Первая книга: история издания

Первые попытки издания книги об Учении мы начали предпринимать давно, ещё во второй половине 90-х. Это тоже должен был быть сборник, и называться он должен был так же, как и нынешний: «Возрождение Учения Гермеса». Но материала тогда было немного, — ведь всё ещё только начиналось, я только учился писать об Учении, и просто не успел написать каких-то существенных объёмов текста. В тот сборник мы собрали практически всё, чем тогда располагали: пять митэвм, «Протофему», несколько статей и нечто вроде интервью, в котором я отвечал на вопросы. Книга получилась совсем небольшая. Но, всё-таки, это была уже книга.

В то время мы (я и Хантур) ещё не имели ни выхода в Интернет, ни даже компьютеров. Поэтому первым шагом на пути к изданию стало сотрудничество с одним человеком, который имел возможность выходить в Интернет. Мы платили ему за то, чтобы он размещал на электронных досках объявлений сообщения типа «Требуется содействие в издании книги, посвящённой герметизму». Наивно, конечно, — но мы тогда практически не имели опыта ни в книжных вопросах, ни в вопросах распространения Учения. Интернет же для нас тогда был экзотикой, чем-то почти невероятным, мы знали о нём очень мало, и потому сама возможность публиковать там свои объявления казалась счастливым, почти невероятным шансом. Шанс не сработал, и мы переключились на другой метод.

Теперь мы искали белорусского издателя, который бы заинтересовался книгой. Хантур изучал информацию об издательствах, созванивался, ездил в Минск на переговоры. В то время в Беларуси уже начинались проблемы с изданием духовной и эзотерической литературы. Всё не христианское уже притормаживали, в соответствии с идеологической политикой режима. И если ещё более-менее свободно издавались книги, связанные с буддизмом, кришнаизмом, Рериховским движением и т.п., а также с различными христианскими течениями, то у менее привычных учений возникали существенные сложности. Кроме того, отечественные издательства, занимавшиеся изданием духовной и эзотерической литературы, были в основной своей массе бедны и едва сводили концы с концами. Это означало, что они вряд ли могли позволить себе риски, связанные с негарантированностью прибыли. В итоге мы столкнулись с ситуацией, когда наша книга нравилась и вызывала заинтересованность, но никто не хотел рисковать. Нам говорили: «Тематика специфическая, не очень ходовая, — а главное, автор никому не известен. Его имя ничего не скажет читателю. Будет сложно реализовать тираж. Деньги, которые мы вложим в издание, могут оказаться потерянными, и эти убытки могут пробить фатальную дыру в нашем скудном бюджете». Такой ответ, с небольшими вариациями, мы получали не раз и не два. При этом некоторые издатели очень хотели рискнуть, долго колебались, раздумывали, — но в итоге так и не решались.

Было только одно исключение. Некий издатель, имени которого я называть не буду, после ознакомления с книгой сразу же согласился её издать. Но дело он повёл весьма своеобразно, начав с шантажа. Встретившись с Хантуром, как с представителем автора, он по собственной инициативе (мы о подобном никого не просили) написал расписку в том, что получил рукопись, после чего заявил: «А вы знаете, что, поскольку книга теперь в моём распоряжении, я могу издать её и без вас? И моя расписка вам не поможет. Книга выйдет под другим названием и с другим именем на обложке, а вы даже знать не будете». Было не вполне понятно, чего он хочет добиться такими угрозами. Однако он не стал долго темнить и сделал своё предложение. Оно заключалось в следующем: он издаёт книгу хорошим тиражом, обеспечивает рекламу и обратную связь с читателями, выплачивает мне приличный гонорар и помогает уклониться от уплаты налога, а я взамен должен переписать книгу так, чтобы она соответствовала его взглядам. Согласно им, никакое учение не может претендовать на истинность более, чем другие, все точки зрения равно верны и равно имеют право на существование и выражение. Конкретно он требовал убрать все места, где говорится об истинности Учения, и написать, что оно является всего лишь одним из вариантов, не более верным, чем все остальные. Конечно же, я не мог на такое согласиться. Это уничтожило бы суть Учения, разрушило его как систему взглядов на мир и сделало бы бессмысленной работу по его развитию и распространению. Хантур пытался растолковать это издателю при встрече, позднее по телефону, — всё тщетно. Затем издатель позвонил лично мне и повторил свои требования, упирая на то, что я должен согласиться, если хочу издаваться. Я ответил, что хочу издать книгу, но соответствующую моим взглядам, а не его, что за гонорарами не гонюсь и от налогов уклоняться не собираюсь. Потом я попытался объяснить простую вещь: если он убеждён, что все точки зрения равно верны и равно имеют право на существование и выражение, то в таком случае и точка зрения Учения такова же. Ведь «все точки зрения» — это все, в том числе и те, которые считают то или иное учение истинным. Тем более, что почти каждая религия и учение заявляет о своей истинности, и это нормально. Если лишать их права так считать и права на выражение (например, на публикацию), то это будет нарушением провозглашаемого им принципа равных прав. Получится, что правы и равны все, кроме тех, кто не соответствует определённым стандартам. И вправе ли лично он устанавливать эти стандарты? И всё-таки, по его мнению, все учения равно верны и имеют равные права, или не все? Разговор продолжался добрых полчаса, и шёл в раздражённом тоне с его стороны и напряжённом — с моей. Он снова и снова повторял свои предложения, я снова и снова повторял свои доводы. В конце концов он сказал, что ещё подумает, и положил трубку. На этом попытки нашего с ним сотрудничества и закончились. Расписка же его хранится в нашем архиве до сих пор.

На мой взгляд, этот случай является ярким примером не только методов работы некоторых издателей, но и лицемерных принципов, преподносимых как либеральные, но по сути являющихся демагогическими и ведущих к дискриминации неугодных.

В тот период нам неоднократно предлагали издать книгу за деньги автора или спонсора. Так соглашалось сотрудничать почти любое издательство. В этом случае оно выступило бы просто как типография, услуги которой оплачивает автор, и на автора же ложится задача реализации тиража. К сожалению, такой вариант был нам не по карману. Денег на издание взять было негде; а для реализации тиража нужно было быть официально зарегистрированным частным предпринимателем.

Время шло, и уже была закончена книга «Эвор», которую мы и стали предлагать для издания, как нечто гораздо более существенное и интересное, чем небольшой сборник. Но это, по большому счёту, ничего не изменило. Отношение оставалось прежним: интересно и соблазнительно, но рисковать не станем. Хотя за ваши деньги — пожалуйста, хоть сегодня.

Вскоре стал невозможен и этот вариант, даже теоретически. Цензурные гайки были зажаты настолько, что теперь наше предложение даже всерьёз не рассматривали. Некоторые издатели в частных беседах говорили открытым текстом: «Если мы издадим вашу книгу, наше издательство закроют и лишат лицензии, а тираж конфискуют». Но почему? Книга не экстремистская, она несёт положительный посыл, никого не оскорбляет и, к тому же, высоко оценена профессурой Института культуры. «А вот потому», — разводили в ответ руками. Она не соответствует государственной идеологии, где упор идёт на усиление православия и постепенное заглушение и вытеснение всего остального.

Натолкнувшись на эту непробиваемую стену несколько раз, мы поняли, что здесь надеяться больше не на что, и что пора начинать искать издателя для «Эвора» в ближнем зарубежье. Во избежание нечаянного нарушения закона и чтобы никто впоследствии не подкопался, я написал в комиссию при Министерстве юстиции, задав вопрос: имею ли я, гражданин Республики Беларусь, право издавать свои книги за рубежом? Получив утвердительный ответ, мы приступили к поискам.

Центром наших интересов стала Россия. Там было не в пример больше издательств, занимающихся литературой такого рода, идеологическая цензура не держала за горло, — а у нас как раз была книга достаточно востребованного жанра (обычно определяемого как «эзотерика, философия»), притом ещё и на русском языке. Правда, компьютеров и Интернета у нас всё ещё не было, и вести поиск подходящих российских издательств было затруднительно. Приходилось брать изданные в России книги по религиям, различным учениям, эзотерике, оккультизму и т.п., и руководствоваться их выходными данными.

Несмотря на сложности, удалось связаться с несколькими издательствами и пообщаться по почте и по телефону. Мы пересылали заинтересовавшимся фрагменты книги, а затем обсуждали возможность издания. И тут не обошлось без своих неприятных моментов. Например, одно из издательств, подтвердив своё желание заняться книгой, затребовало рукопись целиком, для принятия окончательного решения. Мы отправили экземпляр рукописи, он дошёл, и это было подтверждено в телефонном разговоре. После чего рукопись исчезла. В ответ на наше недоумение и настоятельные просьбы её найти нам сообщили, что найти не могут, что она как будто испарилась. Судьба того экземпляра неизвестна нам и по сей день. И, конечно же, сотрудничество с тем издательством не состоялось.

Пока суд да дело, мы обзавелись компьютерами, и в первую очередь оцифровали наши книги. Теперь их было уже две: подоспел «Дорон». Плюс несколько посланий. Оцифровывали просто: я диктовал с рукописи, а кто-нибудь под эту диктовку набирал с клавиатуры. Ну а там уже подключились к Интернету, и всё существенно упростилось: теперь было легче найти информацию по издательствам, можно было связаться с ними по электронной почте и тем же способом выслать фрагменты книги для ознакомления. И тут выяснилось, что теперь нам препятствуют уже другие факторы. Хотя один остался прежним: новый автор, которого никто не знает, уже сам по себе вызывал сомнения. Мелкие и небогатые издательства опять же не хотели рисковать, вкладываясь в книгу, а крупные предпочитали работать с именитыми авторами, и их издательские портфели порой оказывались заполненными на пару лет вперёд. Кого-то не устраивало то, что автор не только неизвестный, но ещё и иностранный (было очень странно и почти лестно слышать о себе — «иностранный автор»), да к тому же не издававшийся на родине. Вникать в причины, почему не издавался, как правило, никто не хотел. А некоторые отказывались обсуждать возможность сотрудничества просто узнав, что у автора нет высшего образования. Оказалось, что снобизм тоже может быть помехой. Впрочем, в российских издательствах нам тоже предлагали оплатить издание самим или найти спонсора. Но для нас в этом плане ничего не изменилось, и это по-прежнему был не наш вариант.

В дальнейшем мы стали действовать проще и шире: подбирали ряд подходящих издательств, а затем рассылали им одно и то же письмо с предложением, информацией об авторе и фрагментами книги. Обычно нам не отвечали. Иногда отвечали, — например, что их издательский портфель заполнен, или что они на самом деле не издают литературу такой тематики. За несколько лет было сделано несколько таких рассылок, всё безуспешно. Тогда я решил вернуться к прежней идее и предлагать сборник, как нечто более простое и ненапрягающее как для читателя, так и для издателя, чем книга из Писаний. Тем более, что теперь материалов было уже предостаточно, и сборник мог быть гораздо солиднее и презентабельнее, чем первый. Название было решено также оставить прежнее. В издательства пошла новая рассылка. Но результат у неё был тот же, — то есть практически нулевой.

На тот момент прошло уже около полутора десятка лет с начала попыток издания первого сборника. Это была самая настоящая эпопея, — тяжёлая, но очень поучительная. Была потрачена масса времени, труда и нервов. Ну а непосредственно в те месяцы мы готовились к созданию сайта «Амра цветущая», где в свободный доступ должен был быть выложен пандэкт и другие материалы по Учению. В связи с этим я предложил временно приостановить попытки издания книги. Всё равно мы уже прошерстили все российские издательства, где можно было рассчитывать на интерес к такой тематике, иные и по два раза, — и теперь, считал я, следует сделать паузу на несколько лет и подождать каких-либо изменений в конъюнктуре книжного рынка. Хантур с этим не согласился. Он предложил сделать ещё одну рассылку, последнюю, в несколько только что найденных им небольших издательств. Я был настроен скептически, и мы долго спорили. Наконец я сказал: «Рассылай, если хочешь. Но всё равно ничего не получится».

И как же я был удивлён, когда одно из этих издательств очень быстро откликнулось и предложило сотрудничество. Его большая заинтересованность была несомненна. Мы получили возможность сами составить договор, в соответствии с нашими интересами, и сделать своё оформление для сборника (дизайн обложки разработал и выполнил Хантур, теперь выступив в роли художника). Результатом этого сотрудничества и венцом многолетних трудов и усилий стало издание книги в 2013 году. Правда, это на полтора года задержало открытие сайта: в соответствии с договором, мы не могли выложить на нём пандэкт, — а без него сайт не имел бы смысла. Но главное — у Учения теперь была изданная книга, что было принципиально важно и с лихвой возмещало задержку с сайтом.

Это издание — заслуга Хантура, который за прошедшие годы проделал поистине титаническую работу, а в конце настоял на ещё одной попытке, в успех которой я уже не верил. Не сделай он этого, мы, возможно, только сейчас приступали бы к новому этапу изучения книжного рынка и планированию новых рассылок и переговоров.

«Возрождение Учения Гермеса» — первая изданная книга, посвящённая Учению, и в этом её уникальность. Уверен, что первая в ряду многих. Издать пандэкт целиком пока не представляется возможным; но поиск возможностей и вариантов ведётся. В более актуальных планах — перевод вышедшего сборника на английский язык и издание его в дальнем зарубежье. Проба почвы уже состоялась, и сразу несколько издательств, британских и нидерландских, выразили желание его издать. Но при условии, что им не придётся оплачивать перевод. Только один издатель согласился перевести за свой счёт, — но он поставил неприемлемые условия по сроку действия авторского договора, и мы не пришли к согласию. Однако стало ясно, что перспективы есть, и неплохие. Проблема пока что в переводе, который на сегодняшний день мы не можем ни выполнить сами, ни оплатить.

Несмотря на сложности, работа в этом направлении продолжается. Опыт показывает, что можно всё преодолеть и добиться успеха, если проявить терпение и упорство. Что ж: на том стоим.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *