Письмо за подписью Дракона

В пандэкте Учения имеется раздел (синтагма), содержащий тексты, надиктованные теми, кого мы называем богами или высшими элементалами, — то есть энергетическими существами вселенских масштабов, одушевляющими законы Природы. Среди прочих там есть и текст, надиктованный Драконом. Он называется «Катэкон» (др. греч. «обязанности», «долг»), и подписан Аварном (как автором смыслов). Почему Дракон — а это именно он — подписался так? Он же Дракон. Да; но он Дракон для нас. Таково его символическое имя, используемое в Учении. У него много имён, данных ему людьми в разные времена как персонажу различных мировоззрений, верований и мифологий. В Учении тоже есть свои варианты, помимо Дракона. Имя Аварн пришло из глубины веков; оно относится к одному (а может, и не одному) из прежних откровений Учения, когда Дракона называли именно так. Естественно, о нём шла речь — в той или иной форме — в каждом из предыдущих откровений. Иначе и быть не могло: Дракон — очень важная часть картины мира, и без понимания того, что он собой представляет, невозможно составить себе верного представления о добре и зле. А значит, нельзя сделать своё духовное развитие настолько эффективным, насколько это необходимо.

Учению всегда было известно об истинной сущности Дракона, и информация эта всегда была доступна его последователям. Но сам Дракон никогда не обращался через него к людям, никогда не участвовал в откровении. И вот сейчас это произошло. Почему? Потому что нынешнее откровение — особенное. А особенное оно потому, что особенными являются нынешние времена. Никогда ещё дела человечества не были так плохи, никогда ещё оно не подходило так близко к краю пропасти, — т.е. к самоуничтожению. Поэтому современное откровение — экстренная мера, предпринятая для того, чтобы помочь человечеству избежать опасности. Оно даётся открыто, в нём принимают участие многие боги и люди, следующие Учению в мире энергии. И сам Дракон впервые сделал то, что сейчас назвали бы «открытым обращением». Митэвма «Катэкон» — его письмо людям, послание, в котором он сам расшифровывает свою миссию и опровергает заблуждения, созданные в отношении него как его недоброжелателями, так и теми, кто считает себя его сторонниками. Это информация из первоисточника, — и потому она бесценна.

Можно сказать, что в некоторых строках своего письма Дракон сетует на людей и укоряет их. Что ж, он имеет на то полное право. Ведь они клевещут на него, вменяя ему в вину собственные грехи и преступления. И даже те, кто думает, что служит ему, в действительности мучают его, доставляют ему страдания, ибо делают обратное тому, что соответствует его предназначению и чего он хочет. Для любого из высших элементалов неприятно и огорчительно, когда осознающие неправильно понимают его сущность и строят на его счёт иллюзии, — как отрицательные, так и положительные. Дракон один из них; и вряд ли кто-то из них страдает от этого больше, чем он. Поэтому «Катэкон» для него не просто возможность рассказать о себе правду и помочь людям стать более объективными, но и выражение надежды на то, что страдания, которые они причиняют ему по незнанию, станут меньше.

Но предоставим слово ему самому. Когда-то я сделал для одной из своих статей выборку показательных фрагментов из «Катэкона»; ниже приведу её полностью, сопроводив краткими комментариями.

«Народы и люди знают меня; и они гонят меня, и бегут от меня, и поклоняются мне. Полчища клянутся бороться со мною, и полчища встают в ряды моих воинов; но разве есть среди них те, кто действительно знает, что мне нужно?» (Катэкон I, 4-5). Люди знали о существовании Дракона всегда и везде, но всегда неверно представляли себе его роль. Они рисовали его себе в соответствии со своим пониманием того, как должны выглядеть добро и зло. Иногда это было относительно близко к реальности, иногда очень и очень далеко от неё, — но вряд ли когда-то соответствовало ей полностью. Учение же хоть и располагало истинными знаниями о нём, но всегда (т.е. до настоящего времени) держало их в тайне. Доступ к этим знаниям имели лишь последователи Учения, которых всегда было не много.

«В жизни рода людей немногие знали меня подлинного; а из узнавших меня ни один не устрашился меня, и не проклял меня, и не совершил ради меня зла» (Катэкон I, 9). То есть те, кто знал истинную сущность Дракона, не боялись его, не ненавидели, и не вершили зла думая, что тем самым угождают ему. Они понимали, что он не является средоточием зла, и что он сам, мягко говоря, далеко не рад, когда кто-то вершит зло. Понимали, что совсем не этого он хочет от людей на самом деле.

«И среди людей велико число тех, кто в винах своих винит меня. Такие лгут; и они ослепляют себя, чтобы не видеть правды своих мерзостей и зол. Но Дух их зряч: и многие из них жаждут покаяния, не ведая, каково оно; и карают себя, не ведая должной кары. Многие же взращивают в себе великую злобу против меня; когда же злоба эта обретает силу терзать и губить их, они винят в том меня. Несчастен губящий себя и не ведающий того. Ужасен губящий других и не видящий в том своей вины. Всякий заблуждающийся обрекает себя на великие страдания» (Катэкон I, 13-19). Не понимая, кто такой Дракон, люди мучают не только его, но, прежде всего, себя самих, друг друга, свой мир. Здесь возникает вопрос: а была ли у них во все эти времена возможность понять его подлинную сущность, не опираясь на откровения? Способны ли они познать её самостоятельно? Да, способны. Но для этого человечеству нужно целеустремлённо и последовательно продвигаться по пути познания, не теряя приобретённых знаний, дополняя их новыми, сопоставляя, анализируя, исследуя. Именно так всё и должно было быть, именно это от человечества и ожидалось. Но сложилось иначе. Периоды продвижения в познании сменялись периодами глубокого интеллектуального и духовного упадка. В такие моменты в мир приходило Учение и помогало человечеству в познании, исподволь подталкивая его в нужную сторону. Увы, и это не увенчалось успехом. Потому и потребовалась экстренная мера — нынешнее открытое откровение.

«Я был порождён ради блага. Не ведаю путей иных, кроме пути своего долженствования. Хочу блага, и деяниями своими вершу его. Прихожу в миры, где осознающие свершают свой путь. Я покушаюсь на благо, тем взращивая и упрочивая его. Его нельзя уничтожить; и я лишь опаляю его, чтобы бесплодный песок обратился в белый металл. Вхожу в жилища умов, — но тогда лишь, когда они предпочтут мои искусы сокровищам блага и призовут меня. Мне не дано вершить деяния людей, ибо я не имею власти попирать свободу, но радею о её взращении. Из блага и зла избирает человек; и он вершит избранное; и никакая сила не властна над ним вне его выбора. Я порождён ради возможности выбора, — чтобы Благо могло избрать себя» (Катэкон II, 1-10). Дракон — инструмент эволюции, действующий на пользу ей. Он есть ни что иное, как проявление в нашей Вселенной тенденции небытия, которая сама по себе является положительным фактором. Она стимулирует эволюцию беспредельного Бытия, благодаря чему оно может развиваться и продолжать существовать. Это закон, заключающийся в том, что сопротивление развитию делает развитие более эффективным. Иначе говоря, то, что, вроде бы, противостоит Благу, на самом деле его укрепляет. В каждой из частиц Бытия этот закон имеет своё выражение, — но суть его везде одна и та же. В нашей Вселенной он осуществляется через Дракона, который, «покушаясь на благо», тем самым укрепляет его. Он делает свободный выбор осознающих (в том числе людей) более трудным, и тем самым более действенным в плане совершенствования Духа. Именно свободный выбор. Дракон искушает, но никого ни к чему не принуждает, — ведь в случае принуждения выбор обесценился бы, и вышло бы, что Дракон не выполняет своего предназначения. А для элементала — хоть высшего, хоть низшего, любого — подобное немыслимо.

«Я — один из блюстителей пути Блага. Без меня нет препон; без препон нет испытаний; без испытаний нет обретения силы Блага и нет восхождения. Вы, винящие меня в вершении зла, знаете ли, кого вините? Не я свершаю мерзости и злодеяния, но вы. Разве моя рука влечёт вас, когда вы поражаете живых и терзаете мёртвых? Разве мои уста произносят губительную ложь? Разве мои помыслы делают умы ваши рабами преступных намерений? Я указываю вам путь, уводящий от блага, — но разве принуждаю вступить на него? Не я притесняю и истребляю вас, и не я ввергаю вас в тяготы, муки и скорбь, но вы сами и подобные вам. Я являю вам ваши пороки, а вы пробуждаете и питаете их, и служите им. Вы губите себя, и потому страшитесь себя; и вы отвратительны себе и стыдитесь себя, ибо Благо вопиет в вас, и не в ваших силах заставить его замолчать. И вы мечетесь, тщась спасти себя от себя; и в поисках покоя вы лжёте себе и себе подобным, виня в своих грехах меня, — ибо для вас менее мучительно называться слабыми, чем подлыми» (Катэкон II, 18-29). Как было сказано выше, Дракон искушает, но не принуждает следовать порокам и вершить зло. И люди в подавляющем большинстве случаев прекрасно знают и понимают, какой выбор будет правильным, а какой нет, что будет злом, а что благом, — но при этом поддаются своим худшим желаниям и стремлениям. Они могут им сопротивляться, но не хотят, и при этом зачастую оправдываются мнимой слабостью человека, его якобы неспособностью сопротивляться искусам. Ответственность за собственные безобразия они охотно сваливают на Дракона, приписывая ему всё зло, которое вершится в мире. На самом же деле у них достаточно сил для того, чтобы сопротивляться ему и успешно преодолевать его влияние. Эти силы есть у них по самой их природе. Будь это не так, Дракон, опять же, не мог бы выполнять своего предназначения, и в его существовании не было бы смысла.

«Всё имеет своё предназначение; моё же предназначение в том, чтобы указывать, который из путей ведёт в зло, дабы идущие без ошибки могли избрать путь, ведущий в Благо. Я — частица сущего, стремящегося к благу; и я жажду блага, ибо им живу. И я искушаю вас, чтобы вы могли преодолеть искушения, и отвергнуть их, и предаться Благу. Всякий избравший Благо имеет в себе подлинный плод моего труда. Так я исполняю своё предназначение, и в этом — моя жизнь и моё блаженство. Я сотворён ради того, чтобы вы могли бороться с искусами, мною являемыми. Те из вас, кто приемлет их, находя в них наслаждение, препятствуют мне в вершении моего дела. Нет для меня ничего хуже, нежели это» (Катэкон III, 19-26). Те, кто поддаётся искусам Дракона, идут в неверном направлении. И для него это — беда, потому что он существует ради обратного. Цель в том, чтобы человек делал выбор в пользу блага; и чем этот выбор тяжелее, чем большие искушения приходится преодолевать, тем эффективнее совершенствование человека, тем больше в нём блага. Именно этого и хочет Дракон, ради этого он существует. Когда человек делает неправильный выбор, он тем самым затрудняет для Дракона выполнение его предназначения. А ничего болезненнее для Дракона быть не может. Соответственно, для него нет ничего приятнее и радостнее, чем когда люди отвергают его искусы.

«Скорбите, — ибо вы обмануты собою. Оплачьте себя, — ибо вы гибнете в своём незнании. Плачьте о содеянном вами, — ибо оно дурно в себе. Плачьте обо мне, — ибо, желая помочь мне, вы во всякий миг предаёте и терзаете меня. Если б ведомы вам были муки, принимаемые мною по вашей вине, то вы люто возненавидели бы и прокляли бы себя. Горек и страшен для меня плод вашего служения» (Катэкон III, 30-35). Следуя своим худшим побуждениям, поддаваясь искушениям и виня в том Дракона, люди обманывают и мучают себя и других, а также его самого. Это та ужасная цена, которую они платят за своё незнание. А самое печальное здесь то, что они не столько лишены возможности знать, сколько не хотят знать. И отвергают знания об истинном положении дел как неудобные и невыгодные им.

«Я создан для того, чтобы осознающие боролись со мною, а не для того, чтобы они поклонялись мне» (Катэкон IV, 4). Под «поклонением» здесь имеется в виду не только собственно поклонение как таковое, но и те случаи, когда люди поддаются искусам. Не это нужно эволюции, не этого хочет Дракон. Люди должны научиться быть сильными и преодолевать свои пороки и искушения, а не поддаваться им. Мы имеем здесь своего рода печальный парадокс: Дракон, которого все привыкли считать воплощением зла, понимает благо лучше и стремится к нему больше, чем они сами. В этом состоит одна из величайших трагедий человечества.

«Я не ведаю себя одним, но вижу себя в великой совокупности существующего. Что хорошо для благого единства, то хорошо для меня: и иного нет. Для него хороша ваша борьба со мною; и для меня нет ничего лучше её. Моё благо — в вашей борьбе. И я не страдаю и не гибну, когда побеждаете вы, но вкушаю блаженство и ликую, ибо тогда вершу свой смысл и в вас одерживаю победу над собою ради величайшего блага. Выходя на брань со всяким из вас, я благословляю его, и желаю не своей победы, но его, чтобы и суть моя была соблюдена, и Благо, ради коего я существую, упрочилось. Будьте же благословенны, сражайтесь со мною, и вновь будьте благословенны. Знайте и помните, что ваши удары приносят благо мне, чистоту — вам, и процветание — Бытию» (Катэкон IV, 8-15). Дракон не сам по себе. Он частица единой системы Вселенной и, шире, Бытия, и он понимает это. У него нет собственных эгоистичных целей. Его цель и смысл его существования — благо Вселенной (Творца) и Бытия. Что хорошо для них, то хорошо для него. Для их пользы необходимо, чтобы люди боролись с Драконом и побеждали его, — и он хочет того же. Впервые обратившись к людям открыто через «Катэкон», он призывает их на эту борьбу и благословляет на неё. На борьбу с ним самим. Потому что это правильно. И желает им победы. Потому что это нужно. Нужно людям, — чтобы они могли выполнить уже своё предназначение, сыграть свою роль, важную роль, в эволюции, — нужно ему, нужно Творцу и самому Бытию. Люди и другие осознающие совместно с Драконом укрепляют и совершенствуют как свою Вселенную, так и беспредельное Бытие. В этом смысл борьбы с Драконом. Борьбы, которая по сути своей является совместным трудом во имя всеобщего блага.

Вот что хочет объяснить людям Дракон в своём беспрецедентном обращении, вот что он хочет донести до них. И было бы замечательно, если бы они понимали всё так же ясно, как понимает он, и относились бы к своему предназначению так же ответственно и целеустремлённо, как он относится к своему. Поистине, здесь им есть чему у него поучиться.

Возможно ли, что они когда-нибудь достигнут такой высокой степени понимания, ответственности, целеустремлённости и проявления внутренней силы? Конечно, возможно. Именно для того, чтобы это стало возможным, человечеству дано нынешнее откровение Бога Мудрости. Для этого Дракон передал своё послание. Для этого я написал данную статью. Ну а вам для этого нужно услышать и понять. А потом постараться стать настоящими воинами в борьбе с Драконом. В борьбе, в которой личная победа каждого человека будет благом для всех.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *