Про это

pro-eto

На все лады они вопят «Свобода!».
А что в уме? — лишь своеволье сброда.

Джон Мильтон

Сейчас много говорят о так называемом «Окне Овертона» — технологии, позволяющей внедрить в общественное сознание и легализовать то, что прежде было неприемлемым для общества. Как пример работы этой технологии обычно приводят успешное насаждение толерантного отношения к гомосексуализму, узаконивание однополых браков и популяризацию всего, что этому сопутствует. Также приводятся примеры того, как по той же технологии уже начинается внедрение терпимого отношения к таким явлениям, как инцест и даже каннибализм.

Безусловно, пропаганда таких вещей возмутительна. Однако считаю необходимым заметить, что в материалах, посвящённых критике «Окна Овертона», нередко встречаются передёргивания. Так, после прочтения некоторых из них возникает впечатление, что данная технология создана исключительно для пропаганды всяческих извращений. Это не так. Просто в этом направлении она очень хорошо работает. По другим материалам видно, что проблема безнравственности как таковой их авторов волнует меньше, чем они хотят показать. Под предлогом критики «Окна Овертона» они пользуются ещё одной возможностью заклеймить Запад, — что больше напоминает не борьбу за нравственность, а политический заказ. Читатель всячески подталкивается к выводу, что некие силы, угнездившиеся на Западе, целенаправленно работают над уничтожением человечества через его моральное разложение.

Оставим в стороне политические спекуляции. Тем более, что человечество не надо разлагать морально: оно и само с удовольствием разложится, если просто пустить всё на самотёк. Так необязательно поощрять в ребёнке склонность к вранью, грубости и хулиганству: достаточно просто быть к ним терпимыми и снисходительными — и ребёнок с удовольствием покатится по наклонной плоскости. Я недаром дважды повторил «с удовольствием». Именно удовольствие является основным стимулом к безнравственному поведению. Удовольствие сексуальное, удовольствие от удовлетворения самолюбия и самомнения, удовольствие от ощущения своей силы и власти над другими людьми, и т.д., и т.п. Всегда удовольствие. Как известно, запретный плод сладок. И не надо рассказывать сказки о том, что любители этого плода обитают только на Западе. Их полно везде. Именно поэтому пропаганда толерантности по отношению к различным извращениям имеет всё больший успех. Врата сада с запретными плодами открываются всё шире. И люди открывают их сами. Общими силами. Потому, что сами этого хотят, а не потому, что кто-то промывает им мозги. «Окно Овертона» в той сфере, где оно пропагандирует безнравственность, работает так успешно потому, что легко искушать того, кто сам ждёт не дождётся, когда его искусят. Да: Запад в этом деле успел раньше всех. Но и все остальные своего не упустят. Дайте срок.

Тут есть определённая закономерность. Первыми в очереди на ампутацию нравственности оказываются государства с наибольшей степенью свободы (во всех смыслах этого слова) граждан. Свобода — это, конечно, очень хорошо. Но до определённого предела. Потому что всё хорошо в меру. То, что превысило свою меру, превращается в яд. В том числе — свобода. Ну а когда речь идёт о свободе получать удовольствие, то огромные массы людей готовы грудью встать на защиту столь желанного сочетания. При этом одни борются именно за право на свои извращённые удовольствия, а другие, сами к таким удовольствиям не склонные, выступают как принципиальные борцы за свободу как таковую, — и символом её делают права первых. При этом свобода рассматривается однобоко: те, кто требует снятия моральных запретов, имеют право на свободу, а те, кто с ними не согласен, не имеют. То есть свободны только те, кто движется в определённом направлении. Остальные под определение «свободный человек, имеющий право на своё мнение и на протест» не подпадают.

Сейчас уже может очень дорого обойтись высказывание несогласия на легализацию однополых браков, усыновление (угомосексуаление?) такими парами детей, и вообще неодобрение гомосексуализма. Выскажись в таком ключе — и сбежится толпа, которая начнёт тебя хаять и забрасывать грязью. Потому что права на такое мнение ты больше не имеешь. Твои права на свободу убеждений и протеста переданы чьему-то заду. Ну а ты, в лучшем случае, будешь заклеймён как гомофоб. Этот термин вовсю используется для того, чтобы унижать несогласных. Когда-то он был вполне научным, — теперь же несёт в себе яркий оттенок презрения и обвинения. В худшем случае ты будешь назван нетерпимым фанатиком и фашиствующим выродком, ненавидящим свободу. При этом слово «педераст» в твоих устах будет считаться страшным оскорблением, а слова «фанатик», «фашист» и «ненавидящий свободу выродок», применённые по отношению к тебе, — нет. А можешь и попасть под суд за выражение своего мнения, — потому что многим уже видится оскорбление в том, что кто-то с ними не согласен. И это несмотря на то, что против гомосексуализма можно привести много доводов, — биологических, психологических, морально-этических, — а в пользу его существует лишь один довод: хочется. Просто кому-то это доставляет удовольствие. И этот довод перевешивает всё, — биологию, психологию, этику, здравый смысл, совесть. И свободу. Свободу несогласных высказывать и отстаивать своё мнение.

Но что такое легализация, защита и поощрение гомосексуализма? Это — разминка. Пробный камень. Потому что запретных плодов много не бывает. Узнав о легализации однополых браков, я предположил (и моё предположение уже начинает оправдываться), что дело пойдёт гораздо дальше, и со временем дойдёт до легализации инцеста, педофилии, зоофилии, некрофилии… Знаете ещё какие-нибудь извращения? Сами добавьте их в этот список. Вряд ли ошибётесь. Что, не верится? А ещё 70 лет назад можно было поверить в гей-парады и вообще в открытую и агрессивную пропаганду гомосексуализма? А ещё 30 лет назад можно было поверить в однополые браки? Погодите: всё ещё только начинается. Скоро вам убедительно объяснят, что и во всех остальных извращениях нет ничего плохого. Возьмём, к примеру, некрофилию. Ну правда, что в ней плохого? Чьи права нарушаются при изнасиловании трупа? Он же не гражданин, и вообще не живое существо. Законы Природы нарушаются? Да бросьте: они для животных. Человек, как высокоинтеллектуальное и высокодуховное существо, стоит выше их. Оскорбляются чувства родственников покойного? А если родственников нет? Да и если есть, то они ведь не потерпят никаких материальных убытков. Ну а оскорблённые чувства… Они не в счёт, если кому-то хочется. И защиты, вообще-то, заслуживают только чувства тех, кому хочется. А уж назвавшему их хотение ненормальным — прямая дорога в суд, за оскорбление. Всё? Нет, не всё. Труп — не гражданин и не живое существо, и при этом годится в пищу. Так почему бы не употребить? Довод насчёт законов Природы уже отметён (см. выше). Родственники покойного? А является ли труп их частной собственностью, движимым имуществом? Где документы на права собственности? Нету? Вот и не мешайте людям получать удовольствие. Кто смел, тот и съел. Хотя, возможно, всё же следует предоставить родственникам усопшего приоритетное право на поедание его трупа. А не хотите сами — отдайте другим. Они хотят. И имеют полное право воплотить своё хотение в жизнь.

Думаете, я утрирую? А у меня есть стойкое ощущение, что нет. Поговорим на тему утрирования лет через …дцать.

Не знаю, как другие, а я не собираюсь позволить себя переделать. Толерантность, которая открывает широкие возможности для насаждения своей точки зрения одними и затыкает рты другим, — это дрянь, а не толерантность. Кистень разбойника. Я имею право на своё мнение, и не собираюсь от него отказываться. Ни от права, ни от мнения. Я глубоко убеждён, что гомосексуалисты — психически больные люди. То, в чём они получают удовольствие, и то, как они это защищают и пропагандируют, есть следствие психического отклонения. Их наклонности противоестественны. Фактически, это не вина их, а беда. Но со стороны властей любого государства узаконивать безумие, объявлять психическое отклонение и его последствия нормой, — просто дикость. А позволять гомосексуальным парам усыновлять детей и ломать психику и им тоже — преступление. Так скоро и впрямь дойдёт до того, что ненормальность и норма поменяются местами, и психически адекватных людей начнут отправлять на принудительное лечение. Потому что уже сейчас их срамят, оскорбляют и готовы тащить в суд за то, что они открыто высказываются в пользу адекватности.

Что же до ярлыка «гомофоб», навешиваемого на тех, кто не считает извращение нормой, то давайте уж будем последовательными. Вот я — гомофоб? Нет. Я не боюсь ни гомосексуалистов, ни гомосексуализма. Просто я, как нормальный человек, считаю его психическим отклонением, а его легализацию и пропаганду — аморальными действиями, разрушительно влияющими на общество. Но я также и против воровства. Поэтому воры могут прямо сейчас начинать презрительно называть меня клептофобом. Ещё я против лжи, пьянства, наркомании, убийства и других аморальных и преступных явлений. Какое богатое поле для навешивания ярлыков! А я не против. Каждый такой ярлык будет для меня равноценен почётному знаку отличия, и я буду только больше и больше убеждаться в том, что мои убеждения правильны.

Могу сказать вам со всей определённостью: не надо бояться осуждения. Не надо позволять запугивать себя угрозами, что на вас косо посмотрят те, для кого безумие — норма. Потому что сколько ни называй его нормой, оно ею не станет. А толерантность не должна превращаться в средство морального (или, вернее, аморального) давления на несогласных.

И в заключение — самое забавное. Кроме обвинений в гомофобии, поборники гомосексуализма активно используют ещё один приём для того, чтобы обескуражить и унизить своих оппонентов. Они утверждают, что агрессивное неприятие гомосексуализма является симптомом скрытой гомосексуальности. Когда-то это относилось к области научных теорий, теперь превратилось в ещё один ярлык. Он работает очень эффективно: осуждая извращения, ты как бы расписываешься в том, что ты — извращенец. На многих этот немудрёный приём психологического шантажа действует просто убойно, быстро заставляя их замолчать. Это не забавно. Забавно вот что. С точки зрения гомосексуалистов и иже с ними, агрессивным неприятием гомосексуализма теперь является даже простое несогласие с тем, что он — норма. Таким образом, все несогласные — скрытые гомосексуалисты. И получается, что гетеросексуалов вообще не существует. Есть лишь явные гомосексуалисты и скрытые гомосексуалисты. Вот так-то, господа «гомофобы», «фанатики», «фашиствующие ненавистники свободы» и другие психически и морально адекватные лица. А вы и не знали.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *