Песнь о нашем мире

Учение всегда с любовью и уважением относилось к нашему миру, о котором оно говорит как о «мире людей». Сейчас мы скажем, что это планета Земля, её природа. Во дни прежних откровений, в глубокой древности, люди воспринимали свой мир несколько иначе. Они не знали, что это планета, космическое тело. Если Учение обладало такой информацией, то было проблемно донести её до людей, да ещё и не напрямую. К тому же, важнее было донести другую информацию, — о том, что всё вокруг является живым, что оно часть Творца.

В «Песне Рохами» (книга «Дорон») много говорится об этом. Собственно, вся песня (в оригинале это поэма, декламировавшаяся нараспев) посвящена тому, чтобы рассказать людям о Творце; о том, что мир, в котором они живут, и они сами являются одним целым с ним. Он выведен в песне под именем Акуррама. А о нашей планете говорится просто как о мире, в котором живут люди. Этот мир и есть Акуррам, который создал его из себя и подарил им. И этот мир прекрасен.

Третий энон посвящён воспеванию красот и достоинств нашего мира, который в нём рассматривается как бы в трёх аспектах: земля, вода, небо. По всему энону красной нитью проходят две основные мысли: что наш мир — это Акуррам, и что люди не умеют ценить его, не понимают, как много он даёт им. Эта речь, местами возвышенно-поэтическая, местами пронзительно-эмоциональная, местами грубоватая, призывает обратить внимание на то, что нас окружает, и задуматься о важности вещей, которые мы порой просто не замечаем, поскольку относимся к ним как к чему-то само собой разумеющемуся. Однако если не замечать их, то мы никогда не осознаем не только окружающего мира, но и себя в нём. Никогда не поймём реальности, в которой живём и частью которой являемся. В отчаянной и безнадёжной (на тот момент) попытке открыть людям глаза на эту реальность Рохами и создал свою песню.

Ниже я привожу большой отрывок из «Песни Рохами», — почти весь третий энон. Он звучит как гимн прекрасному миру, в котором мы живём.

«Вы, люди, видя не видите красот и благ мира; вы не знаете, чем вы обязаны Акурраму. Земля, по которой вы ходите, — она тверда и надёжна, и она лелеет вас. Она даёт вам пищу, и даёт пищу вашему огню, и ваши дома тоже даёт вам она. А воды, которые вы пьёте и в которых омываетесь, — не из неё ли они истекают, не в её ли берегах они живут? Она принимает в себя и ваших мертвецов; она терпеливее вас, — ведь вы не едите падали, а она принимает её в себя. Что бы вы делали, если бы было не так: ведь вам пришлось бы пожирать трупы своих отцов! Вот от какого греха она уберегает вас, — а вы топчете её ногами! Вид её — спокойствие взора, а запах её — изумруд в сокровищнице запахов. Кто из вас заметил, кто усмотрел всё то, о чём я сказал? Вы лишь топчете её и испражняетесь на неё, и ещё вы пожираете её дары. Когда вы радуетесь урожаю, когда вы поёте и бьёте в гонги, — разве вы думаете тогда о том, что ничего не дали ей взамен? Но она ничего не просит у вас, ничего не требует; кто щедрее её? А ведь она — плоть Акуррама: это он кормит, согревает и всячески лелеет вас. О люди, послушайте меня: я говорю правду! Земля порождает цветы, а вы любуетесь ими, украшаетесь ими, врачуете ими себя и едите мёд. Она порождает сияющие камни и металл, без которого вы слабы. А как она прекрасна в зелёных одеждах, нежных и ароматных! А её холмы, — разве они менее прекрасны, чем холмы тела женщины? А её сила, — разве есть мужчина, способный, подобно ей, сотрясти гору? И разве видели вы мать, способную рожать столько, сколько рожает она? И кто, если не она, ложится под ноги ваших детей, чтобы дать им опору, когда они учатся ходить? И разве не она основа вашего ложа или само ложе, когда вы отдыхаете? Она принимает в себя вашу усталость и даёт вам силы, без которых вы не могли бы жить, — и не требует с вас платы. Не она ли под вашим ложем или под вами, когда вы зачинаете и рожаете своих детей? Это она дарует вам потомство и принимает роды; и она терпелива и не брезглива, — ведь она с равной любовью принимает роды и у женщин, и у сук. Всё, что есть на ней, есть она, — ибо всё происходит из неё. И сами вы — земля; вы, люди, есть земля. А ведь она — это Акуррам; люди, слышите ли вы меня? И без вод вы не могли бы жить. Они даруют вам себя, входя в ваше горло: без них вы умерли бы от жажды. Вот — сокровище, великое среди великих сокровищ, поистине бесценное. Что ваши богатства, и наряды, и ваши красы в сравнении с простой водой? Без всего этого вы могли бы жить; а не будь воды — зачем всё это иссохшим трупам? Все богатства Нум’ана не стоили и одного глотка воды; и вот их нет, — а воды текут по-прежнему. Они орошают ваши поля, и поэтому кормят вас; и из них вы вынимаете себе в пищу рыбу и иное. Воды смывают с вас грязь и очищают вашу одежду, и они — в снадобьях лекарей. Без них вы не имели бы даже простой чашки, — ведь тогда не было бы ни вязкой глины, ни дерева. Воды несут на себе ваши лодки; не только земля ведёт вас в ваших путях, но и вода. Водой вы усмиряете огонь, и она же дарит вам прохладу в час зноя. А как она прекрасна, приятна глазу! Какой из сияющих камней сравнится с нею в блеске и сверкании? А запах её, — какой аромат приятнее для носа живой твари? Где нет вод, там нет и жизни. Воды протекают в теле земли, и они же протекают в теле человека. Даже крови не было бы у вас, не будь воды! И самих вас не было бы, — ведь вода содержит в себе семя, от которого рождаются ваши дети. О, без неё ничто не родится! Я видел, как человек плюнул в реку; о, глупец! О, несчастный; лучше бы он плюнул на чрево своей матери. Да, тогда грех его был бы меньше: ведь его мать родила и питала только его, а вода зачала и питает всех. Вода знает и радость людей, и их горе, — ведь это она изливается их слезами. Она — сок жизни: а вы не почитаете её. Она знает содержимое ваших душ, — а вы обходитесь с ней, как с презренной рабыней. А ведь она — это Акуррам: её благотворность — это его благотворность, её красота — это его красота. Это так; люди, неужели вы не видите этого и не знаете? Даже в ваших глазах — вода: вы и видеть не могли бы без неё; да, вы были бы слепы. Ваши глаза не желают видеть того, что содержится в них самих, а умы ваши рады быть слепыми. Слепец не видит солнца — но оно от этого не гниёт и не гаснет. Вы не умеете увидеть Акуррама, — а он прекрасен: и был, и будет прекрасен. Всё в нём хорошо и прекрасно, и всё в нём — для жизни. Над вашими головами — небо; люди, оно прекрасно! Оно подобно водам; и в нём голубизна, и зелень, и оно бывает красно. Оно — дом солнца, его жилище; оно низводит вам свет и тепло. Разве вы могли бы жить без даров неба? Кто жаждет, на того небо изольёт воду: пусть он пьёт. Оно являет вам и луну, и звёзды; кто из вас не любовался светильниками неба и его гонгом? Даже сам день подарен вам небом, — ведь не будь в небе солнца, вы были бы не людьми, а летучими мышами. Ветер рождается в небе; когда ваших лиц касается ветер — это небо их касается. Когда волосы женщин раздувает ветер — это небо их ласкает. И для птиц пристанище — небо; и оно учит их песням. И родина самого огня — небо: не оттуда ли он изливается в грозу? Оно — сосуд молчания: кто умеет молчать лучше него, кто надёжнее хранит тайны? Но и голос его — величайший из голосов: кто перекричит его в грозу? Оно — дом ваших богов, их пристанище. Не будь неба, ваши боги сделались бы бродягами, подобно пунгам, и их так же гнали бы палками из деревень. Даже ваши боги не могут без неба, — но кто из вас увидел это и прославил небо? Даже океан, великий океан, выходит на сушу, желая дотянуться до него; и он бережно хранит в себе лик неба. И рыбы, глупые рыбы, твари без ума, высовывают головы из воды и любуются небом. Оно опускается в океан, и рыбы омываются в нём, и их души радуются. Небо обнимает землю, и равно обнимает всех, — и человека, и лягушку, и улитку. Вы можете осквернить землю и воду, — но нет никого, кто смог бы осквернить небо. Чистейшее из чистейшего — небо: нет на нём ни грязи, ни царапин. И ожогов на нём нет: а кто из живущих удержал бы в руках солнце и не ожёгся? Горы рассыпаются; воды высыхают, или уходят, или смешиваются с грязью; в небе же меняются лишь облака. Оно чище всего, прочнее и неизменнее; и только оно одно никому не принадлежит. Кто не хочет умереть, тот пусть желает слиться с небом» (Песня Рохами III, 16-101)

Конечно, слова о том, что небо никому не принадлежит, сегодня звучат не очень актуально. В наше время даже оно поделено между государствами; жадные руки политиков и военщины дотянулись и до него. Но в остальном то, о чём поёт Рохами, и сегодня остаётся таким же, как в его времена, тысячи лет назад. Земля по-прежнему даёт нам опору и кормит нас, вода поит и животворит, небо дарит свет Солнца и Луны. И ещё одно осталось без изменений: сейчас, как и тогда, мало кто умеет замечать и ценить всё это.

Поэтому песня Рохами, его воззвание к людям, исшедшее из самой его души, не утратила своей актуальности и сегодня. И не утратит никогда. Даже тогда, когда люди устремятся в просторы космоса, этот мир, планета Земля, останется их родиной. И устремиться туда они смогут только потому, что Земля дала им всё то, о чём поёт Рохами.

Акуррам — сиречь Творец — гораздо больше, чем наша планета. Но она — действительно его частица, плоть от его плоти. Так же, как мы, люди, — плоть от её плоти. Она есть Творец, и потому мы тоже есть Творец. Так что Рохами в своей песне рассказывает людям не только о мире и Творце, но и о них самих. О том их аспекте, о котором они забывают. О том, что они едины с миром; о том, что они — его частицы, а он — это они, но бОльшие себя самих. В наше время для многих это оказывается таким же неожиданным и невероятным откровением, как и тогда. И песня Рохами сейчас звучит очень злободневно. Возможно, даже более злободневно, чем тогда, — если вспомнить, что современное человечество творит с миром, в котором живёт. А ещё — Истина актуальна всегда. Это так же верно, как то, что мы живём в мире, где есть земля, вода и небо.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *