В конце пути

Blue glowing exit from dark abandoned tunnel

В Учении нет такого понятия, как рай. Человек после смерти некоторое время пребывает в мире энергии, а затем вновь рождается в физическом теле. Потом вновь умирает и переходит в мир энергии, и снова перерождается. С каждым перерождением он становится лучше, совершеннее, — иногда значительно, иногда почти незаметно, — и всё более приближается к высшей точке своего развития. Но если рая нет, то что же ожидает его в конце пути?

Все мы идём в мир Духа. Можно ли сравнить его с раем? Отчасти. Мир Духа проще всего представить себе как свет, как некое пространство, заполненное сияющей субстанцией. Свет всегда ассоциируется с чем-то хорошим, с благом. Поэтому людям рай чаще всего представляется местом, исполненным сияния. И хотя это сияние, как правило, связывается с присутствием неких божественных сущностей, аналогия всё же налицо. Впрочем, если говорить именно о божественном сиянии, то и здесь аналогия вырисовывается вполне отчётливо. Ведь что такое Дух? Это наиболее совершенная из субстанций Творца, — то, что можно назвать его душой. И если провести аналогию также между богом-творцом в религиозном понимании и Творцом в понимании Учения, то получится, что пребывать в мире Духа — это больше, чем находиться в присутствии бога. Это означает находиться в самом боге, и быть не просто сопричастным ему, но быть его частицей.

Здесь уместно задаться вопросом: а не послужило ли глубокое подсознательное знание о мире Духа основой для представлений о рае, вошедших в различные религии и мифологии? Такое знание живёт в каждом из нас. Иначе и быть не может, поскольку человеческая душа есть ни что иное, как частица души Творца, и в ней живёт память о мире Духа, как о месте, где она, так сказать, родилась и куда должна вернуться. Каждый знает (хотя и не отдаёт себе в этом отчёта) об исполненном сияния месте, где он окажется в конце своего духовного пути и где будет сопричастен некой высшей благой силе. Сделайте поправку на различие деталей, обусловленное специфическими чертами различных мифологий, — и получите знакомую картину религиозного рая. Таким образом, на поставленный выше вопрос можно с большой уверенностью ответить утвердительно. Да: в основе представлений о рае лежит подсознательное знание. Как, кстати, и в основе представлений об аде. Но об этом — как-нибудь в другой раз.

Кроме света и божественного присутствия неизменным атрибутом рая в представлении человека является наслаждение. Можно даже сказать, что оно является основным атрибутом. Неудивительно: ведь рай обычно рассматривается как награда, — а награда и должна заключать в себе наслаждение. Сам же спектр удовольствий, предлагаемых различными вариантами рая, достаточно широк: созерцание Господа и пение ангелов в христианстве, тенистые сады и гурии ислама, пиры скандинавской Валгаллы, полная отрешённость буддийской нирваны (которую тоже можно считать вариантом рая), загробные охотничьи просторы индейцев, изобильные дичью, и т.д. Видно, что тут всё относительно. Каждая культура помещает в рай то, что считает высшим наслаждением, — и у разных культур это разные блага. Неизменным остаётся лишь основной постулат: рай дарует наслаждение.

Как же всё обстоит на самом деле?

Дух — наиболее совершенная из субстанций Творца, несущая в себе качества его личности. Но всё же Творец несовершенен. Именно для прохождения особого этапа своей эволюции, заключающегося в углублённом самопознании и внутреннем моральном совершенствовании, он и претворил себя во Вселенную. И частицы Духа, то есть частицы души Творца, совершенствуются, пребывая в телах людей и других осознающих. Такая частица выделяется из мира Духа — выделение заключается в том, что она обретает энергетическое и материальное тела, получая при этом определённую степень самостоятельности — и проходит ряд перевоплощений, познавая мир и себя и становясь лучше. Когда в этом достигнут предел возможного, она лишается (за ненадобностью) материального тела, переставая перевоплощаться, затем лишается энергетического тела, и снова в полной мере сливается с миром Духа, привнося в него все те благие качества, которые обрела в своём пути.

Такова самая общая схема. И здесь необходимо отметить ряд принципиально важных моментов.

Во-первых, мир Духа не остаётся неизменным сам по себе. Дух совершенствуется через свои частицы; с возвращением каждой из них в мир Духа вся его субстанция становится совершеннее. И даже ещё до возвращения разные частицы Духа помогают друг другу совершенствоваться за счёт того, что качества, приобретённые одной частицей, отчасти сообщаются другим частицам. В целом же мир Духа совершенствуется вместе с нами. Наши души — его частицы; он слагается из них. Становятся совершеннее они — становится совершеннее он. Вот и получается, что мы не приходим в рай, созданный и подготовленный для нас некими высшими силами: мы создаём его сами. Мы — те кирпичи, из которых выстроены райские дворцы, и те плоды, которые вызревают в райских садах.

Во-вторых, когда выше я говорил «мы», я подразумевал не только людей, но вообще всех осознающих. Во Вселенной много разумных рас, и мир Духа — один на всех. Все осознающие имеют души, — то есть в каждом из них живёт и совершенствуется частица Духа. И все частицы в конце своего пути возвращаются в мир Духа, делая его совершеннее. Если продолжить параллель с раем, то это расширяет его до небывалых пределов. Рай, куда сходятся существа со всей Вселенной, — как люди, так и самые невероятные и невообразимые формы разумной жизни. Рай, создающийся из их душ, выстраивающийся из их совокупного блага. В какой религии можно встретить подобное? Реальность удивительнее любых фантазий.

В-третьих, каждый рано или поздно окажется в мире Духа. Разделения, привычного религиям, — праведники в рай, грешники в ад, — не существует. Все в итоге придут в мир Духа. Только путь одного будет короче, а путь другого длиннее, — потому что одним он даётся легче, а другим труднее. Но пройдут его все. Не будет итогового разделения на грешников и праведников, — потому что каждый грешник однажды станет праведником. И отсюда вытекает дополнительный важный момент: поскольку разделения не будет, то и использование понятий ада и рая в качестве политики кнута и пряника не имеет смысла. Не будет вечного ада, ни для кого, — а значит, страх как стимул становится неактуальным, и запугивание исключается. Точно так же исключается заманивание райскими благами, действующее как подкуп и играющее на своего рода духовной меркантильности. Мы все придём в мир Духа, — но не потому, что будем бояться вечных адских мук и алкать вечных райских наслаждений, а потому, что совершенствование есть естественный процесс, ведущий к закономерному результату. Мы все идём из света в свет, и мы все придём туда. Изгоев не будет.

Что же ждёт нас в мире Духа? Нас ждёт слияние. Мы и сейчас едины, но в этом единстве присутствует некоторая степень эмансипации друг от друга, — потому что для успешного развития каждый должен быть личностью, в чём-то единой с другими, а в чём-то самодостаточной и уникальной. Частица Духа обретает тело и индивидуальность, а затем, пройдя свой путь, оставляет тело и вновь сливается с миром Духа. Теряет ли она при этом свою индивидуальность? На этот вопрос нельзя однозначно ответить «да» или «нет». Всё несколько сложнее. Наверное, правильнее всего будет сказать, что индивидуальность становится дополненной. Твоя частица Духа сливается в единое целое с другими частицами, — то есть твоя душа сливается с душами других людей и иных осознающих. И их личности и воспоминания становятся твоими. Ты продолжаешь осознавать себя как себя, — но в то же время и каждого из них осознаёшь как себя, а их жизни помнишь как свою. Создаётся как бы сверхличность, объединяющая в себе все личности, обладающая их совокупной памятью и опытом, мыслящая их разумами как единым разумом. Следует ли считать это утратой индивидуальности? Нет. Скорее, это невообразимое расширение личности, её выход на новый уровень самоидентификации. Ведь сверхличность, формирующаяся в мире Духа, это ни что иное, как новая личность Творца. Когда она сформируется окончательно, — то есть когда весь Дух обновится и станет совершеннее через свои частицы, — тогда произойдёт преображение Творца, его превращение в более совершенное существо. И это означает, что целью нашего пути в мир Духа является не последующее вечное наслаждение какими-то благами, а рождение нового, более совершенного и благого Творца. С такой точки зрения всё обретает смысл.

Для завершения наброска общей картины, который я даю в этой статье, остаётся добавить, что продвинутые — воспользуемся этим словом — качества единой личности, формирующейся в мире Духа, помогают и тем, кто ещё не пришёл туда. Ведь отделение от мира Духа остаётся относительным; частицы Духа, живущие в каждом из нас, связаны с миром Духа и друг с другом. Это нечто вроде единой сети, по которой передаются обретённые положительные качества, — как от частицы к частице, так и от мира Духа к частицам. Это значит, что входя в него, каждый продолжает помогать остальным, — тем, кто ещё в пути. Ну и возвращаясь к вопросу о наслаждениях. Можно ли считать таковыми ощущение всех личностей как своей и помощь всем, через благие качества? Думаю, да. Только это наслаждения иного, более высокого порядка, чем те, которые описываются как атрибуты религиозного рая и которые чаще всего оказываются обычными земными радостями, пересаженными на райскую почву. И в полной мере оценить наслаждения мира Духа можно лишь по достижении той ступени развития, на которой они становятся возможными.

Всё это продолжается, и будет продолжаться ещё очень долго. Из мира Духа исходят частицы, обретают тела, проходят свой путь и возвращаются обратно, но уже более совершенными. Конец пути там же, где его начало. Мы исходим из света и возвращаемся в свет. Если вернуться к параллели с раем, то можно сказать, что каждый рождён в раю, затем покидает его, чтобы постранствовать, даже пострадать, набраться ума, опыта, доброты и силы, а затем вернуться в рай и сделать его лучше, чем он был. Необычная картина, правда? И ещё более необычной её делает следующее обстоятельство: конец нашего пути — это приближение начала нового этапа пути Творца. То есть мы, на самом деле, идём не к концу пути, а к началу. К началу нашего нового пути. Ведь мы и Творец — одно. Чтобы понимать, что происходит и в чём смысл происходящего, нужно всегда помнить об этом.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *