Поедая живое

poedaya-zhivoe

Опыт показывает, что есть несколько вопросов, которые чаще всего задают люди, начинающие знакомиться с Учением. Один из них — вопрос о том, предписывается ли Учением вегетарианство.

На протяжении последнего столетия вегетарианство становилось всё более популярным. Кроме здорового образа жизни тут играет важнейшую роль духовный аспект. Вряд ли ошибусь, если скажу, что больше всего на это повлияла популяризация восточных религий, — особенно буддизма и индуизма. Хотя определённые отсылки к вегетарианству имеются и в христианстве, широкое увлечение им началось именно с прихода на Запад восточных учений. И в наше время оно порой принимает крайние формы, — такие, как веганство.

В плане здорового образа жизни, что обычно привязывается к научному подходу, считается, что человеческая пищеварительная система плохо приспособлена к перевариванию мясной пищи, которая плохо усваивается, ведёт к быстрому изнашиванию желудка и кишечника, накоплению холестерина и прочим опасным для здоровья последствиям. В плане духовном, что обычно не разделяется с моралью, считается, что убивать и поедать живое — значит вершить зло. Поэтому неудивительно, что данный вопрос так волнует тех, кто интересуется Учением. Это люди, придающие особое значение духовной стороне жизни. А при современном тотальном увлечении восточными духовными концепциями — в которые, впрочем, мало кто вникает как следует — тема вегетарианства, как одного из простейших методов духовного развития, остаётся на первом плане. Его рассматривают именно как один из простейших и понятнейших методов, — потому что тема убийства живого существа очень легко воспринимается с точки зрения как высокой морали, так и банальной бытовой сентиментальности. Это куда доступнее и проще, чем углублённое изучение серьёзной религиозной системы.

Поэтому вопрос о вегетарианстве задают весьма часто. И удивляются, слыша в ответ, что Учение не придаёт ему значения. Реакция на это бывает разной. Одни начинают уточнять — разве Учение не считает убийство злом, разве оно не заботится о здоровье своих последователей? Другие, даже не попытавшись разобраться, поспешно делают негативный вывод об Учении. Этим последним вряд ли можно что-либо объяснить: их предубеждённость делает их глухими. На вопросы же первых можно дать следующие пояснения.

Что до научного подхода (который, как правило, оказывается второстепенным по сравнению с духовным), то даже в науке на этот счёт существуют разные мнения. Одни специалисты считают, что мясо вредно, другие — что оно необходимо. Точка зрения первых сейчас более популярна. Однако это ещё не означает, что она верна. Не вызывает сомнений лишь то, что на волне увлечения вегетарианством она является более востребованной. В науке, как в бизнесе и культуре, предложение зачастую определяется спросом. Например, становится популярным вегетарианство, — и это вызывает к жизни обосновывающие его научные теории, причём порой откровенно спекулятивные. Когда начинается бум в отношении чего-либо, немедленно находятся желающие сделать себе имя, потрафив этим запросам. Не хочу сказать, что все учёные-сторонники вегетарианства таковы, — но думаю, что таких очень много, если не большинство. Сторонников противоположной точки зрения тоже хватает. И их аргументы выглядят более убедительно, даже с точки зрения простого здравого смысла. Налицо факты как физиологические (начиная с наличия клыков и заканчивая длиной пищеварительного тракта и его микрофлорой), так и психологические (поведение и качества интеллекта, более характерные для хищников, чем для травоядных, употребление живой пищи с древнейших времён и т.д.). Хотя нельзя не признать, что употребление растительной пищи для человека, судя по всему, столь же нормально. Поэтому правильнее будет считать его существом всеядным, для которого естественно употреблять и растительную пищу, и мясную, и определённые минеральные добавки. Вопрос пропорциональности того или иного вида пищи в рационе — это уже отдельный разговор. Это пока не совсем ясно и требует дополнительного изучения.

Духовно-моральная сторона вопроса действительно более интересна. Если насчёт полезности мяса среднему человеку далеко не всё понятно, то моральный аспект имеет более явственные категории для определения. Тут бытует два основных мнения. Первое: человек — хищник, для него нормально убивать и поедать животных, и ничего менять не нужно. Второе: даже если человек и хищник, то от этого нужно избавляться, как от худшей части нашей натуры, — поскольку убийство связано с жестокостью, и в любом случае является злом. Эта точка зрения подразумевает, что пресечение жизни живого существа, равно как и пользование плодами чужого убийства, — акт антигуманный, который делает человека хуже, понижая его духовный уровень. В принципе, это можно свести к вопросу: если убийство и поедание жертвы естественно для животного-хищника, то в какой мере эта часть животной натуры должна — и должна ли вообще — проявляться в человеке?

Что говорит обо всём этом Учение? Даёт ли оно обоснование мясоедения с точки зрения естественности и с точки зрения морали? Даёт. Но тут следует отметить, — в целях избежания передёргиваний и кривотолков, — что оно не призывает есть мясо в обязательном порядке, а просто считает, что его употребление нормально и допустимо.

Итак, является ли та часть животного поведения, которая приводит к поеданию мяса, нормальной для человека? Да. Просто потому, что это нужно для пропитания и выживания. В природе хищник убивает и поедает жертву — и это не зло. Это нормальное явление, обусловленное естественными законами и являющееся частью эволюционного процесса. Первобытный человек поступал так же: ещё не умея возделывать поля, он не выжил бы без охоты. То есть тогда это в любом случае было нормально. Сейчас выжить проще и, в принципе, в этом смысле можно обойтись без мяса. Но это лишь сводит вопрос к чисто практической сфере, исключая аспект гуманности. Ведь не бывает так, что раньше нечто не было антигуманным лишь потому, что оно было необходимо, а теперь, став не столь необходимым, оно сделалось антигуманным. Это означает, что дело не в гуманности, а в практичности, и укладывается в принцип «Этого делать нельзя, — но если очень нужно, то можно». Один из самых опасных принципов, способный обосновать и оправдать что угодно. Так что здесь всё просто: если для человека было нормально есть мясо тогда, то нормально и сейчас. Ведь его потребности в питании не изменились. Но именно — потребности. То есть убить животное не ради пустого развлечения, а чтобы поесть, или, скажем, использовать кожу либо мех, — нормально.

Иное дело, что хищническое истребление животных, пусть даже для практических нужд, при нынешней численности человеческой популяции нанесёт Природе гибельный ущерб, нарушив также естественный ход эволюции. Поэтому компромиссом является разведение скота. С одной стороны, эти искусственно созданные стада эволюцией не предусмотрены и Природе не нужны. С другой стороны, человек сам их разводит и сам же потребляет, тем самым оставляя в покое животных, обитающих в естественной среде и необходимых Природе. Ну а предназначение разводимых животных в том и состоит, чтобы пойти в пищу, — так же, как и предназначение огромного количества животных, обитающих в естественной среде и идущей в пищу своим хищникам. Это, кстати, относится не только к животным, но и к растениям. Природе точно так же не нужны яблоневые сады и поля пшеницы, как стада коров и гусей. Человек разводит растения в пищевых и технических нуждах, как и животных, и сам их потребляет, снимая с Природы бремя своего обеспечения. Вполне приемлемый компромисс.

Однако важнее всего для понимания морального аспекта то обстоятельство, что по Учению всё вокруг нас является живым. Всё: животные, растения, камни, реки, сама наша планета. Само по себе это звучит очень красиво и высокодуховно, я бы сказал. Но это означает также, что живой является и абсолютно любая пища. С точки зрения Учения зарезать и съесть курицу — то же самое, что сорвать и съесть яблоко. Яблоко при этом не кричит от боли и не истекает кровью, — но разве в этом дело? Мы ведь говорим не о чистых сантиментах, которые у каждого свои, а об объективной морали. Вопрос в том, можно ли поедать живое в принципе, а не в том, плохо ли поедать того, у кого идёт кровь и кого жалко, в отличие от того, у кого она не идёт и кого не жалко. Те, кто ратует за непричинение вреда живым существам, почему-то забывают, что растения тоже живые, — и не только с точки зрения Учения. Что же получается? Выходит, противники убийства и употребления в пищу животных в действительности руководствуются не высоким гуманизмом, а лишь собственной сентиментальностью? Или вообще применяют двойные стандарты, предпочитая не считать растения живыми, — потому что иначе, будучи последовательными в своих принципах, им придётся умереть с голоду?

По Учению, всё — живое. И это значит, что для человека невозможно жить, не поедая живое. Это нормально. Жизнь поглощает жизнь, чтобы продолжить жизнь. Мы поедаем живое, хотим ли мы того или нет, — и это не изменится, даже если люди перейдут на пресловутое питание таблетками или инъекциями. Когда живое живёт в живом, оно питается живым. Иного не дано. Актуальным остаётся лишь вопрос меры. Ведь всё естественное превращается в противоестественное тогда, когда оно превышает свою меру. Что же такое мера в данном случае? Это уже другая тема, и рассматриваться она должна не в этой статье.

© Атархат, 2016

4 thoughts on “Поедая живое

  1. Не могу не высказать своего мнения. Хищник – животное, неосознающее существо. Человек – существо осознающее. У животного выбора нет, а у человека — есть. И он должен делать выбор, а не действовать инстинктивно: «Вот хочется мне есть мясо, и я его ем.» Думаю, что поедание мяса было допустимо во времена первобытно-общинного строя. Тогда человек обеспечивал пропитание преимущественно охотой и у него, действительно, не было выбора. Актуально это и для современных племен, живущих где-то в джунглях, а также, например, для коренных народов Севера. У них тоже нет выбора. Я не о тех представителях коренных малочисленных народов, которые живут в городах и поселках, а о тех, которые кочуют по тундре, которые живут оленеводством, рыбалкой и охотой. И это – не зло. У основной же массы человечества в современном мире выбор есть. И оно выбирает животноводство, птицеводство и бойни в глобальных масштабах (кто не смотрел фильм «Земляне» 2005 года – рекомендую). Вот где появляется и подпитывается один из величайших и ужаснейших эгрэгоров. А это, я так думаю, — зло. Одно дело, когда человек ведет натуральное хозяйство, от которого питается; другое дело – когда он стал только потребителем, провоцируя разведение и уничтожение животных в глобальных масштабах. Вот здесь и превышается мера, вот здесь естественное превращается в противоестественное. И если человек осознающее существо и развивается, то он уже обязан и в этом случае сделать выбор, а не продолжать жить без выбора. Да: все вокруг живое, в том числе и растения, которые мы едим. Но ведь в том и выбор:
    1. ничего не есть и погибнуть;
    2. есть только растительную пищу (создавая отрицательный эгрэгор) и жить;
    3. есть растительную и животную пищу (создавая ужаснейший эгрэгор) и жить.
    Какой из указанных вариантов предпочтительнее для Творца, а значить и для человека? Оправдание же поедания человеком плоти тем, что все вокруг живое («зарезать и съесть курицу — то же самое, что сорвать и съесть яблоко») дает обоснование каннибалам есть человечину (не убивая). Я уверен, что в будущем человечество все-таки откажется от поедания плоти именно по морально-этическим причинам. И если кто-то это допускает, то почему ему не сделать это уже сейчас?!

    1. Прежде всего, что касается каннибализма. Поедание животного и растения и поедание человека – явления принципиально разные. В эволюционное предназначение животного и растения, кроме всего прочего, входит и задача служить пищей. В эволюционное предназначение человека (а также и других осознающих) это не входит. У него иные функции. Поэтому каннибализм противоестествен. И это знание содержится в нашем Духе, проявляясь на подсознательном уровне. Первобытные люди, вероятно, иногда ели человечину, — но перестали, как только достигли минимального уровня самосознания. А употреблять мясо вообще продолжили. У культурных народов каннибализм практически не встречался на протяжении истории (разве что в редчайших случаях, связанных с пережитками первобытных верований). То есть в Духе нет запрета на мясоедение, но есть запрет на каннибализм, который у культурных народов всегда считался отклонением от нормы.

      Далее. Что касается эгрегоров, то, думаю, здесь этот термин употреблён неправильно. По Учению, эгрегоры – это нечто совсем другое. Но если в данном случае речь идёт об отрицательной энергетике, связанной с умерщвлением животных, то это, опять же, эмоциональная оценка, — потому что по животному понятно, что ему больно. А кто думал, например, о том, что происходит на поле пшеницы во время уборки? Каждое из миллионов зёрен жаждет упасть в землю и дать жизнь новому колосу, — а его убивают и растирают на муку. Но этих страданий не видно, — и потому их как бы нет, и о них можно не думать. А на самом деле разведение и поедание растений порождает вряд ли меньше страданий, чем разведение и поедание животных. Просто это сложнее понять, и ещё сложнее показать в кино. И для Творца тут нет разделения на «отрицательное» и «ужаснейшее». Если бы было, это было бы странно. До тех пор, пока это не превышает меры и не вредит Природе, это не является ни отрицательным, ни ужаснейшим. А та доля страдания, которое испытывает убиваемое животное или растение, в Природе предусмотрена и является естественной, — так же, например, как страдания от старости. Или, скажем, смерть. Для всех это зло, горе, ужас. Но в действительности это нормальное природное явление, — и тот страх и горе, которые оно с собой несёт, входят в программу. В Природе много страдания, которое входит в программу, а порой и идёт на пользу.

      Что касается поведения хищника. Это относится не только к поеданию мяса, но и к целому ряду поведенческих факторов. У хищников более сложные модели поведения, чем у травоядных. Так, если травоядные более или менее активно пасутся, то у хищников имеется богатый арсенал методов охоты, порой довольно сложных. Соответственно, у хищников более развита передача навыков потомству, и сами эти навыки разнообразнее. У хищников более развита потребность в освоении новых территорий, методы их охраны и борьбы за них. Всё это характерно и для человека. Впрочем, как существо всеядное, он соединил в себе качества как хищника, так и травоядного. Но если убрать то, что в нас от хищника, мы станем психологически похожи на коров. Так что от хищника нам досталась не только агрессия, но и много ценных качеств. Конечно, от агрессивности нужно избавляться. Но относится ли к её проявлениям убийство животных и поедание мяса? Вряд ли. Ведь хищник не ненавидит свою добычу и не воюет с ней. Он убивает её без злости. Он просто хочет есть. И человеческая агрессивность – это, на самом деле, не агрессивность хищника. Это нечто гораздо более страшное: агрессивность и ненависть разумного существа, направленная на себе подобных. Никакой хищник не сделает таких ужасных вещей, какие делает человек с человеком. Вот с этим и нужно бороться. Мясоедение на фоне этого – нормальное и безобидное явление.

      Как и было сказано, Учение не призывает есть мясо. Оно лишь говорит, что это нормально и не страшно. И если кто-то этого делать не хочет, то и не надо. Если, скажем, внутри Учения образуется движение вегетарианцев, — пожалуйста. Только в основе его будут лежать не духовные соображения, — поскольку употребление мяса на самом деле не делает человека духовно ниже, — а какие-то другие: сентиментальные (которые часто путают с этическими), экономические, экологические, самодисциплинарные и т.д. А кто-то, может быть, из таких же соображений откажется есть грибы или арбузы. Тоже пожалуйста. Почему нет? Только не нужно путать это с духовностью.

  2. Есть ли мяса или не есть зависит от того хочет ли человек расти духовно бьiстрее и скорее или нет. Относно полезност или вредност, как и при лекарства и травь, все зависит от количества и ето относиться для вся пища. На карме влияют все деяния — и плохие, и хорошие, убийство особенно, особенно сознательное и совершеное с желание. Плодоядство и вегетарианство изключают убийство, если не унищожается растение. В Надземном мире нет ни вегетарианство, ни месоедство и не будут убийства для препитания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *