Страсти по бесплатному сыру

Как ни печально, но факт: когда появляется какое-нибудь духовное учение, первая реакция на него общества — как на афёру. В том смысле, что вот, очередные мошенники обещают Истину и духовное развитие простакам, чтобы под этим соусом обирать их, наживаясь на их легковерии. Как ни печально, но тоже факт: порой именно так и оказывается. Известные примеры имеются. То есть отчасти это опасение справедливо. Но досадно то, что по вине ряда мошенников, использующих свои «духовные учения» как средство обмана и наживы, под подозрением оказываются и те, кто действительно хочет помочь людям в духовном продвижении. Сколько в их учениях от Истины — уже другой вопрос. Они могут сами заблуждаться, но при этом искренне желать помочь другим. И всё равно на них косятся как на аферистов, и ждут, что вот сейчас они начнут вымогать у тебя деньги и квартиру. Хотя, наверное, нет такого учения, которое не набрало бы хоть какого-то количества последователей. И, к слову сказать, именно за мошенниками люди идут особенно охотно, действительно позволяя себя обирать. Видимо, потому, что те умеют сыграть на потребительских инстинктах публики, предлагая ей то, чего она хочет и за что готова платить. Ну а в результате, как и было сказано, в самом худшем начинают подозревать все учения, без разбора. Даже не пытаясь вникнуть, проверить подозрения.

Если же пытаются, то подозрения часто только укрепляются. Потому что обычно оказывается, что там имеются обязательные взносы, — десятина или нечто подобное, — либо же там настойчиво просят пожертвований. Это ещё не криминал, — ведь подобное практикуется и в уважаемых мировых религиях. Например, мусульмане платят закят, у христиан в порядке вещей жертвование на Церковь и даже завещания в её пользу. Но в случаях, когда речь идёт не об основных конфессиях этих религий, а тем более об учениях вообще иного толка, то же самое воспринимается уже с подозрением. Хотя если подумать, то ведь любая организация, ведущая какую-либо деятельность, нуждается в финансировании. В случае духовных организаций это может быть деятельность, к примеру, просветительская, образовательная, благотворительная. Всё это требует средств. А сами эти организации — некоммерческие, и, как правило, не финансируют себя через бизнес. Чтобы иметь возможность что-то делать или хотя бы поддерживать себя, оплачивая собственные нужды, им остаётся брать членские взносы, просить пожертвования, привлекать спонсоров. Ничего ужасного в этом нет. Однако для стороннего глаза всё это выглядит, практически, как криминал.

Получается, что наибольшее доверие должны вызывать учения, не практикующие ничего подобного, — не берущие обязательных взносов и не просящие пожертвований. Вы скажете: «Да бывают ли такие? И если да, то как же они существуют?». Я с полной уверенностью отвечу: такие бывают. По крайней мере, одно такое уж точно существует. Это Учение Единого Храма.

В УЕХ нет никаких взносов, и оно никогда и ни у кого не просило ни пожертвований, ни спонсорской помощи. Никогда — это значит, за все годы своего существования, с 1996-го. За это время было несколько предложений денежной помощи, но они были отклонены, т.к. поступали из, скажем так, сомнительных источников. Например, однажды мне была предложена сумма в 150000 долларов, — «на раскрутку Учения», как сформулировал посредник, предлагавший эти деньги. Однако источником этого пожертвования были некие криминальные структуры, и потому я не счёл возможным его принять. Другие предложения были не столь щедрыми и исходили не из таких источников, но также были сочтены неприемлемыми.

Как же финансируется Учение? Никак. Практически вся деятельность заключается в том, что я общаюсь с учениками и пишу различные материалы по Учению. Расходы — это то, что я в состоянии оплачивать сам: оплата Интернета и недорогих хостингов для наших сайтов. Платная реклама, платные публикации или издание каких-то материалов на свои средства, перевод наших книг на другие языки, организация каких-либо мероприятий, вообще всё, что стоит денег, остаётся за пределами наших возможностей. Сказать, что это затрудняет развитие Учения, значит ничего не сказать. Здесь кроется одна из причин того, что Учение, существующее более двадцати лет, всё ещё малоизвестно и имеет мало последователей. Как уже говорилось выше, на любую деятельность нужны деньги, — и потому отсутствие средств оставляет закрытыми почти все пути и возможности для продвижения, для той самой «раскрутки» Учения. Но это сознательно избранная позиция. И мы можем, не кривя душой, сказать всем: «Здесь никто не будет заглядывать к вам в карман, никто не станет обязывать платить, не станет выпрашивать или вымогать денежную помощь. Всё, что может дать Учение, оно даёт безвозмездно».

Казалось бы, ситуация идеальная, — именно такая, какую хотели бы видеть все те, кто склонен подозревать в духовных системах проделки аферистов. И кто бы мог подумать, что именно это окажется ещё одной проблемой, верно? Тем не менее, так и вышло.

Когда интересующийся Учением человек спрашивает, сколько стоит обучение и получает ответ, что оно бесплатное, он сразу настораживается. Когда он спрашивает, какие взносы платят последователи, и в ответ слышит, что никаких, то настораживается ещё больше. На ум ему тотчас приходит два расхожих высказывания.

Первое — «Всё действительно ценное стоит денег». Да, с этим трудно поспорить. Чем качественнее товар, тем дороже за него берут. Вот только может ли Истина считаться товаром? Большинство убеждено, что да. Это же не абы что, а Истина, одна из величайших ценностей для человека. Следовательно, она должна стоить дорого. И многие люди и организации выгодно торгуют ею, требуя за духовное обучение приличные деньги. Ну а желающие обрести Истину вполне охотно платят. Их не смущает даже то, что «обрести» для них превратилось в «приобрести», а духовная сфера жизни всё больше напоминает рынок, куда можно время от времени ходить за покупками. Торгашеско-покупательская психология общества потребления переползла и в духовную сферу. И искатель Истины, мутировавший в покупателя, рассуждает следующим образом: «Если здесь не берут денег, значит, не могут предложить по-настоящему ценного духовного знания».

Даже некоторые из моих учеников, хорошо знающие Учение и понимающие, как много оно может дать, горько иронизируя, говорят мне: «Если бы ты брал плату за обучение, желающих учиться было бы значительно больше». Пожалуй, что и так. Но я не представляю, как можно брать деньги за Истину. Она для всех. Учение появилось для того, чтобы передать её всем, а не для того, чтобы кто-то мог на этом поживиться. И я проделал путь длиной в две с половиной тысячи лет и прошёл через Бездну не для того, чтобы заработать.

Второе высказывание — «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Вроде бы, житейская мудрость; но по своей сути она отрицает саму возможность того, что один человек может что-то сделать для другого бескорыстно. Да, кому-то она поможет избежать ловушки, — но кого-то научит не ждать от людей нормальных, человеческих, альтруистичных поступков. В чём-то помогая, она разрушает то, чего никак нельзя терять: веру в людей, веру в добро. Ну а в данном конкретном случае она заставляет подозревать некий тёмный умысел за тем, кто говорит: «Здесь ты можешь получить Истину, и с тебя не возьмут ни копейки». Это пугает, не так ли? На тебя будут тратить время, силы, нервы, и ничего не хотят получить взамен… Неправдоподобно? Для общества, где всё стоит денег и где принято торговать даже духовностью, — безусловно. А знаете, что здесь самое грустное? То, что хотя многие понимают ненормальность такой ситуации, даже они пугаются, когда видят нечто не подпавшее под её пресс, нечто нормальное, такое, каким оно и должно быть. Ненормальное они отвергают, а в нормальное больше не верят, и даже боятся его.

Эта боязнь стала для Учения ещё одной проблемой. То, что оно может дать, многим представляется бесплатным сыром, а само оно видится мышеловкой. Следовательно — угрозой. Когда я отрицательно отвечаю на вопрос о плате, меня, бывает, спрашивают: «Кто вас финансирует?». Я отвечаю: «Никто». И это само по себе заставляет собеседника начать подозревать какой-то подвох. Ведь все понимают то, о чём я здесь говорил: любому учению для существования и деятельности нужны деньги, финансы. А тут утверждают, что их нет, — а учение есть. И берутся учить задаром. Так ведь не бывает! Ну явно же что-то темнят, явно же здесь какой-то подвох!

Люди, только начинающие интересоваться Учением, обычно удивляются тому, что за столько лет оно не раскручено как следует. Перед глазами примеры, когда при грамотном подходе к пропаганде только появившееся учение за пару лет обрастает последователями, становится широко известным и, не побоюсь этого слова, богатым. Однако грамотная пропаганда требует вложений, и немаленьких. Поэтому факт малоизвестности Учения вполне стыкуется с тем фактом, что оно не берёт денет с последователей и не ищет пожертвований и спонсоров. Но эту стыковку видят, мягко говоря, не все. Человек спрашивает: «А почему вы до сих пор малоизвестны?», — и через несколько минут настороженно говорит: «Вы не берёте денег? Значит, тут какой-то подвох, — потому что бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Сделать же логический шаг и связать одно с другим, плюс добавить немудрёное соображение, что если бы в бесплатности был некий подвох, то дела у Учения явно шли бы лучше, у него почему-то уже не получается.

В целом, мы видим странную, откровенно противоречивую ситуацию. Если ты, будучи духовным Учителем, берёшь деньги, то тебя сразу же начинают подозревать в мошенничестве и жажде наживы. То есть нормальное духовное учение, которое для людей, а не для набивания чьего-то кармана, должно быть бесплатным, правильно? Но если ты не берёшь денег, то одни на этом основании делают вывод, что ты не предлагаешь ничего заслуживающего внимания, а другие начинают подозревать подвох, ловушку. То есть и так плохо, и так нехорошо. Отсюда возникает вопрос: так всё же, что же нужно публике? И второй: как ей угодить?

На первый вопрос я, пожав плечами, отвечу: похоже, публика и сама толком не знает, чего хочет. Она путается в собственных критериях. А на второй вопрос ответ будет таким: не нужно стараться никому угодить. Нужно делать то, что считаешь правильным, справедливым. Если я не беру платы, то просто потому, что за то, что я делаю, нельзя брать плату. И пусть думают об этом что хотят.

А у Учения впереди ещё много времени. Сотни и даже тысячи лет. Такое глобальное дело, как изменение к лучшему людей и мира, делается не быстро. И поскольку цель Учения заключается именно в этом, а не в обогащении отдельного лица или группы лиц, мы можем себе позволить не гнаться за деньгами. Пусть дело движется медленно, но зато оно делается чистыми руками.

Лично же для меня это упрощает жизнь. Можно не ломать голову над тем, где бы и с кого бы что-то урвать, и как потом уйти от ответственности; можно не тратить на это душевные и умственные силы. Можно просто заниматься своим делом, делом своей жизни. Это дорогого стоит, можете мне поверить. Или не поверить.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *