Самое великое слово

samoe-velikoe-slovo

Он сказал: «Поехали!».
Он взмахнул рукой…
Словно вдоль по Питерской, Питерской,
Пронёсся над Землёй!

Н. Добронравов

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин совершил полёт в космос. Сказать, что это было знаменательное событие, — значит не сказать ничего. С него, в прямом смысле слова, началась новая эра. Не та, призрачная, о которой толкуют мистики и полуоккультисты-любители, а настоящая, подлинная.

Человечество не предназначено для того, чтобы быть навсегда прикованным к своей планете. Да, Земля прекрасна, и она — колыбель человечества. Но само понятие «колыбель» подразумевает, что однажды нужно будет из неё выйти. Жизнь в колыбели — лишь начальный этап истории человечества (пусть и весьма затянувшийся). Оно предназначено для того, чтобы выйти в космос, освоить другие планеты, встретиться с другими разумными расами. Это не фантазия и не фантастика. Это то, что можно назвать судьбой человечества. То, что должно быть. То, чему быть так же естественно, как ребёнку естественно взрослеть. Тот полёт был первым шагом из колыбели. Не просто важным научно-техническим достижением; не просто героическим поступком отважного человека; и уж конечно не просто победой на очередном этапе советско-американского космического соперничества. Это был самый настоящий шаг в будущее. Шаг, на самом деле, гораздо более важный, чем последовавший вскорости знаменитый шаг Нила Армстронга.

Я не собираюсь здесь принижать значение американского полёта на Луну. Просто он был уже потом. И не собираюсь возвеличивать космическое достижение Советского Союза. Что из того, что на шлеме Гагарина было крупно написано «СССР»? Такие события не должны рассматриваться как факторы политико-идеологические. Это означает принижать их. Меня тоже учили в школе, что первый полёт в космос тем и значителен, что это, прежде всего, подвиг советского человека. Но меня уже тогда мало волновало, что Гагарин был именно советским космонавтом. Главное, что человек впервые побывал в космосе, открыл путь туда. Именно от этого захватывало дыхание и кружилась голова. Ну а постоянное талдычение о советском достижении только притупляло ощущения, — потому что ты начинал понимать, что у тех, кто тебе это талдычит, вовсе не перехватывает дыхание от того, как чудесно это событие само по себе. И возникало чувство, близкое к обиде. Словно чудо запихнули в стандартную серую картонную коробку с давно набившим оскомину знаком качества и надписью «Сделано в СССР». Знаю, что до сих пор для многих именно эта надпись — что понюшка кокаина для наркомана; они даже готовы татуировать её у себя на лбу. Для меня же она с детства была знаком скучной банальности и того, что меня хотят заставить чем-то восхищаться. Так было и в отношении Гагарина. Ощущение чуда окончательно исчезло, когда мне настоятельно порекомендовали прочесть книгу А.Т. Гагариной «Слово о сыне». Я бросил её, не одолев и половины. На мой взгляд, это была скучная книга, похожая на агитационную листовку, только очень длинную. А ещё я ни на секунду не поверил, что она была собственноручно написана матерью Гагарина. И на этом мой интерес к нему и его подвигу угас. Только что-то слабо шевелилось где-то в глубине души, когда я видел его портрет на красивых почтовых марках, посвящённых космосу.

Для того, чтобы ощущение огромного значения этого события вернулось, потребовались годы и увлечение фантастикой. Читая о звездолётах, я порой возвращался мыслями к тому, первому, короткому полёту, и думал: вот к чему все мы шагнули тогда, в 61-м. Ну а когда появилось Учение с его концепцией будущего человеческой расы, стало понятно: да, это был шаг именно туда, в те дали, к тем звёздным кораблям. И ощущение невероятного, но реального чуда обрушилось на меня с новой силой. И больше оно не уходит, и не уйдёт никогда.

В заголовке данной статьи тоже говорится о слове. Но имеется в виду не то слово, которое я в своё время не дочитал. Речь идёт о знаменитом гагаринском «Поехали!». Возможно, это выглядит странно, — но я всерьёз считаю это слово самым великим из слов, произнесённых за всю историю человечества. Ведь главное — не что это было за слово, а что оно знаменовало. А знаменовало оно, ни много, ни мало, начало преображения человечества из земной расы в расу космическую. В ту, которая однажды сольётся в единстве с другими народами Вселенной, чтобы вложить часть себя в формирование новой разумной расы, которая вберёт в себя всё лучшее из влившихся в неё рас. Подобный процесс сейчас идёт на Земле: человеческие расы и народы сливаются в единый народ. Этот процесс не остановить. Плодом его станут те, кто уже не будет говорить «Я русский», «Я американец», «Я японец» и т.д., а будет говорить «Я человек, гражданин Земли». Ну а дальше — путь во Вселенную, путь к новому слиянию в новых, космических масштабах. Именно в этот путь позвал нас Юрий Гагарин своим «Поехали!». И какая разница, на каком языке это было сказано, если это было приглашением в наше общее будущее, приглашением не только за пределы атмосферы одной маленькой планеты, но и в такие дали и просторы, которые даже трудно вообразить? Слово общечеловеческого значения, — и не только для нашего времени, но и для тех тысячелетий, на протяжении которых человечество будет шагать к звёздам.

При этом Земля всегда будет оставаться нашей родиной. Даже больше, чем родиной: матерью. С появлением Учения слова «мать-земля», до того воспринимавшиеся мною как фольклорный штамп, тоже обрели для меня новое звучание. Ведь мы в самом деле часть нашей планеты, буквально плоть от её плоти. В наших телах её материя, и наша энергия — это её энергия. Земля — это наши корни; она всегда будет звать человечество домой, как мать зовёт детей. Вот так, находясь в мире энергии, я падал в галактику, потому что звала Земля. И выйдя в дальний космос, люди будут тосковать по своему дому, по своей планете, будут чувствовать любовь к ней и благодарность. Ведь именно она дала нам жизнь, и она будет давать людям силы на то, чтобы уходить в звёздные дали. И недаром в песне, ставшей эпиграфом для этой статьи, есть и такие строки:

В той степной дали
Первый старт с Земли
Был признаньем ей в любви!

Думаю, так оно и было. Ведь чтобы уйти в космос, нужно оттолкнуться от Земли.

Найдутся — это уж как пить дать, они всегда находятся в подобных случаях — такие, которые скажут: «А ты знаешь, что это всё неправда, и по некоторым сведениям из некоторых источников, близких к другим источникам, Гагарин был не первый, а может, и вообще не летал? Всё это пропаганда, вкручивание мозгов». Да, я в курсе, что ходят всякие слухи. Но для меня это — именно что только слухи. А значит, тут и спорить не о чем.

***

Сегодня Всемирный день авиации и космонавтики. Да, очень хорошо, что он всемирный. Но всё равно, он теряется на фоне огромного количества подобных праздников, — от Дня агронома или нефтяника до Дня плетения из солнечных лучей (что бы это ни значило). А ведь день первого полёта в космос — это особенный праздник, связанный с уникальным и неповторимым (первый полёт может быть только один раз) событием, имеющим ключевое значение для дальнейших судеб человечества. Это было событие, изменившее мир, в прямым смысле слова проложившее дорогу в будущее. И мне кажется, что этот праздник должен быть чем-то большим, чем день некой профессии или научно-технической отрасли. По сути, это ведь один из самых важных дней в истории человечества. И отмечаться он должен соответственно. Что там говорить: даже у меня, большого нелюбителя всяческих праздников, сегодня праздничное, радостное настроение, и хочется всех поздравить. Именно это я и сделаю, пользуясь случаем.

С праздником вас, люди! Желаю вам доброго пути. Доброго пути во Вселенную.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *