Царь небесный и земной

На мой взгляд, одним из самых интересных и неоднозначных явлений в современном обществе можно назвать нарастание религиозных настроений. И интересно оно именно по причине своей неоднозначности.

Почему «нарастание»? Потому что был спад. На данном примере мы наблюдаем закон маятника (чем сильнее отклонишь маятник в одну сторону, тем сильнее он потом качнётся в другую) в действии. В Средние Века, как и ранее, религия практически безраздельно царила в мире. Эпизодические вспышки материалистических учений погоды не делали. Но со времён французского Просвещения она начала ощутимо и быстро (по сравнению с её предыдущим длительным доминированием) сдавать свои позиции. Всё шло по нарастающей, и в итоге XX век стал веком атеизма. Религию опровергали, высмеивали, запрещали; священнослужителей третировали, а порой и уничтожали физически. Печально, но закономерно, — и именно по закону маятника. Сначала религия жесточайше закручивала гайки, запрещая материализм как образ мысли, преследуя и уничтожая его сторонников; затем эти последние пришли к власти и сами стали закручивать гайки, уже в свою сторону. Потом атеистические режимы рухнули, и религия стала возвращаться на оставленные позиции. Маятник совершил движение из одной крайней точки своей амплитуды к другой и пошёл обратно.

Почему же это явление, вполне укладывающееся в «маятниковую» закономерность, оказывается неоднозначным? Потому что сейчас не Средневековье. Мир очень изменился. Теперь реальность для людей выглядит иначе. Наука объективно опровергла многое из того, чем жила религия. Поэтому религия просто не может вернуться на прежние позиции. Они разрушены. А сама она в современном научно-технологичном мире выглядит довольно странно, — как гость из прошлого. Несмотря на это, она старается укрепить своё положение, вернуть и усилить позиции. Качнуть маятник в обратную сторону. Что, как и было сказано, ей удаётся. В том-то и неоднозначность, даже парадоксальность происходящего.

Вопрос не в том, почему так происходит. Это как раз не так уж сложно объяснить. Ну не может человек жить одной плотью. Душа задыхается, не видя ничего кроме материи. Она никогда так не жила, и не может сейчас. Человек нуждается в чём-то большем: в высшей причинности, высших законах, высшей мотивации. В том, что животворит и одушевляет косную материю. Этого требует также и ум, который не смиряется ни с религиозным диктатом, ни с материалистическим, и всегда хочет отыскать и понять первопричины. Человек не может без духовности, — а в материализме (как его принято понимать) её не хватает. Поэтому, главным образом, маятник пошёл в обратном направлении. Вопрос в другом: во что это выльется со временем?

Чем слабее позиции, тем отчаяннее приходится бороться, чтобы на них удержаться. А это означает ни что иное, как новое зажимание гаек. Уже сейчас, например, кое-где на постсоветском пространстве можно попасть под суд по статье «Оскорбление чувств верующих» за простое высказывание убеждения в том, что Бога нет. Чувства верующих начинают ставиться выше свободы мысли и уважения к чужому мнению. Это попахивает возвращением куда-то в прошлое, век так в XVI-XVII, в эпоху ещё до Просвещения. Но есть и ещё более интересный — на мой взгляд — пример.

В ноябре 2016 года Иисуса Христа официально короновали как короля Польши. Когда я впервые прочёл об этом, то просто не поверил своим глазам. Причём нельзя сказать, что я увидел что-то плохое. Скорее, невероятное. Такое, чего никак нельзя было ожидать в XXI веке, — даже с учётом общеизвестной польской религиозности.

Прежде всего, нужно вспомнить, что Польша — республика. Во времена Речи Посполитой — республики былых времён — тоже был король, которого, собственно, в той республике и избирали. Но тогда королём был человек, да и республика была своеобразной. Теперь же, в современной президентской республике, королём провозгласили Бога, а Президент одобрил коронацию и принял участие в церемонии. Так что же — Польша теперь республика или монархия? И что следует из произошедшего? Если ничего, если не изменилась Конституция и жизнь государства вообще, то тогда это фикция. И фикция оскорбительная для религии. Если же изменения должны последовать, то они, по логике, должны пойти в сторону того самого религиозного закручивания гаек. Ведь теперь в стране есть король, и это сам Бог. Всё — и в первую очередь законодательство — должно адаптироваться под эту реалию. Так должно быть по логике вещей. И как, например, теперь должно расцениваться неверие в существование — я подчёркиваю: не в его права на престол, а именно в само существование — законного и официального короля? Возможно, как преступление? Или как психическая болезнь (сам Президент присутствовал на его коронации, а ты не веришь в его существование)?

Я сказал «по логике вещей», — хотя какая там логика… Откроем Библию. Иисус не претендует на земную власть; он ясным языком говорит, что его царство — не от мира сего. Но в XX веке некая медсестра услышала голоса, сообщившие ей, что Иисус желает стать королём Польши. И вот он король (хоть и с задержкой в несколько десятков лет, — но лучше поздно, чем никогда). По идее, тут уже надо редактировать Библию, — потому что противоречие буквально вопиет. Мало того: в польском городе Свебодзине установили 36-метровую статую Христа (это выше, чем знаменитая статуя в Рио-де-Жанейро) в сияющей золотом короне. Интересно — те, кто принял такое решение, в самом деле думали, что он одобрил бы это? Являются ли, вообще, верующими те, кто проводит такие коронации и ставит такие статуи?

Этим примером я хотел показать тенденцию, — то есть в каком направлении развиваются события. Религия в современном мире и сама по себе превращается во всё более странное явление. Если она не меняется, то превращается просто в набор оторванных от жизни мифов; если меняется, адаптируясь к меняющимся реалиям, то теряет саму свою сущность. Ну а когда она возвращается туда, откуда была изгоняема, и начинает борьбу за своё возвращение к власти, причём в малопригодных уже для этого условиях, то можно ожидать любых перегибов. Кто знает — возможно, скоро мы где-нибудь на постсоциалистическом пространстве увидим рождение новой инквизиции?

Нужно уважать религию как явление. Нужно уважать чувства верующих. И лично я глубоко убеждён, что власть светская и власть духовная должны быть едины. Но чувства верующих не должны иметь приоритета перед чувствами неверующих, свобода мысли и слова не должна подавляться, а нынешние религиозно-политические деятели не должны превращать религию в нечто оскорбительное для неё же самой и опасное для общества. Не нужно нового Средневековья. В религии, вопреки утверждениям атеистической пропаганды, присутствуют здравый смысл и внутренняя логика. Именно их утрата и ведёт к перегибам и эксцессам, свидетельств чему в истории достаточно. Поэтому берегите их.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *