Против течения

protiv-techeniya

Многие из тех, кто знакомится с Учением, задают вопрос: отчего при столь серьёзной и основательной мировоззренческой базе, наличии нескольких книг, опубликованных в Интернете, плюс одна изданная, и более чем 20 годах существования его успехи в распространении столь скромны и последователей так немного? Некоторые стараются разобраться в причинах. Другие предпочитают не вникать, а просто произносят со значением: «Видимо, что-то тут не так!», — имея в виду, что если общество не принимает Учение на «ура», то это говорит о недостатках Учения и его непригодности к тому, чтобы быть духовным путём.

У ситуации, сложившейся с Учением на сегодняшний день, несколько причин. И основная из них, пожалуй, действительно заключается в том, что с Учением «что-то не так». Даже более: с ним почти всё не так. С точки зрения современного общества. Вот только говорит ли это о минусах Учения, или о минусах общества? Понимаю: последние слова звучат довольно претенциозно. Однако мы не будем ограничиваться простой постановкой такого вопроса, а рассмотрим дело более пристально.

Современное общество — это общество потребления, в котором выше всего ценятся комфорт, выгода и свобода действия. Преуспевают прежде всего те проекты, предприятия и организации, которые играют на этом и предлагают потребителю то, чего он требует. Данная тенденция всё яснее прослеживается и в духовной сфере. Старые религии постепенно сдают свои принципиальные позиции, в том числе нравственные, и всё больше стремятся подстроиться под современного духовного потребителя. Ведь в наше время принципиальность не в чести; и если неуклонно следуешь принципам, то с большой вероятностью прослывёшь фанатиком или, как минимум, отставшим от жизни ретроградом. А главное — быть принципиальным невыгодно. Религия, не идущая навстречу пожеланиям потребителя, будет терять последователей, и вряд ли найдёт новых. Это потому, что потребитель воспринимает религию не как духовный путь, которому нужно следовать и в соответствии с которым нужно меняться, а как разновидность сервиса, где его, потребителя, интересы превыше всего, и где его должны обслужить так, чтобы ему было комфортно и выгодно. К сожалению, этот эгоистическо-меркантильный дух пропитывает собой уже не только бытовую и деловую сферы, но и сферу духовную. Подчиняясь тенденциям, старые религии постепенно перестают быть самими собой, и постоянно появляются всевозможные новые учения, изначально ориентированные на удовлетворение запросов потребителя. Они действуют по принципу «Клиент всегда прав. А значит, если он хочет, чтобы что-то, что ему нравится, было правильным, мы объявим это правильным и придумаем обоснование. Даже если то, что ему нравится, эгоистично и безнравственно». Именно такие учения-сервисы пользуются успехом.

УЕХ не относится к их числу. Оно появилось не для того, чтобы оправдывать и поощрять отрицательные явления, а для того, чтобы бороться с ними. С его точки зрения, главное — не чтобы было удобно, а чтобы было правильно. И человек — не пуп земли, под интересы которого должен подстраиваться мир; человек — часть системы мира, важная часть, несущая большую ответственность, и заботиться ему следует не о собственной выгоде и комфорте, а о том, чтобы в порядке был мир. Нельзя сказать, что означенная позиция является новой и оригинальной. Подобные вещи вам скажут многие: «Человек — часть мира, он должен заботиться о мире» и т.п. Обычно это остаётся риторикой. Призывают к одному, делают другое. А малейшая необходимость поступиться своими интересами воспринимается как ограничение свободы, — величайшее зло, которое способен себе представить человек нашего времени. Учение же не разделяет слово и дело. Оно показывает конкретную картину мира, дающую возможность понять, что есть добро, а что зло, и учит применять это на практике. Оно показывает место и роль человека в системе мира и имеет обоснованную концепцию того, каким ввиду этого должен быть человек. Ну а из концепции необходимо вытекает набор принципов и нравственных правил, которым оно и призывает следовать. И вот это-то многим не нравится, поскольку воспринимается как ограничение свободы. Именно это особенно часто ставится в упрёк Учению, и именно это отпугивает часть тех, кто начинает им интересоваться. Простая необходимость учиться следовать пути, который ты избрал, вместо того чтобы переделывать его под свои желания. Раньше практически все пути (сиречь религии и учения) были такими, — меняющими людей. В этом и был их смысл. Теперь они сами меняются под потребителя, — одни меньше, другие больше. Учение так не поступает. И это оказывается одной из основных претензий к нему и одной из главных причин его непопулярности.

Кроме того, если брать, опять же, духовную сферу, Учение выступает против ряда модных нынче тенденций. Например, то, что оно называет духовным блудом, — когда вместо того, чтобы следовать избранному духовному пути (любому, не обязательно Учению), пытаются одновременно следовать сразу нескольким, исключающим друг друга. Например, христианству (какой-то из его конфессий), буддизму и суфизму, или православию и Агни-Йоге, или ещё какому-нибудь невероятному сочетанию. Это называется «пытаться сидеть одним седалищем сразу на нескольких стульях». Это нелепо, и разные пути на самом деле несовместимы, — но вот хочется, понимаете? А значит — можно и нормально. Другая разновидность духовного блуда — когда берутся понравившиеся куски из самых разных учений и смешиваются в одну кучу, безо всякого смысла и логики. Это очень любят те, кто считает, что уж они-то обладают феноменальной способностью чувствовать Истину и выбирать её частицы из разных учений. В итоге создаются «лоскутные мировоззрения», состряпанные из противоречащих друг другу кусков и не годные более ни на что, кроме как тешить самолюбие своих создателей. Обе эти формы духовного блуда, когда Истину не ищут, а создают под себя, словно шьют одежду, чтобы было удобно, сейчас чрезвычайно популярны. И те, кто это практикует, в ответ на критику ведут себя исключительно агрессивно.

Как и сторонники другой моды — моды считать, что все религии и учения равно истинны, и что все духовные пути ведут к одному и тому же результату. Это явная нелепость, поскольку разные духовные системы очевидно противоречат друг другу. И для того, чтобы всё же свести их к одному, широко применяется казуистика, перетолкования и выворачивания смысла наизнанку. Например, когда одно учение говорит, что реинкарнации не существует и человек живёт одну жизнь, а другое говорит, что реинкарнация существует и человек перерождается многократно, они доказывают, что в виду имеется одно и то же, — «просто надо правильно понимать». Или когда одно учение утверждает, что есть всемогущий Бог, создавший мир и стоящий над законами Природы, а другое утверждает, что всемогущего Бога нет, а всем управляют исключительно законы Природы, они также доказывают, что имеется в виду одно и то же. Я не шучу: все мои примеры берутся из реальной жизни. Такое отношение к различным духовным путям, обезличивание их и подстригание под одну гребёнку, почему-то считается проявлением уважения к ним. Высшим достижением этой странной концепции стало утверждение, что считать учение, к которому принадлежишь, единственно истинным, некрасиво по отношению к другим учениям и является проявлением неуважения к ним. УЕХ же считает, что Истина одна, путь к ней один, что каждый человек имеет право считать свой путь единственно верным, и что именно это его убеждение нужно уважать. За это некоторые очень не любят УЕХ, — видимо, забывая, что, согласно их же концепции, его взгляды тоже являются верными.

Из прочих тенденций, которые Учение считает отрицательными и которые оно критикует, упомяну, например, отрицание авторитетов духовных Учителей. Хотя если точнее, то это не совсем полное отрицание: эти авторитеты признаются таковыми — но лишь до тех пор, пока то, что они говорят, совпадает с мнением духовного потребителя. Закончилось совпадение — закончилось доверие и уважение. Так нынешний буддист говорит: «Вот в этом, этом и этом Будда был прав, а в этом, этом и этом неправ, и я с ним не согласен». О да: ведь он всё знает лучше Будды, и может отредактировать его учение… Привычка считать самого себя высшим духовным авторитетом, свойственная сейчас столь многим, — одно их худших проявлений самомнения и гордыни. Ещё упомяну стремление многих достичь духовного продвижения не путём следования избранному пути и старательной работы над собой на протяжении всей жизни, а путём использования голых практик, — медитативных, энергетических и прочих. Эти практики обычно бывают вырваны из контекста учений, в которых они были разработаны, или вовсе не имеют контекста, будучи состряпаны «на коленке» каким-нибудь самозваным «мастером». И те, кто их использует, убеждены, что следование пути и большая духовная работа не нужны, а достаточно попрактиковать какую-нибудь методику несколько месяцев — и высокий духовный уровень тебе обеспечен. Увы: в действительности тебе вряд ли обеспечено что-то кроме иллюзий, тормозящих духовное развитие, и очередного уровня завышенного самомнения.

Это что касается основных моментов, вразрез с которыми Учение идёт в духовной сфере. А поскольку всё это очень популярно на современном духовном рынке, — который всё больше превращается в рынок в прямом смысле слова, — то Учение многим не по нутру.

Похожая ситуация вырисовывается и в моральной сфере, — если рассматривать эту сферу как самостоятельную. Здесь тоже правит бал потребительский подход. И всё, что в него не вписывается, принимается в штыки. Возьмём простейший пример, можно даже сказать, частный: ложь. Учение категорически не приемлет ложь. Но ведь без неё не обходится почти никто. Она используется в широчайшем диапазоне — от мелкой лжи из вежливости или чтобы не обидеть, до создания мошеннических финансовых пирамид и обмана политиками целых народов. Многие убеждены, что без неё не проживёшь, — в частности, они не могут представить себе род деятельности, не требующий использования лжи. Или воровство. Учение осуждает его, — в то время как многие живут по принципу «Чужого не возьмёшь — своего не будет». Или осуждаемый Учением разврат, — супружеская измена, беспорядочные связи и прочее, что подпадает под это определение. Да, конечно, все знают, что ложь, воровство и разврат — это плохо. Но знать — одно, а отказаться от них — совсем другое. Поэтому многие считают, что у Учения слишком высокие моральные принципы, которым едва ли возможно следовать. Оно также против легальных пороков — таких, как употребление алкоголя и курение. А равно и легализации наркотиков, даже лёгких. Ведь все большие проблемы начинаются с малого и, на первый взгляд, безобидного. К категории постепенно легализуемых отрицательных явлений относится также насаждение — кое-где уже практически принудительное — толерантности по отношению к противоестественному разврату. Так, людям внушается, что гомосексуализм — это нормально; разрешается его агрессивная пропаганда, от гей-парадов до издания одобряющих его книжек для детей; в отдельных (пока что) странах узакониваются однополые браки и усыновление такими парами детей. И один из лучших способов прослыть мракобесом и нетерпимым фанатиком — это осудить подобные безобразия. Кое-где за поднятие голоса против них уже можно получить тюремный срок. Современное «толерантное» общество одним позволяет напористо и агрессивно насаждать то, что во все времена считалось ненормальным и аморальным, а другим, тем, кто имеет и высказывает иную точку зрения, нетолерантно затыкает рты и третирует их. Учение же стоит на той принципиальной позиции, что насаждение и узаконивание всего этого недопустимо, что нельзя отклонение от нормы официально объявлять нормой, и что такая толерантность — это лжетолерантность, идущая во вред обществу. Но поскольку у неё много сторонников, практически превращающих её в символ свободы, то Учение и здесь, мягко говоря, не в почёте. В завершение этого неполного, но, надеюсь, наглядного перечня узаконенных (пусть пока и не везде) безобразий упомяну то, что Учение считает самыми настоящими преступлениями, — например, смертную казнь и аборт. Сторонники последнего не желают признавать ещё не рождённого ребёнка человеком, — потому что так его проще убить, если он мешает. По Учению же аборт — именно убийство. И это также делает Учение неприятным и нежелательным для многих.

Есть также ряд явлений иного плана, осуждаемых Учением, — таких, как расизм, национализм, понижение общего культурного уровня общества, хищническое отношение к природе нашей планеты и т.п. Думаю, вряд ли нужно пояснять, в противоречие со сколь многими интересами это вступает.

В целом складывается такое впечатление, что Учение выступает против множества явлений и тенденций, гласно или негласно признающихся нормой для современного общества. И это верное впечатление. Да: так оно и есть. Потому что все перечисленные явления являются отрицательными, разрушительными для общества. Именно тем, что они активно насаждаются и всё больше воспринимаются как норма, объясняется нарастание в мире вражды и жестокости, бездуховности, безнравственности и бескультурия, эгоизма и потребительского отношения ко всему, гордыни и нетерпимости, лицемерно выдающей себя за терпимость. Всё это подобно грязному потоку, увлекающему человечество к краю пропасти. Учение идёт против этого потока, и последователи Учения не намерены ему поддаваться. Поэтому оно встречает на своём пути большие трудности, а порой и откровенную враждебность. Поэтому на сегодняшний день у него, несмотря на его серьёзность, глубину и этичность, мало последователей. А те, что есть, сталкиваются с непониманием и даже осуждением. Осуждением за что? Как ни странно, за стремление быть приличными людьми и призыв к тому же других.

Да: с Учением и с нами, его последователями, что-то не так. Мы не хотим плыть в потоке грязи. Мы идём против течения. И прекрасно это понимаем. Принцип «Против течения» для нас уже стал своего рода девизом, чем-то вроде фирменного знака. Не потому, что мы злостные нонконформисты. Вовсе нет. Потому, что всё то, о чём шла речь выше, — это действительно отрицательные явления, разрушающие человека, общество и весь мир. А мы уверены, что этот разрушительный поток можно и нужно обуздать и остановить. На это потребуется много времени и труда, — но это возможно.

Потому мы идём против течения. И поскольку, как было сказано выше, исправление ситуации потребует много времени, нас не пугают трудности с распространением Учения. Оно не ставит себе задачей изменение людей и мира в кратчайшие сроки. Это потребует десятков и, вполне возможно, даже сотен лет. По-настоящему большие дела не делаются быстро. Пусть наше дело начинается нелегко; со временем оно наберёт обороты. В него будет включаться всё больше людей, — и те, кто идёт против течения, со временем создадут свой поток, очищающий, а не оскверняющий, текущий от гибельной пропасти, а не к ней.

Этой довольно длинной статье я дам простое и краткое резюме. Оно таково: не всё то популярно, что хорошо и правильно. Порой именно это гарантирует наибольшие сложности. Примеров тому в мировой истории — огромное количество, и их можно найти без труда. А в наше время одним из ярких примеров является Учение Единого Храма. Учение, идущее против течения.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *