Равные и уникальные

Вы так прекрасны, что у меня в животе как будто поселился рой шмелей.

Сериал «Твин Пикс»

Вопрос равенства полов актуален уже много тысяч лет. Потому что женщины издревле поставлены в неравное по отношению к мужчинам положение. Согласно ряду исследований, существовали и матриархальные общества; однако это скорее эпизодические явления, чем некая закономерность. По большей части, женщины на протяжении истории находились на положении людей второго сорта. Причём, как правило, они и сами это признавали, повинуясь обычаям и традициям. Те из них, кто пытался встать на одну ступень с мужчинами в том, что всегда считалось мужской сферой деятельности, зачастую расплачивались за это жизнью, — вспомним хотя бы Гипатию Александрийскую или Жанну д’Арк. Исключением обычно бывали коронованные особы, — королевы, царицы, императрицы, — или могущественные фаворитки. Да и то в некоторых культурах подобное было невообразимо.

Со временем ситуация начала меняться, — медленно, со скрипом. Так, во Франции XVII-XVIII веков возникли салоны, посвящённые искусству, философии и т.п., хозяйками и вдохновительницами которых были просвещённые дамы из высшего света. Появились женщины-писательницы. Спустя не столь уж значительное время возникло движение суфражисток. Примерно с того момента процесс уравнивания женщин в правах с мужчинами пошёл семимильными шагами, — по крайней мере, в западном мире. Сейчас уже можно констатировать, что он пришёл к успешному завершению. В том же западном мире женщины стали равны мужчинам; на Востоке этот процесс теперь тоже идёт, хотя и с бОльшими сложностями, потому что восточные культуры в целом более традиционны, нежели западные.

Я сказал «более», потому что при всей прогрессивности западной культуры на Западе традиционность такого рода тоже проявляется, хотя и не столь сильно. Например, некоторые профессии считаются традиционно мужскими, а за женщинами всё ещё довольно прочно закреплён привычный статус домохозяек. Речь сейчас не о том, хорошо это или плохо, и мы не будем этого обсуждать. Главное, что это кажется совершенно неприемлемым нынешним борцам за права женщин, и они усиленно добиваются абсолютного уравнивания, — при этом понимая его по-своему.

Тут и начинаются перегибы. Само по себе это неудивительно: когда человек долго, целеустремлённо и непримиримо борется за что-то, ему становится трудно вовремя остановиться, потому что порой сбивается некий ограничитель, и он перестаёт отдавать себе отчёт в степени адекватности своих действий. Его, проще говоря, заносит. Какие же перегибы можно отметить в свете нашей темы? Ну, например, такой: активистки, борющиеся за права женщин, зачастую начинают отрицать права тех же женщин на самоопределение. К примеру, некоторые женщины сами избирают для себя статус домохозяек, или признают, что некоторые профессии являются мужскими, или желают соблюдать те или иные традиции в женской одежде (скажем, носить хиджаб), — а такие активистки начинают их агитировать, убеждать, что они должны вести себя иначе, даже стыдить. Одним словом, давят на них, стремясь навязать свою точку зрения. По их понятиям, «быть равной и свободной» для женщины означает следовать тому, к чему призывают они, и не иметь иной альтернативы. Они пытаются заменить диктат мужчин на свой собственный диктат.

Другой перегиб заключается в том, что равноправие всё чаще понимается как одинаковость, стирание различий между мужчиной и женщиной. Различий не только в сферах деятельности, но и в поведении, манерах, одежде. Мужскую по происхождению одежду женщины носят давно; но они творчески адаптировали её под себя, сделали изящной, женственной. Так, дамский брючный костюм не спутаешь с мужским. И это замечательно, — ведь он подчёркивает женскую красоту. Теперь же в угоду женщинам, не желающим отличаться от мужчин, и мужчинам, желающим не отличаться от женщин, появился стиль «унисекс», распространившийся на одежду, обувь, аксессуары, причёски, парфюмерию и т.д. А в итоге накладывающийся и на поведение. Многие уже считают, что чем-то отличаться от человека другого пола не только неприлично, но и оскорбительно для него.

Стирание различий распространяется на разные сферы жизни. Для примера можно вспомнить инцидент, недавно имевший место в Индии. Тамошние феминистки много лет добивались через суд права для женщин посещать храм Сабаримала, традиционно мужской, куда женщины если и допускались, то только не детородного возраста. И добились. Первые две посетительницы вошли туда в сопровождении полиции, защищавших их от возмущённых мужчин. Снятие запрета вызвало массовые протесты, и даже один акт самосожжения. То есть в обществе возник конфликт. Вопрос: ради чего? Ответ: в действительности — только лишь ради того, чтобы ещё кто-то мог настоять на своём и получить удовлетворение от устранения ещё одного различия между мужчинами и женщинами. Ведь дело тут именно в устранении различий, а не в равноправии. В Индии есть храмы как только для мужчин, так и только для женщин. Равноправие — это когда и мужчины, и женщины имеют право на заведения (храмы, клубы и прочие, вплоть до уборных) и организации, куда представители другого пола не допускаются. А когда женщина прорывается в мужское заведение, или мужчина прорывается в женское, это уже нечто совсем другое. Это означает просто-напросто, что кто-то психует оттого, что ему не всё позволено. И отсюда явственно торчат уши каких-то болезненных комплексов.

Стремление к стиранию различий между полами — одна из самых нелепых вещей, какие только могут быть. Потому что мужчины и женщины — разные. Такими их сделала эволюция, такими их создала Природа. И это замечательно. А вот стирание различий — противоестественно. Оно обедняет жизнь человечества, лишает общечеловеческую культуру многих её важнейших составляющих, обворовывает эмоциональную и духовную жизнь человека. Давайте представим немного фантастическую ситуацию — что собрали вместе Рембрандта и Айвазовского, и говорят им: «Ваш живописный стиль и тематика различаются, и это непорядок! Каждый из вас самобытен, — что оскорбляет другого. Вы должны выработать некий усреднённый стиль, — пусть однообразный и унылый, и пусть будет не разобрать, кто есть кто, но зато тогда вы будете равны, и никому не будет обидно». Что произойдёт в итоге? Мир утратит двух великолепных художников, а взамен получит какую-то невнятную и безликую мазню. Так вот ровно то же происходит, когда стремятся стереть различия между мужчиной и женщиной. Ведь именно их несходство делает их отношения эмоционально и эстетически богатыми, а чувства — глубокими.

Для мужчин нормально быть мужественными, а для женщин — женственными. Это никого не унижает. Просто каждому — своё. Оба пола, конечно же, должны быть равны в правах, — но при этом каждый из них уникален и своеобразен. Это как талант. Ты не отказываешься от своего таланта только потому, что его наличие не нравится бесталанным скандалистам. Напротив: ты развиваешь его, творчески применяешь, и благодаря ему создаёшь что-то хорошее, полезное, прекрасное. Так и с различием полов. Его не нужно стирать. Его нужно превратить в стимул для вдохновения, в повод для радости, в предмет искусства. Собственно, всегда именно так и было. Только в наше время нелепая и бессмысленная усреднённость начинает обворовывать человеческие души.

Мужчина любит женщину за то, что она выглядит как женщина, ведёт себя как женщина, и устроена как женщина. А она его любит за то, что во всём перечисленном он — мужчина. Они наслаждаются друг другом потому, что они такие разные. Каждый из них дарит другому то, чего у того нет: женщина дарит мужчине свою женственность, он ей — свою мужественность. И это поистине бесценные дары. Вместе двое как бы составляют единое, более совершенное существо. Именно потому, что очень разные. В эмоционально-духовном плане эта разность порождает любовь, в плане материальном — новую жизнь, нового маленького человека. Это — счастье, зиждящееся на соединении двух очень разных людей: мужчины и женщины. И насколько же пустоумным и закомплексованным надо быть, чтобы всячески стараться свести это на нет?

Уникальность, самобытность, своеобразие двух полов, — это прекрасно. Это одно из величайших богатств человечества. И им надо наслаждаться. Наслаждаться именно различием. Пусть женщина будет женщиной, а мужчина — мужчиной. Пусть каждый из них будет для другого иным миром, неизведанным и удивительным. Пусть они дарят себя друг другу, пусть каждый из этих миров раскрывается для другого как позволяющее к себе прикоснуться чудо. Пусть это делает их счастливыми. Не нужно превращать их в некие одинаковые бесполые существа, которым, по большому счёту, нечего сказать о себе, и нечего подарить другим таким же, кроме кратковременного чисто физиологического удовольствия.

Не обворовывайте себя и других. Не лишайте жизнь ярких контрастов женственности и мужественности. Наслаждайтесь ими.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *