Между обыденным и возвышенным

— Любовь — вот что отличает нас от животных.
— Нет, Листер. Нас отличает от животных то, что мы не умываемся языком.

Сериал «Красный карлик»

Что больше всего мешает человеку в его духовном продвижении? С какими препятствиями он сталкивается в своей жизни? Ну, прежде всего, это собственные внутренние проблемы. Со своими недостатками и пороками бороться нелегко. Нелегко бывает даже осознать необходимость борьбы с ними и убедить себя бороться. Затем — внешние сложности и препятствия. Окружающая обстановка и другие люди часто словно бы ополчаются против твоего стремления следовать духовному пути; ощущается давление, даже самый настоящий прессинг; жизненные обстоятельства как нарочно поворачиваются таким образом, чтобы осложнить всё ещё больше. То есть можно сказать, что есть препятствия внутренние и внешние. Они прихотливо переплетаются, — порой так, что становится сложно отличить одно от другого. Однако это ещё не всё. Ещё есть быт.

Он, как будто, полностью не относится ни к «прежде всего», ни к «затем». В самом деле: к числу внутренних проблем человека это отнести нельзя, и к числу внешних препятствий, с которыми нужно бороться, — тоже. Быт — это повседневная жизнь, с обычным набором забот и банальных проблем, требующих времени, внимания и сил. По сути, ничего особенного, рутина. Рутина с набором элементов, варьирующимся по отношению к каждому конкретному человеку.

Быт есть совокупность вполне обычных и естественных моментов, из которых состоят наши будни. Моментов и деталей различной важности, — от того, какой носовой платок взять с собой на прогулку и каким средством помыть посуду, до того, как заработать на пропитание и куда отдать учиться детей. Проблема в том, что всего этого много. Хотя есть люди, и немало, которым жизнь видится именно так. Вернее, только и исключительно так. Это их стихия, и их интересы и потребности не выходят за её границы. Но если выходят, если хочется чего-то, что может поднять тебя над плоскостью быта и дать возможность увидеть нечто большее, то оказывается, что быт мешает. Он превращается в тормозящий фактор, связывающий по рукам и ногам, не позволяющий поднять голову над своей плоскостью.

Я не хочу сказать, что быт — зло. Вовсе нет. Быт — это нормально. Но, в то же время, он может быть самым настоящим болотом, которое засасывает человека, заставляет его захлебнуться в серой, рутинной обыденности. Буквально подрезает крылья стремлениям к духовному продвижению. А ведь духовность — важнейший элемент человеческой жизни. Она формирует личность человека, — формирует через восприятие определённой картины мира, включающей в себя больше, чем только материальный его аспект, через понимание своего места в этой картине-системе и понимание целей жизни, через усвоение определённых принципов и методов, через выработки мотиваций для изменения себя. Только вот, к сожалению, на фоне бытовых вопросов всё это может казаться, скажем так, не остро актуальным. Что называется, не горит. Куда важнее заработать лишнюю копейку, чтобы потом вкуснее поесть или лучше одеться. Куда важнее принять гостей или нанести визит, чтобы наладить с кем-то полезные отношения. Куда важнее научиться чему-то, что практически поможет в быту, облегчит его или повысит качество жизни и комфорт. Куда важнее походить по магазинам, чтобы найти что-нибудь получше и подешевле. Куда важнее просто отдохнуть и развлечься, чтобы завтра с новыми силами продолжить всё то, о чём было сказано выше. И так далее, и тому подобное. Добавьте в этот перечень всё, что вы делаете ежедневно. Опять же, я не хочу сказать, что всё это не нужно. Нужно. Однако это «нужно» очень часто не оставляет времени и сил для другого «нужно». Даже не для «нужно», а для «необходимо», «жизненно важно».

Нельзя сказать, что люди не понимают, как необходимо духовное продвижение. Но именно потому, что оно очень важно и требует внимания, сил и времени, оно и откладывается на потом. Человек говорит: «Да, понятно, что это необходимо. И я примусь за это. Вот разберусь с текущими делами, утрясу их, — и тогда уж поднажму на духовность!». Он не лицемерит. Он в самом деле намеревается так поступить. Но пока он утрясает одни дела, появляются другие. Пока он решает текущие бытовые проблемы, назревают новые. И так всегда. Всю жизнь. Нечто большое и важное ждёт, пока он разберётся с чем-то более мелким и второстепенным, но зато более актуальным именно сегодня, сейчас, в эту минуту. Ну, оно же никуда не убежит, верно? Протяни руку — вот и оно. В любой момент. И завтра этому большому и важному тоже придётся подождать. И через месяц. И через год. «Любой момент» всё не настаёт. Протянуть руку всё некогда.

Можно ли, вообще, как-то сочетать обыденное (быт) и возвышенное (духовность)? Возможно ли это, или эти две стороны жизни обречены на то, чтобы вечно бороться и стараться вытеснить друг друга? Ведь бывает и так, что погружение в высокие материи подавляет всё остальное, и человек вообще уходит от быта, и даже от мира. Так что же, обыденное и возвышенное несовместимо? Либо то, либо другое?

Да нет, они совместимы. Более того: то и другое необходимо человеку для нормальной жизни. Сосредоточение только на материальном или, наоборот, только на нематериальном, приводит к перекосу, делает жизнь однобокой, неполной. Нужны обе стороны. Но должны ли они находиться на равных позициях? Следует ли стараться соблюдать строгое равновесие между ними?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно задаться другим вопросом: а равноценны ли они? Может быть, одно здесь служит опорой для другого? И когда вопрос ставится вот так, ситуация начинает проясняться. Что же мы видим? В области духовности лежит ответ на извечный и важнейший вопрос: вопрос о смысле человеческой жизни. Ведь все мы не просто живём, коптя небо, по принципу «День да ночь — сутки прочь». У нашей жизни имеется глубокий смысл, некая сверхзадача. Её мы и должны решать. Способность есть, спать, двигаться, чувствовать, мыслить, что-то делать, — всё это дано нам во имя чего-то большего, во имя решения той самой сверхзадачи. Иначе говоря, всё это — служебные программы, необходимые для реализации чего-то большего. А ведь из всего этого и состоит наш быт. И когда наступает засилье быта, не оставляющее времени и сил на нечто большее, то это означает, что служебные программы замкнулись на себя и работают исключительно на самовоспроизведение. Человек, попавший в такую ситуацию, перестаёт есть, чтобы жить, и начинает жить, чтобы есть. Это и становится смыслом его существования. Подлинный же смысл просто теряется.

Духовность должна быть опорой для быта. Она помогает понять смысл жизни, увидеть подлинные цели, обрести принципы, по которым следует жить, даёт волю к тому, чтобы измениться к лучшему. Она, буквально, вкладывает душу в быт. Делает его чем-то более осмысленным, чем игра «Проживи сегодняшний день и подготовься к тому, чтобы прожить завтрашний день». И при таком подходе становится очевидной нелепость позиции «Вот решу бытовые вопросы, и тогда уж займусь духовностью». Потому что решение бытовых вопросов должно опираться на духовность, должно вытекать из неё как результат воплощения в жизнь духовных принципов. Если ты живёшь по этим принципам, то многие бытовые проблемы разрешаются сами собой, а ответ на вопрос, как поступить в такой-то ситуации, оказывается известен тебе ещё до того, как возникла сама ситуация. У тебя всегда есть ориентиры, есть маяк, указывающий, в какую сторону двигаться, и есть понимание того, как нужно двигаться.

Совмещать быт и духовность можно и нужно. Но не в равновесии, а с уклоном в духовность. Она должна, так сказать, руководить бытом. Она должна быть той прочной подкладкой, на которой и благодаря которой он держится, должна скреплять его элементы единым смыслом и направлять их к единой цели. Она должна его питать. Если удаётся выстроить свою жизнь вот так, тогда быт не превращается в болото, грозящее затянуть тебя с головой. Он превращается в шаги по пути, ведущему вверх.

Для человека нормально и необходимо идти по духовному пути. Идти по нему к подлинной цели человеческой жизни. И быт должен идти по этому пути вместе с человеком, а не подменять путь собой. Когда в жизни нет духовной подкладки, внутреннего духовного компаса, ведущего в нужном направлении, она превращается в… В просто жизнь, просто существование. В выживание сегодня ради получения возможности выжить и завтра. И в выкармливание потомства, которое будет так жить так же.

Ничего не напоминает? Конечно. Подобное мы наблюдаем, когда смотрим познавательные телеканалы, посвящённые живой природе. Собственно, это всё та же старая телепередача «В мире животных». И если её название сменить на «В мире людей», а на экране ничего не изменится, вот тогда и начнёшь понимать, что с людьми что-то не так. Возможно, мы пренебрегаем тем, что делает нас людьми? Пренебрегаем, всё время откладывая это на потом. Потому что не горит.

Если в нашей жизни есть то более важное, на чём держится быт, то, что делает его не целью, а средством, тогда мы люди. Если нет, тогда мы фауна. И от прочей фауны нас отличает только то, что мы умеем менять шкурки по несколько раз в день.

Мы живём как будто между обыденным и возвышенным. Как будто. А на самом деле мы либо живём благодаря возвышенному, питающему обыденное, либо существуем ради обыденного, отвергающего возвышенное. Звучит горько и колюче, — но это так. Вот и делайте выводы.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *