда бывает убедительной, даже у очень хорошего актёра, а привычки, или, например, хобби, которые на самом деле не являются для вампира таковыми, также нельзя успешно изображать годами. Поэтому окружающие со временем начинают замечать перемены. Человек постепенно становится всё более холодным и замкнутым, утрачивает прежние интересы, вообще становится менее активным. Причина тут не только в том, что у вампира нет человеческих эмоций и его не трогает ничто из того, что было дорого или интересно его жертве, но и в том, что он экономит энергию. Для поддержания тела её нужно много, а достаётся она с трудом, порой даже с немалым риском. Ведь даже если у тебя на самом деле нет выдающих твою вампирскую сущность клыков, найти кого-то, из кого можно насосаться крови, может быть очень непросто. И вампир вынужден экономить, избегая активной деятельности вообще и некоторых особо энергозатратных действий в частности. Например, ссор, каких-либо соревнований, физических нагрузок, секса. Он очень бережёт себя: ведь если величайшей его ценности — телу, добытому с большим трудом — не будет хватать энергии, оно начнёт разлагаться. Это произойдёт в любом случае, рано или поздно, поскольку нельзя насиловать природу бесконечно, и организм, как его ни подпитывай, в итоге изнашивается. Однако если его беречь, то пользоваться им можно очень долго. И вампиры ведут настолько пассивный образ жизни, насколько это возможно. Какое удовольствие они получают от такой жизни? Для чего вообще им нужно человеческое тело? Что за цели они преследуют? Это остаётся их тайной. Тайной, которая однажды будет раскрыта. И кто знает, какой сюрприз нас тогда ожидает.

Как было сказано выше, у вампира нет хищных клыков; кровь он пьёт гораздо более прозаично, — так же, как человек пьёт любую обычную жидкость. И укус вампира не порождает нового вампира. Также и многие другие сведения о них на самом деле являются чистой воды вымыслом. Например, они не спят в гробах, — да и вообще не спят. Их тела пополняют свою энергию иными путями, а их психика не требует отдыха. Хотя при необходимости вампир может впасть в состояние, подобное анабиозу, и находиться в нём довольно долго, сберегая силы. Затем, вампиры не превращаются в летучих мышей или туман. Ведь тело вампира — это обычное человеческое тело, неспособное на такие трансформации. По той же причине оно отражается в зеркале, не боится солнечного света и отбрасывает тень. В действительности вампира не так-то просто распознать. Для него неопасны святая вода и кресты, прикосновение которых не оставляет на его коже ожогов, и христианские храмы его не пугают. Хотя вампиры на самом деле не любят некоторых растений; но это вовсе не означает, что от них можно совершенно обезопаситься, повесив себе на шею связку головок чеснока.

Интересно то обстоятельство, что они очень боятся смерти, — в целом, не меньше, чем обычный человек. А также ранений, — возможно, даже больше, чем обычный человек. Слухи об их способностях к регенерации сильно преувеличены. Дело, скорее, обстоит обратным образом. Любое ранение может нарушить энергетику тела вампира, которая и без того поддерживается с трудом, и запустить процесс разложения. Поэтому вампирам приходится быть очень осторожными, — порой до степени трусости. Тело слишком драгоценно для них, чтобы рисковать им. Его потеря означает начало новых поисков, долгих и мучительных; и вовсе не факт, что эти поиски вообще увенчаются успехом.

Убить вампира не сложнее, чем обычного человека. Для этого не нужны ни осиновые колья, ни обязательное отрубание головы и сожжение. Тело есть тело; чтобы нарушить его функции, вполне достаточно обычных средств. Но и погибнет при этом только тело. Само существо-захватчик просто лишится физической оболочки. Для того, чтобы изловить и уничтожить его, нужны уже совершенно иные методы и средства.

Итак, вампиры — вполне реальные существа. Кое-что из того, что о них рассказывают, правда. Но многое оказывается вымыслом. Так обычно и бывает: сталкиваясь с чем-то жутким и труднообъяснимым, народная фантазия приукрашивает его множеством домыслов, ярких вымышленных деталей, превращая в поражающую воображение легенду. На фоне такой легенды правда о вампирах может показаться довольно бледной и не так уж будоражащей нервы. Однако если абстрагироваться от сказочных деталей и посмотреть на реальное положение вещей свежим взглядом, картина окажется достаточно жуткой. Нечеловеческие сущности, живущие в человеческих телах, успешно камуфлирующиеся под людей и не упускающие случая напиться крови, длящие своё существование сотнями лет и преследующие при этом непонятные цели. По сути, это значительно страшнее, чем театральные клыки, гробы и колья.

Нужно ли бояться вампиров? Не более, чем других опасных, но чрезвычайно редких явлений. Их очень мало. Вероятность послужить пищей для такого кровососа бесконечно меньше, чем, например, вероятность стать жертвой ограбления. А вероятность оказаться тем, у кого вампир позаимствует тело, вообще исчезающе мала. Для этого нужно обладать «везением» гораздо большим, чем у тех, в кого попадает удар молнии. То есть, проще говоря, причин для паники и навязчивых страхов нет. В лице вампиров мы имеем дело просто с ещё одним неприятным, но редким явлением Природы, ожидающим своего изучения и объяснения. Именно так и нужно к этому относиться.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *