Ни слова о пареной репе!

На днях по просторам Интернета прошла новость о том, что зоозащитная организация PETA внесла предложение заменить английские идиоматические выражения, намекающие на жестокое обращение с животными, другими, менее кровожадными. Приводится и список конкретных примеров. Вот они: «Убить двух зайцев одним выстрелом» — «Накормить двух зайцев одной лепёшкой»; «Быть подопытным кроликом» — «Быть пробиркой для тестов»; «Пинать мёртвую лошадь» — «Кормить сытую лошадь»; «Обеспечивать семью беконом» — «Обеспечивать семью хлебом»; «Дёргать кота за усы» — «Хватать розу за шипы».

Ну, что тут можно сказать? Похоже, это очередная ступень на пути к сияющим вершинам политкорректности. До сих пор речь шла о политкорректности только по отношению к людям. В этом направлении было сделано много, — но большинство из сделанного почему-то выглядит как форменная нелепость, переходящая в откровенный бред. О, это отдельная богатая тема, на которую мы в своё время ещё поговорим. Сейчас же речь идёт о том, что, оказывается, употреблять некорректные выражения по отношению к животным тоже непозволительно. Причём это до такой степени нехорошо, что следует изменить даже идиомы.

Последнее обстоятельство принципиально важно. Почему? Потому что идиомы — это не просто способ сказать о чём-то. Это культурное явление. Они формируются веками, имеют ценность как языковое наследие, содержат в себе культурологическую и лингвистическую информацию. Конечно, идиомы меняются, — но естественным образом, постепенно, с отмиранием одних элементов быта и языка и появлением других. Предлагать же просто взять и искусственно изменить их — значит предлагать разрушить часть культурной и литературной традиции. Причём только лишь потому, что кому-то показалось, будто они не соответствуют… чему? Хороший вопрос. Вероятно, каким-то личным заморочкам того, кому это показалось.

Что я подразумеваю под «личными заморочками»? Да очень простую вещь. Идиомы — на то и идиомы, чтобы подразумевать не то, о чём в них говорится, а нечто совсем другое. Например, что нам представляется, когда мы слышим или произносим «Убить двух зайцев одним выстрелом»? Нам представляется некто, успешно осуществивший замысел, в результате которого он достиг сразу нескольких целей. Или некто, пытающийся сделать это. Не более. И каким же воображением надо обладать, чтобы после произнесения этих слов тебе представились изувеченные и окровавленные тушки двух зверски убитых реальных зайцев? Наверное, это уже что-то не совсем здоровое. Вот о таком я и говорю как о «личных заморочках». Имеется в виду, что если кто-то из-за своих психологических проблем воспринимает всё настолько остро и болезненно, то это — его личные проблемы, и он не должен проецировать их на всё общество. А тем более — предлагать из-за этого вторгаться в язык и разрушать его.

И даже если говорить о том, откуда пошла такая идиома, то можно констатировать, что да — зайцев убивали. Например, ради мяса и шкурок. И убивают до сих пор. Видимо, об этом уже нельзя говорить? Это оскорбляет зайцев? Или это оскорбляет чувства тех, кто считает, что убивать животных нехорошо? Что ж: дабы поберечь их чувства, давайте запретим всякое упоминание об убийстве зайцев, — даже происходившем в те далёкие времена, когда родилась эта идиома. Более того: следует запретить также упоминания о том, что зайцев убивают и пожирают волки и лисы. Ведь это тоже жестокость и кровопролитие. Кстати, заодно давайте запретим и упоминания о том, что кошки ловят мышей. И уж конечно, слово «мышеловка» должно быть строжайше запрещено и забыто, — ведь это самый настоящий символ жестокого обращения с животными, зверского их убиения.

Я привёл в пример только одно из выражений, перечисленных в начале статьи. Но примерно то же самое можно сказать и в отношении каждого из остальных. Потому что сама идея исправлять идиомы бредова. Это же ИДИОМЫ. Иносказания. Они по определению не подразумевают и не могут подразумевать того, о чём в них говорится, — ибо тогда это будут уже не идиомы. Предлагать их исправлять могут, мягко говоря, только очень странные люди.

Чем они удивят нас в следующий раз? Быть может, они потребуют отказаться от употребления по отношению к животным слова «морда»? Ведь оно звучит грубо, в просторечии уже давно приобрело бранный характер, — а значит, пропагандирует пренебрежительное (откуда недалеко и до жестокости) отношение к братьям нашим меньшим. Наверное, следует говорить «лицевая часть головы животного»?

И если уж на то пошло, то зачем ограничиваться животными? Растения — тоже живые организмы, и они тоже заслуживают корректного отношения. Так, идиоматическое выражение «Проще пареной репы» недопустимо, так как оно подразумевает жестокое обращение с ней, — и хорошо ещё, если только её предумышленное убийство. А если её парят заживо? Тогда это уже пропаганда пыток, с последующим расчленением и поеданием. Нет, о таком нельзя говорить вслух! Впрочем, речь изначально шла об английских идиомах. Может быть, в данном случае тут всё в порядке? Насколько мне известно, аналогом русского «Проще пареной репы» является английское «Проще, чем с бревна упасть». Увы, и здесь неблагополучно… Ведь бревно — это часть ствола спиленного или срубленного дерева. То есть и в данном случае мы имеем дело с убийством и расчленением трупа. Плюс надругательство над трупом (как ещё назвать топтание по нему ногами или сидение на нём?). Плюс пропаганда хищнического истребления лесов. В общем, сплошной ужас… Такие выражения недопустимы в современном обществе! Чему они научат молодое поколение?!

Вот на такие мысли наводит инновационное предложение PETA. А ещё, у меня остаётся один вопрос. Кто и где кормит зайцев лепёшками?

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *