Разбивая оковы судьбы

Я всегда знал, что плохо быть обречённым, например, на казнь или слепоту. Но быть обречённым даже на любовь самой славной девушки в мире, на интереснейшее кругосветное путешествие и на поездку в Китежград (куда я, кстати, рвался уже три месяца) тоже, оказывается, может быть крайне неприятно.

А. и Б. Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

Ты, рассуждая о Судьбе,
Забыл о Духе человечьем.
Тому, поверь, гордиться нечем,
Кто заглушил его в себе.
Когда Судьба над нами властна, —
То лишь над мясом и костьми.
Кто это помнит ежечасно,
Те и являются людьми.
Судьба — она червю подобна:
Она пожрать способна плоть,
И кости источить способна, —
Но Дух не может побороть.
Ты из него и черпай силу;
Пути противного держись.
Судьба потащит плоть в могилу, —
А человек взовьётся ввысь.
Она взимать желает дань?
Так кинь же ей гнилую падаль!
Твоей душе оковы надо ль?
Судьба гнетёт? А ты восстань!

Атархат. «Подлинная история Фауста»

Судьба… Для одних это слово звучит как приговор, и вызывает чувство паники или возмущения. Для других оно, наоборот, звучит как утешение: всё уже решено и предопределено, причём предопределено так, как и должно быть, и можно излишне не напрягаться и не переживать. Для третьих, самых ушлых, оно стало удобным оправданием, — хотя, вообще-то, тут больше подходит словечко «отмазка». В стиле «Я сделал гадость — но не виноват, ибо судьба», или «Я профукал дело — ну что ж, так уж мне на роду написано». Или даже ещё конкретнее: «Так мне Бог предопределил». Идея судьбы, сиречь предопределённости, связана с понятиями о некой высшей силе, которая её и устанавливает, записывает на неких скрижалях. Это может быть Бог, или парки, или слепой рок, или закон причин и следствий, или ещё что-нибудь. Но что-то или кто-то непременно есть. Всегда есть кем возмущаться, на кого слепо полагаться или на кого перекладывать свою ответственность.

Можно проделать целое исследование и много написать о том, как идея предопределения воздействует на человека, как влияет на жизнь фатализм и т.п. Интересно, конечно, — но речь сейчас не об этом. Она о том, существует ли судьба в действительности, предопределены ли события жизни человека и его поступки.

Веру в слепой рок, в парок, прядущих нить человеческой жизни, в Бога, знающего всё наперёд, потому что всё им же и предопределено, мы оставим религиям. Объективная реальность — Природа и её законы. И законы эти подчинены одной задаче: совершенствованию Творца, успеху его внутренней эволюции. Для такого успеха необходимы благоприятные изменения в Духе, который совершенствуется через осознающих, в том числе — через людей. Это качественные изменения, — избавление от отрицательного и усиление положительного. Совершенствование качеств Творца — и в то же время качеств человека. Тут, в отличие от религиозной версии взаимозависимости, когда Бог захотел, и человек подчинился и изменился, работает обратный вариант: если человек захотел и изменился, то изменился и Творец. А что необходимо человеку, чтобы измениться? Знания? Безусловно. Но сначала нужно захотеть приобрести эти знания и захотеть применить их должным образом. Нужно захотеть сделать выбор между правильным и неправильным, и сделать его. То есть необходима свобода воли, без которой знания бесполезны и моральное совершенствование невозможно.

Отсюда следует, что предопределение поступков человека и его судьбы противоречило бы смыслу эволюции. Её задача — порождать существа, обладающие свободой воли и могущие совершенствовать себя и Творца. Причём их свобода воли — это проявление свободы воли самого Творца; так сказать, точечное её проявление. Творец реализует её через нас, людей, и через других осознающих.

Конечно, человек подчиняется закону причин и следствий. Но он и сам является одним из факторов этого закона. Он делает выбор и совершает поступки, тем самым порождая причины, которые влекут за собой следствия. Ясное дело, свободен он не во всём. Он не может преодолеть законов Природы. Но то, что в определённой степени он свободен, это тоже закон Природы. И этого достаточно для того, чтобы человек мог сам моделировать свою жизнь, мог управлять ею. Причём выбор есть всегда. Даже тогда, когда кажется, что его нет. Иной раз можно услышать что-то вроде «У меня не было выбора. Если бы я не сделал (или, наоборот, сделал) то-то и то-то, я бы погиб». Однако выбор всё-таки был. Можно было выжить, и можно было погибнуть. Просто второй вариант настолько страшен и нежелателен, что его даже не признают за вариант. Человеку зачастую легче отказаться от свободы воли, чем сделать то, чего делать не хочется. Но эта свобода — такая штука, от которой можно сколько угодно отказываться, но нельзя отказаться. Потому что отказ воспользоваться правом выбора — это уже выбор. Причём выбор в ту сторону, какую ты считаешь для себя лучше. Мы выбираем даже тогда, когда отказываемся выбирать. Потому что свободная воля и право выбора — это то, что по определению неотторжимо от человека. В противном случае в самом нашем существовании не было бы смысла. И нас самих не было бы. Мы существуем для того, чтобы выбирать.

Человека ограничивают, с одной стороны, законы Природы, и с другой стороны, свободная воля других людей. На первое мы влиять не можем, на второе можем. В любом случае, остаётся достаточно пространства выбора, чтобы формировать свою жизнь. Даже если ты позволяешь кому-то делать это за тебя, то всё равно ведь это именно ты позволяешь. Хотя бы тем, что не сопротивляешься. Даже когда ты принимаешь решение подчиняться и подчиняешься, или принимаешь на себя долг, то всё равно это именно твоё решение. Иными словами, каждый сам формирует свою судьбу. Не факт, что она будет такой, как он хочет, — ведь его выбор и поступок имеет последствия в виде реакции на этот поступок, выбора и ответного поступка другого человека. Но это уже никак не предопределение и не слепой рок, а абсолютно иная по своей сути ситуация, когда один свободный выбор сталкивается с другим свободным выбором. Порой это бесконечно всё усложняет, — но свободы воли не отменяет.

Строя свою жизнь, человек часто и сам не знает, чего он в дальнейшем захочет и что сделает. Его желания, намерения и убеждения меняются, он меняет свои планы и, бывает, противоречит сам себе. Поэтому будущее, которое он формирует, имеет множество вариантов. Никто из нас не всеведущ даже в отношении самого себя; и мы можем идти к определённым целям, строить планы, но не знаем точно, как всё будет в итоге. Люди постоянно влияют друг на друга, и все вместе влияют на общество в целом. Поэтому как у отдельного человека, так и у общества нет предопределённого будущего (такие вещи, как старение и смерть не в счёт: это природные процессы). Это будущее является вероятным. Потому и на скрижалях в мире энергии, где прошлое зафиксировано раз и навсегда, будущее выглядит как непрерывно меняющий калейдоскопический узор, от которого у умеющих видеть рябит в глазах, — если можно так выразиться. Потому так часто ошибаются даже лучшие провидцы и гадалки.

Оттого и в Учении судьбой называется не то, что должно произойти, а то, что уже произошло, и что поэтому нельзя изменить. То есть судьба — это всё-таки нечто неизменное. Только не грядущее, а прошедшее. Почему же некоторые предсказания всё же сбываются? Потому что какие-то из вероятностей в любом случае осуществляются. Из этих нитей ткётся полотно человеческой жизни. Причём некоторые — хотя и очень немногие — вероятности столь велики, что их, пусть и с некоторой натяжкой, даже можно назвать предопределениями. Но такие случаи достаточно редки, и возникают они в результате каких-то феноменальных стечений обстоятельств и факторов.

Считать, что вся твоя судьба предопределена, очень тяжело и страшно. Это подобно оковам, которыми ты скован по рукам и ногам и которые не позволяют сделать даже малейшего свободного движения. Это рабство в степени рабства. Но в действительности этого рабства нет. Оковы оказываются мнимыми. И для того, чтобы от них освободиться, достаточно это понять. Из всех разновидностей рабства самая горькая — даже не добровольное рабство, а рабство мнимое. Из всех оков самые тяжёлые — те, которых на самом деле не существует. Ведь тогда получается, что ты сковал себя сам, сам лишил себя свободы, даже не поняв этого. И свобода теперь кажется тебе рабством. Для того, чтобы стать свободным, нужно понять, что ты свободен. Понять, что ты сам себе судьба. Тогда оковы иллюзорной судьбы будут разбиты. Иллюзорные оковы. Самые тяжёлые. Мы сами их создаём и сами разбиваем. Потому что и то и другое — в нашей воле. В нашей свободной воле, которую нельзя утратить, как ни старайся.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *