Называйте меня ханжой

Даже в самом дурном, самом безнравственном человеке всегда остаётся нечто хорошее. Что же? Его глубинная сущность. Частица Духа, которую невозможно замутить, затемнить, испортить. И она не молчит. То плохое, что вершит человек, она воспринимает объективно, и выступает внутренним судьёй, ежедневно уличающим и осуждающим его. Совесть — голос этого судьи. От совести никуда не скрыться — ведь она часть тебя самого. Как уйти от преследователя, которого носишь в себе? Его присутствие мучительно. Поэтому многие пытаются заставить свою совесть замолчать. Некоторым это почти удаётся.

Однако голос совести можно услышать и со стороны, от других людей. Они говорят то, что говорит тебе она, твоя совесть. И что делать тогда? Ведь порок сладок, а часто и выгоден. Как сделать так, чтобы и его не оставлять, и голос совести приглушить, и заставить замолчать тех, кто говорит в унисон с ней? Эта проблема всегда была актуальна для тех, кто хочет быть порочным. В наше же время, когда прежде не афишировавшая себя распущенность превратилась в откровенную разнузданность, а порочность переходит все мыслимые пределы, проблема оправдания порока стала особенно актуальной.

Для этого разработан целый арсенал приёмов. Одни из них очень стары, у других ещё не успела вырасти борода.

К числу первых относится, например, лозунг «Все люди грешны». Это популярное средство самоубеждения, помогающее примириться со своей порочностью. Ведь если все грешны, если пороки являются непременными и естественными спутниками человека, то, значит, бороться с ними бесполезно, и можно со спокойной совестью признать приятное поражение, правильно? Нет, неправильно. Просто выгодно и удобно. Да, люди несут в себе пороки. Но кто сказал, что с этим нужно смириться? Если ты болен, ты смиряешься с болезнью или стараешься излечиться от неё? Если в твоём доме грязно, ты смиряешься или начинаешь уборку? Если твоё поле зарастает сорняками, ты смиряешься или выпалываешь их? Пороки — болезнь, грязь и сорняки человеческой души. Бороться с ними не только нормально, но и необходимо. Не согласен с этим только тот, кому нравится больным валяться посреди мусора и жевать бурьян.

Другой приём, столь же старый, состоит в пропаганде принципа, гласящего, что не нужно судить — т.е. осуждать — других, и тогда не будут судить тебя. Это часто используется как своеобразный подкуп: тебе предлагается закрывать глаза на чужие безобразия и гнусности и не мешать их творить, а другие взамен сделают то же для тебя, и тебе не придётся краснеть за собственные безобразия и гнусности. Ну разве не отличный обмен? Все останутся довольны! Если же ты оказываешься столь глупым и упрямым, что не идёшь на сделку, тогда тебя станут попрекать. «Да как ты смеешь осуждать других, говоря о том, что они творят безобразия? Это нехорошо, так нельзя! Да, да, ты не ослышался: творить гадости можно, а осуждать их нельзя, это плохо! Это делает тебя гораздо хуже тех, кто творит гадости. Что? Звучит нелепо? Не спорь! Просто закрой рот, и всё». Примерно так это и выглядит. А ведь сама мысль о том, что осуждать пороки грешно, просто дика. Да кто сказал, что этого нельзя делать? Впрочем, тебе охотно напомнят, кто это сказал. Только вот вряд ли он имел в виду то, что имеют в виду они. И вряд ли он хотел, чтобы его имя и его слова стали разменной монетой, которой они оплачивают своё право на разнузданность.

Ещё один приём, более современный. Он построен на следующем принципе: чтобы иметь возможность делать гнусности и не стыдиться этого, нужно объявить ненормальное нормальным. Правда, работает это не всегда. Так, нормой пока ещё не смогли официально объявить воровство, коррупцию, жестокость и т.п. Зато в том, что касается сексуальной сферы, оправдание идёт полным ходом. Всё ненормальное, от банального мелкого блуда до самых противоестественных извращений, сейчас объявляется нормальным. Такое оправдание — ходовой товар. Он востребован. Очень многие хотят полной свободы делать что угодно, и при этом смотреть в зеркало без отвращения. И появляются различные специалисты, — медики, психологи, психоаналитики и т.д., — которые популярно и доходчиво объяснят тебе, почему то, что во все времена считалось просто аморальным или противоестественным, на самом деле не только нормально, но и пользительно для здоровья. Почему это не только можно, но и нужно делать. Ну а они за свою работу получат популярность и деньги. Тот же, кто после оглашения их вердиктов будет продолжать критиковать одобренные безобразия, окажется в проигрышном положении, — ведь он против того, что объявлено нормальным, а значит, он сам ненормален. Да ещё и выглядит теперь как агрессор. Его станут обвинять в нетерпимости, стыдить и оскорблять. Он может подвергнуться самой настоящей травле. И это работает. Многие просто боятся увидеть такое осуждение, и потому молчат.

Ну и ещё один приём, который я хочу упомянуть, это намеренное навешивание на мораль ярлыка лицемерия. Есть такое небезызвестное понятие, как «ханжество». Вот что об этом говорится, например, на Википедии: «Ханжество в форме сознательного лицемерия проявляется в своего рода «ношении маски» высокоморальной личности при явном осознанном несоответствии реального морального облика «маске» праведника». И немного далее: «Ханжество скрывает за собой недоверие к людям, подозрительность, пренебрежительное отношение, стремление манипулировать другими». То есть ханжа — это довольно-таки неприятная личность, откровенно отрицательный персонаж. И поборники распущенности и разнузданности (не только сексуальной) активно используют это. Часто можно услышать, как в адрес человека, осудившего чьи-то безнравственные поступки, следуют обвинения в ханжестве. А ещё — в несовременности, отсталости от жизни. То есть следовать моральным принципам — несовременно. Современно плевать на них. Если же ты не хочешь примириться с этим, на тебя станут показывать пальцами и с презрением кричать «Ханжа!». То есть заведомый лицемер, лжец, манипулятор. Это теперь синонимы нравственности. Навешивание такого ярлыка должно автоматически превратить тебя в отрицательного персонажа, которому нет доверия и на слова которого можно не обращать внимания. У общества вырабатывается устойчивая цепочка ассоциаций: высказывания против безнравственности — это ханжество, а быть ханжой плохо. То есть высказываться против безнравственности — плохо. И пусть будет стыдно тому, кто посмеет это делать!

Можно назвать и другие приёмы, позволяющие переворачивать моральные нормы с ног на голову, оправдывать тех, кто ими пренебрегает, и шельмовать тех, кто осуждает безнравственность. Но хватит и того, что сказано. Из него уже видно, как далеко всё зашло. Кому-то не видно? Тогда ему неплохо бы открыть глаза.

Я прекрасно понимаю, что за всё вышесказанное могу подвергнуться осуждению и обвинениям в ханжестве. И знаете что? Я не против. Называйте меня ханжой. Если теперь между моралью и ханжеством ставится знак равенства, тогда я приму такие обвинения как комплимент. Я не собираюсь бояться, что безнравственные и бессовестные люди будут обо мне плохого мнения. Ведь это будет их защитной реакцией. Чтобы не думать плохо о себе, нужно думать плохо о том, кто говорит о тебе неприятную правду. Это реакция, продиктованная страхом. Страхом перед худшей частью себя. Это убегание от правды. Но если ты от неё убегаешь, значит, ты её увидел.

Поэтому называйте меня ханжой, не стесняйтесь. Покажите, что вы увидели правду. Ведь для этого я и писал свою статью.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *