Страхи: на чёрной-чёрной улице…

straxi-na-chernoj-chernoj-ulice

Страх — чувство, знакомое каждому человеку и порой доставляющее немало неприятностей. Я попробую поразмышлять на тему страха, рассмотреть некоторые его виды и проанализировать, когда именно он превращается в проблему.

Что такое страх и для чего он существует?

Прежде всего следует сказать, что с точки зрения психологии страх — это негативно окрашенный эмоциональный процесс, который возникает в результате реальной или воображаемой опасности и служит сигналом к защите. Иными словами, страх нужен для того, чтобы в опасной ситуации сохранить человеку здоровье и жизнь. Это базовая эмоция, инстинкт, неразрывно связанный с физическим телом человека, которое может пострадать или погибнуть. С этой точки зрения страх присущ всем живым существам. Так, многие существа боятся огня и сильного холода, неожиданных громких звуков, вспышек света и прочих сигналов или ситуаций, которые они расценивают как потенциально опасные. Эти страхи можно отнести к врожденным, или же, в некоторых случаях, к приобретенным на собственном опыте, и они абсолютно необходимы для нормального существования. Они носят охранительный характер. Здесь я также хотела бы обратить внимание на то, что большинство этих страхов кратковременны, обратимы, и возникают только в момент непосредственной опасности. Это своего рода «животные страхи», и они схожи у большинства живых существ.

Виды страхов

Когда дело касается человека, все становится гораздо более сложным, — как, впрочем, и во многих других аспектах. Здесь можно говорить не только о страхе, но и о таких более сложных его проявлениях, как паника, фобия, тревога и многих других. Если говорить о видах страха, то наиболее удачную классификацию, на мой взгляд, предложил доктор биологических наук Ю. В. Щербатых. Он разделил страхи на три группы: социальные, биологические, экзистенциальные. Так, боязнь пожара можно отнести к биологическим страхам, страх смерти и прочие страхи, затрагивающие само существование человека, — к экзистенциальным, а страх сцены, к примеру, к социальной. Также есть много страхов, которые попадают сразу в две или даже три группы. Причем причины у таких страхов бывают как явные, так и скрытые. Мне хотелось бы обратить внимание именно на скрытые страхи, потому что именно они доставляют людям больше всего неприятностей.

Явные и скрытые страхи

Зачастую человек не помнит явную причину страхов, и потому неспособен на нее повлиять. Под скрытыми же причинами страха следует понимать страхи, идущие из детства, возникшие как следствия психологических травм, моральных конфликтов, неразрешенных проблем и прочего. Здесь мне хотелось бы заметить, что большинство скрытых страхов являются мнимыми, зловредными и, ввиду своей неочевидности, трудноискоренимыми. Возможно, большинство человеческих страхов относятся именно к мнимым страхам. О них пойдет речь чуть дальше.

В детстве нам присущи скорее явные страхи. Ребенок упал, ударился, и с тех пор он становится чуть более аккуратным, потому что боится упасть еще раз. Чем сильнее негативный опыт, тем глубже страх и нежелание столкнуться с проблемой вновь. Однако дети падают, и не один раз, и все потому, что их страхи адекватны. То есть ребенок опасается упасть, становится аккуратнее, но не перестает бегать. Он принимает во внимание риск, учится избегать опасности. Именно в этом и заключается прямая функция страха — позволить нам адаптироваться, приобрести полезный опыт.

Во взрослом возрасте, однако, страх имеет тенденцию перерождаться из защитного механизма в нечто, что мешает нам жить и принимать правильные решения. Именно об этом, как мне кажется, говорит известная пословица «Обожглась на кипящем молоке, дует и на родниковую воду». То есть страх начинает преобладать, как давящая негативная эмоция, и, по сути, превращается в средство ограничения, причину излишней тревожности. Он уже не призван устранить конкретную проблему, а сам становится проблемой. Здесь человек незаметно уходит из плоскости личного опыта в плоскость домыслов и иллюзий. Именно с такими страхами мы боремся большую часть своей жизни.

Мнимые страхи

Одним из ярких признаков мнимого страха является то, что он остается с человеком надолго, и уже не имеет яркой причинно-следственной связи. То есть нам уже давно не предлагают кипящего молока, но мы продолжаем изо дня в день дуть на воду. Мы как бы обобщаем, и вся вода для нас становится кипящим молоком. Думаю, одним из ярких примеров такого страха является нежелание человека любить или дружить, если однажды близкий человек сделал ему больно. Подобные страхи, с одной стороны, вроде бы имеют под собой личный опыт, логику и кажутся явными, но, по сути, они не более адекватны, чем приравнивание кипящего молока к холодной воде. Подобные страхи имеют под собой природу, схожую с предубеждением, стереотипами и прочими негативными обобщениями. Подобных страхов великое множество, и с ними тем сложнее бороться, чем больше человек склонен упрощать и стричь всех под одну гребенку. И, главное, он убежден, что его страх выстрадан и основан на личном опыте, упуская из виду простую логику: если все крокодилы — животные, то это не значит, что все животные — крокодилы. Мнимые страхи я расцениваю как болезнь, потому что они уже не служат своей естественной цели.

На черной-черной улице

Однако самыми коварными и самыми трудными к выявлению являются мнимые страхи, которые в своей основе вообще не имеют личного опыта, а базируются на страхах других людей и общепринятых «аксиомах». Здесь можно, опять же, вспомнить страшилки из детства: на черной-черной улице стоял черный-черный дом, и в нем жил черный-черный… История, которая призвана быть страшной по умолчанию, и уже изначально подается так: «А хочешь страшную историю?». Человек как бы автоматически принимает чужой опыт или мнение за истину, базирует на ней собственные страхи, и не пытается поставить их истинность под сомнение. Почему, собственно, история про черный дом и черного кота должна быть страшной? Никто об это не подумал. Пример, упрощенный до предела и даже немного абсурдный; но в жизни все обстоит далеко не так смешно.

К примеру, родители говорят своей дочери: «Ты обязательно должна выйти замуж и родить ребенка, иначе останешься одна на старости лет, некому будет подать стакан воды, — это так страшно». Казалось бы, с одной стороны, это мнение родителей, которое служит предостережением и, возможно, отражает нечто, в чем они убеждены. Возможно, именно их дочь вовсе не будет одинока и несчастна, если вдруг она не выйдет замуж и не родит ребенка. Может, она будет прекрасно жить без семьи, и будет счастлива. Только жизнь их рассудит. Но суть в том, что даже такая фраза может породить в человеке мучительный страх перед одиночеством, тяжелые комплексы и переживания.

Я не призываю родителей отказаться от наставлений. Это невозможно, и мы пугаем и будем пугать своих детей ради их же блага. Но нужно видеть обратную сторону медали. И прежде всего, ее нужно видеть тем повзрослевшим детям, которые страдают от собственных страхов. Подобное влияние может оказываться на человека и безо всякого умысла вообще. Человек слышит чье-то мнение, и принимает его за свое. Например, кто-то из ваших близких скажет: «Я так боюсь боли», «Я так боюсь смертельно заболеть», «Я так боюсь летать на самолетах», «Я так боюсь больших собак», — вариантов бесконечное множество. И вы принимаете его мнение за свое, за аксиому, за факт, и для вас это звучит уже иначе: «Нет ничего страшнее боли», «Болеть очень страшно — можно умереть», «Летать на самолетах опасно», «Большие собаки представляют опасность для людей» и т.д. Вариантов, как именно это может быть воспринято психикой, великое множество, — и самое неприятное, что человек не осознает механизм появления своего страха. Он просто начинает бояться даже мысли о боли, пугается при простом покашливании в транспорте, избегает авиаперелетов, за километр обходит больших собак. Примеры очень условные, — но суть в том, что на вопрос: «А почему ты этого боишься?» человек ответит: «Потому что это страшно, опасно».

Собственный пример

Мне хотелось бы осветить именно аспект мнимых страхов, потому что я испытала подобное на собственном опыте. Долгое время я боялась, что со мной случится нечто, отчего я буду испытывать сильную боль. Постепенно это мысль стала устрашать все сильнее. И меня искренне удивляло, что другие люди не боятся этого. Как можно не бояться боли? Что может быть страшнее? Но в какой-то момент я вдруг осознала, что в основе этого страха нет моего личного опыта. Мало того: мой опыт говорит как раз об обратном. Мне приходилось испытывать боль, проходить через операции, травмы. И я спросила себя: что я испытывала в этот момент? Страх, панику, ужас? Вовсе нет. Только саму боль. Причем она воспринималась как должное: получил травму — все болит — это нормально. То есть реальная боль меня никогда не пугала. Только воображаемая, которую я когда-то и как-то могу испытать. Со стороны видна абсурдность моего мнимого страха, — но я долго не могла понять, почему он возник. В реальности же он возник как раз из утверждения близкого человека в стиле «Нет ничего страшнее боли». Спору нет: может быть, для него это и так (если и для него это не мнимый страх, который он передает дальше). Но не для меня. Мой опыт говорит об обратном: я не боюсь боли. Я боюсь, когда боль причиняют другим, и, возможно, еще это подтолкнуло меня воспринимать чужой страх как свой.

Самое неприятное во всем этом то, что от такого страха очень трудно избавится, — ведь ища причину, упираешься в аксиому, и за ней уже ничего не видно. Аналогично я переживала, что мне очень трудно принимать на себя полную ответственность за других людей, за их жизнь и будущее; я боялась, что не смогу, что будет тяжело. В реальности же этот страх опять возник из-за утверждения близкого человека в стиле «Как мне трудно тащить все на себе, я один, это тяжело, страшно». Я приняла это на себя, восприняла как факт: «Очень трудно отвечать за других, можно сломаться, всех подвести. Это страшно». Потом же опять провела анализ своей жизни — и увидела, что я никогда не боялась ответственности, что я беру на себя решение проблем, не страшусь отвечать за других и уверена в успехе. И моя жизнь это подтверждает. Парадоксально, что мучительный страх и сомнения возникли даже вопреки собственному опыту. А что, если человек не найдет в своей биографии опровержения страхов?

Страхи прочь

Мне хотелось поделиться личным опытом для того, чтобы помочь другим преодолеть страх. Я пользуюсь несколькими приемами.

Прежде всего, нужно осознать, что ты чего-то боишься, и честно ответить себе, чего именно. Да-да, иногда трудно себе в чем-то признаться. Далее, нужно задать себе вопрос, почему ты этого боишься; и если напрашивается ответ «Потому что страшно», крепко задуматься. Причина никогда не заключается в самом страхе, она должна лежать вне его. Например, цепочка может быть такой: «Я боюсь собак, потому что они страшные. Они страшные, потому что могут меня укусить». Кусала ли меня хоть раз собака? Если ответ «нет», то это чистой воды мнимый страх, и даже не из личного опыта. Если ответ «да», то это все равно мнимый страх, потому что из этого несчастного случая вовсе не следует вывод, что все собаки кусачие и каждая первая будет меня кусать. И, значит, не нужно бояться всех больших собак «потому что они страшные», не нужно провоцировать появление страха без причины, не нужно переживать то, чего нет. А причина будет только тогда, когда будет реальная угроза укуса, и когда страх действительно будет защитным механизмом, а не ужасом самим по себе.

Еще один критерий таков — нужно спросить себя, а помогает ли конкретный страх избежать неприятностей? Например, мой постоянный страх боли никак не помогал мне избежать ее, — просто потому, что в жизни периодически бывает больно, и тут ничего не поделать. Нужно просто подходить логически; если боли можно избежать, то не нужно лезть на рожон; если избежать нельзя или это ведет к глупым и аморальным поступкам, то боятся бесполезно, а просто нужно потерпеть. Страх — это защитный инструмент, эмоция; и не нужно раздувать из мухи слона. Не следует бояться неизбежного, потому что на то оно и неизбежное, что избежать его нельзя, — а мы помним, что страх нужен, чтобы помогать предотвращать неприятности. Тут же предотвратить ничего нельзя.

Третий критерий — в психологической полезности. Когда ты боишься, от этого в каком-то смысле становится легче, потому что есть результат — возможность предотвратить реальную угрозу. Или же наоборот — тяжелее, потому что страх стал страшнее самой причины, по которой возник, и фактически ничего при этом не меняется. И если мы имеем дело со вторым моментом, то нужно просто взять себя в руки и не дать эмоциям одержать верх над разумом.

Иными словами, страхи нужно анализировать, искать причину, видеть настоящую причину за мнимой и копать глубже. До тех пор, пока страх довлеет над человеком, его можно считать неразрешенным, — а значит, истинную причину вы так и не нашли. Ищите ее в личном опыте, не обобщайте, старайтесь мыслить логически, представьте, что разбираете страх другого человека, попросите других людей объяснить, почему они не боятся того, чего боитесь вы. И, главное, продолжайте анализировать до полного устранения страха, день за днем, — ведь ничто не дается с первого раза.

Страхи и Учение

Следует сказать, что есть прямая закономерность между степенью познания в Учении и исчезновением страхов. Чем больше человек знает и понимает, тем, при прочих равных условиях, он меньше подвержен страхам. Мнимые же страхи, как болезнь, искореняются полностью. У этой закономерности есть целый ряд объяснений.

Прежде всего, страхи, какими бы они ни были, напрямую связаны с физическим телом, — ведь, в конечном счете, это оно страдает и испытывает муки. Для человека из Учения тело не является высшей и единственной ценностью, потому что, во-первых, он знает, что за время своего сознательного существования он перерождается ни один раз в разных телах, и, во-вторых, он не отождествляет свою личность с телом. Тело для человека из Учения является очень ценным и важным инструментом для вершения блага, не больше и не меньше. Иными словами, Человек Учения не пойдет на подлость или мерзость ради спасения своей шкуры, потому что у него другие ценности. Он знает, что с телом однажды все равно придется проститься, а вот совершенная подлость останется с ним навсегда. Человек Учения ставит в основу всего Дух, работу над своими нравственными качествами, совершенствование личности, а не ублажение тела как конечной цели. При такой расстановке акцентов страхи автоматически начинают уходить на второй план.

Приведу несколько необычный, но, как мне кажется, наглядный пример. Вам дали бумажный носовой платок и сказали, что если он порвется, вы сразу же умрете. Вы будете трястись над этим платком, как над зеницей ока, и ни в коем случае не будете его мочить, сморкаться в него; и если кто-то вдруг его схватит и решит использовать по назначению, вы испытаете ужас. Согласитесь, с таким носовым платком в кармане жить не очень уютно; тревоги будет гораздо больше, чем без него. Вот примерно так же происходит и с телом, когда на нем мир сходится клином. Я уже не говорю о том, что все подлости мира, в общем-то, делаются ради ублажения бренного тела. Люди живут одним днем, зачастую не видя дальше своего носа. О какой борьбе со страхами может идти речь, когда бумажный платок может порваться в любой момент? У Человека Учения такого платка нет, и это освобождает от многих страхов.

Далее, Человек Учения имеет совершенно иную картину мира и иначе видит на ней себя. Он знает, что является важнейшей частью эволюции Вселенной, — частью эволюции Духа, что именно через его моральный выбор и нравственность совершенствуется Дух. Он понимает, что это новый виток развития, движение в будущее, от менее совершенного к более совершенному. Также он знает, что Вселенная возложила эту функцию на всех людей, и это по силам каждому, — а значит, нет слабых, нет неудачников, нет проигравших. Даже самое сложное по силам каждому, потому что это естественно, — а значит, нет смысла бояться неудач. Такой человек верит в себя, в свои силы, и он не ограничен одной жизнью: что не будет сделано сегодня, обязательно будет сделано завтра.

Помимо всего этого Человек Учения знает о великом единстве и чувствует его. Он более не живет в вакууме, не чувствует себя маленьким и одиноким существом на окраине Вселенной. Он всегда едим с миром, он часть мира, а весь мир часть его. Мы все часть единого Духа, который неделим, но одновременно каждому из нас как бы вверена забота об одной его маленькой частичке. Фактически же разделения нет — каждый из нас одновременно является и частичкой, и всей Вселенной: «Капли дождя сливаются — и рождается океан» (Эвангелон, 66). Являясь каплями, мы уже сейчас являемся океаном. Каждый человек — это активный разум и Дух Вселенной, и уже во всей его полноте. Мы меняем только фокус восприятия. Я-человек, или Я-Вселенная, — все это стороны одного и того же.

Это можно увидеть на наглядном примере. Вдруг на секунду мы стали бы воспринимать себя не человеком целиком, а могли посмотреть на себя глазами одной клетки, как бы изнутри. Так и происходит — мы смотрим на мир и самого себя глазами клетки. Но можно сменить фокус и воспринимать себя полноценно. Я — это вся Вселенная. И не только капля — это часть океана, но и в этой капле содержится океан. Не только я — часть всего, но и все вокруг, вся Вселенная, — это лишь часть моей личности. Я действую повсюду, пребывая в себе, и сразу пребываю во всем. При таком восприятии собственные страхи кажутся какими-то мелочными и несущественными. Зачем бояться, когда за тобой вся Вселенная и ее силы? Ты, по сути, не можешь ничего потерять, потому что все вокруг и так принадлежит тебе. Страхи же всегда касаются тебя-клеточки, а не тебя-Вселенной. Поэтому Человек Учения смотрит на страхи с высоты Вселенной.

Помимо этого, ощущение единства делает психику человека естественно здоровой, и страхам в ней остается все меньше и меньше места. Если такой человек чего-то и боится, то он боится за других, за их благополучие, за их будущее. Но это даже не страх, а беспокойство, желание помочь и поддержать, сделать мир лучше.

Борьба со страхами в Учении происходит примерно так же, как и с пороками, — через осознание подлинного положения вещей, через расширение кругозора и сознания, через работу над своими нравственными качествами. Чем естественнее становится мировоззрение, чем лучше человек понимает законы Вселенной и Природы, тем проще ему выйти за рамки себя-частички, и тем меньше он подвержен страхам, иллюзиям и прочим негативным явлениям. Открываются новые горизонты, спадают прежние оковы, ты начинаешь видеть и чувствовать полноту и красоту жизни. Здесь мне вспоминаются слова, которые, если я не ошибаюсь, принадлежат французскому поэту Жану Марсенаку: «Чем больше я узнаю человека, тем больше я люблю собак, — говорил дурак; Чем больше я узнаю человека, тем больше я его люблю, — говорила собака; Чем больше я узнаю, тем больше я люблю, — говорил человек». А я бы сказала в унисон его словам: чем больше я узнаю, тем меньше я боюсь, — ведь в свете знания нет места тьме страха.

© Амрадхари, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *