Мода против индивидуальности

Начну с того, что расскажу реальный случай. Пусть он послужит своего рода эпиграфом к этой небольшой статье.

Люди, которых я знаю лично, решили передать часть своих вещей в церковь, где собирали одежду для нуждающихся. Привезли довольно много и отдали тем, кто принимал вещи. Те посмотрели и сказали, что не возьмут. Жертвователи очень удивились. Почему не возьмут? Все вещи в хорошем состоянии, есть и практически новые. Ответ был: «У нас этого никто носить не будет. Всё это уже не модно». Наши герои были обескуражены и возмущены. Ничего себе нуждающиеся, которым нужны наряды, соответствующие последнему писку моды! Ну что ж, не тащить же привезённое назад… И оно очутилось на ближайшей к той церкви помойке.

В самом деле, какие-то странные нуждающиеся. Я бы сказал — зажравшиеся. Никто не говорит, что они должны быть рады обноскам; но и пренебрегать приличной одеждой потому, что она вышла из моды… На мой взгляд, очень показательный случай.

Вряд ли преувеличу, если скажу, что погоня за модой является одной из болезней общества. Даже не стану добавлять «в наше время», — потому что так было, наверное, во все времена. Куда же ведут психологические корни этой болезни? Если подумать и задаться вопросом «Что привлекает людей в моде?», каким будет ответ? Многие скажут, что дело тут в практичности и эстетичности. Да, не без этого: модные вещи бывают удобными и красивыми. Однако на поверку оказывается, что главное в них не это. Для подавляющего большинства тех, кто придаёт значение моде, определяющим фактором является престижность. Вещи должны быть модных фасонов и, лучше всего, от знаменитых модельеров. И уже не важно, как они выглядят и насколько удобны. Для примера: несколько лет назад была модной обувь с длинными носками. Выглядело это нелепо и комично; модники были похожи на клоунов в буффонно-огромных ботинках. Бывало, они спотыкались и падали, цепляясь за всё подряд, а порой и друг за друга. Но при этом ловили кайф от самого того факта, что носят модную обувь. Я знаю людей, которые тратили на такие модели последние деньги, и с пеной у рта доказывали, что туфли со смешными длинными носами — это очень красиво и элегантно. Потом мода изменилась, и они стали пренебрежительно морщиться при упоминании обуви, за которую ещё вчера готовы были расшибиться в лепёшку, а её саму просто выбросили. Теперь это уже не красиво и не элегантно. Как почему?! Потому что не модно!

И таких, на самом деле, большинство. Они начинают считать красивым то, что объявляется модным. О личном вкусе речь уже не идёт. Хотя нет — идёт. Людьми со вкусом считают себя те, кто старается носить наиболее модную и престижную одежду. То есть вкус обычно приравнивается к бренду. И уже не имеет значения, как это выглядит. Пусть даже нелепо и дико. Главное, что это вещи от определённого модельера или производителя. Это автоматически соответствует хорошему вкусу. И речь не только об одежде. Дела обстоят так же и с аксессуарами, косметикой, гаджетами, бытовой техникой, автомобилями… Хочется купить что помоднее, попрестижнее и подороже, — конечно, если средства позволяют. Не факт, что всё это будет действительно самым лучшим, надёжным и эстетичным. Но оно будет считаться таковым, потому что его таковым назначили, сделав модным. Ты покупаешь модные вещи — значит, у тебя хороший вкус. Правда, завтра, когда мода изменится, всё это уже будет считаться безвкусным. И если ты появишься в наряде миновавшего модного сезона, над тобой посмеются те же, кто сегодня считает тебя образцом вкуса.

И уж совсем ужасно будет появиться в одежде, соответствующей твоему настоящему личному вкусу. В такой, которая нравится лично тебе — и не потому, что так сказал такой-то модельер — и удобна лично для тебя. В такой, которая соответствует твоей индивидуальности. Тогда лучше не попадаться на глаза знакомым модникам: ты просто станешь посмешищем, моментально превратишься для них в человека второго сорта. Потому что погоня за престижем — это тщеславие, а тщеславие готово жертвовать индивидуальностью. Да, тут можно спорить и утверждать, что мода даёт простор для индивидуальности, для самовыражения, — ведь есть много моделей модной одежды. Однако это простор в очень ограниченных пределах. В пределах, скажем, какой-то линейки модной одежды, или какого-то сезона. Это как иметь возможность выбрать свой вариант из тысяч и тысяч, — но тебе предлагают десять, да и то не твоих. Индивидуальность в пределах узкого дозволенного коридора, когда шаг влево, шаг вправо считается безвкусицей.

При всём своём разнообразии мода является подавителем индивидуальности и личного вкуса. Если, конечно, это не индивидуальность и вкус модельеров. Для всех остальных это внедряемая в сознание программа. Конечно, должны быть случаи, когда что-то из моды совпадает с личным — не навязанным! — вкусом того или иного человека. Только вот выделить эти случаи из общей массы запрограммированных реакций вряд ли возможно. Ну а стремление к престижности подогревает гордыню. Модники ценят себя очень высоко и считают людьми со вкусом, — в отличие от варваров, не разбирающихся в таких вещах. Со стороны же это выглядит примерно так же, как это показано в фильме «Жандарм из Сен-Тропеза». Дочь главного героя, вместе с ним переехавшая в чужой город, подвергается насмешкам за свою манеру одеваться со стороны местной «продвинутой» молодёжи. Тогда она выдаёт себя за дочь миллиардера, а свой наряд объявляет последним писком гавайской моды, о которой тутошние дремучие провинциалы не имеют понятия. И когда компания в очередной раз собирается вместе, то оказывается, что все девушки пришли в одинаковых нарядах, повторяющих модную «гавайскую» новинку. Вот тебе и вся индивидуальность. Собственно, как раз так и должно выглядеть варварство в том, что касается моды, — отсутствие личного вкуса, высокомерие и презрение, рабское следование заданной кем-то программе, слепая и смешная погоня за престижем.

Мода может быть искусством. Но обычно это — бизнес, погоня за наживой. Под это всё и заточено. У людей отшибают вкус, подчиняют их индивидуальность моде, воспитывают в них ориентированное на неё тщеславие и спесь со вполне очевидной целью: выжать из них побольше денег. Мода могла бы быть искусством, если бы не была средством манипуляции общественным сознанием и методом доения кошельков. В людях целенаправленно воспитывают гордыню и завышенные запросы, — например, показывая им в рекламном ролике что-то очень престижное и дорогое и внушая «Ведь вы этого достойны!». И те рады верить, платить, и потом хвастаться приобретением. А правда ли они достойны того, чтобы пользоваться лучшим? Хоть кто-нибудь из них задал себе вопрос: «А достоин ли я? Что я сделал, чтобы это заслужить?»? И сколькие остановились и сказали себе: «Стоп! Меня пытаются банально подоить!»? Малая толика самокритичности могла бы многое расставить по своим местам. А малая толика здравого смысла и настоящего вкуса, проявившись у тех, о ком идёт речь, могла бы разорить магнатов от моды. Могла бы… Но пока правит бал обезличивание. Яркое, броское и разнообразное — как бы парадоксально это ни звучало — обезличивание.

Вот, пока что, и всё, что я хотел сказать. Ах да, ещё вот что: прежде чем жертвовать малоимущим вещи, сначала убедитесь, что эти вещи соответствуют последним модным веяниям. Хотя бы для того, чтобы не обидеть малоимущих. А то подумают, что вы считаете их отставшими от жизни варварами… Может получиться неловкость.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *