Кто не с нами…

Когда вы слышите слова «Кто не с нами…», что вам представляется дальше? Память услужливо подсказывает вторую часть расхожего лозунга: «…тот против нас», не так ли? И сразу возникает неприятное ощущение. Потому что это звучит угрожающе. Подразумевается, что все, кто «не с нами», это враги, — а это, в свою очередь, подразумевает враждебные действия по отношению к ним, то есть агрессию. Так что эти несколько слов уже сами по себе способны настроить вас негативно по отношению к тому, кто их произнёс.

Ну а если окажется, что у них другое продолжение? Это может быть трудно воспринять, — просто потому, что штампы мышления глубоко врезаются в сознание и подсознание, лишая восприятие гибкости. А значит, мешают воспринять нечто новое.

В Учении тоже есть выражение, начинающееся этими словами. Вот только заканчивается оно по-другому. И звучит оно так: «Кто не с нами, тот будет с нами».

Тот, кто хоть сколько-нибудь знаком с Учением, знает, что продолжение типа «…тот против нас» для нас просто невозможно. Невозможно потому, что, как уже было сказано выше, оно подразумевает отношение к «не нашим» как к врагам, — а Учение принципиально отвергает такое отношение к кому бы то ни было. У нас врагов нет. Могут быть оппоненты, противники в чём-либо, — но не враги. Потому что вражда — это не несогласие и не противодействие как таковые, а отношение. Это ненависть, агрессия, желание причинить вред, и желание, чтобы врагу вообще было плохо, чтобы он страдал. Часто даже стремление его физически уничтожить. Всё это может так никогда и не получить воплощения в конкретных действиях, в столкновении или насилии, но всё равно останется враждой, враждебным отношением. И по Учению, так относиться нельзя ни к кому. Даже к плохим людям, или к тем, кто считает врагом тебя, или к тем, с кем приходится вступать в противостояние. Так что в устах человека из Учения слова «Кто не с нами…» не обозначают деления на своих и врагов.

Но что же означает «…тот будет с нами»? Звучит это довольно категорично. Откуда уверенность? Почему он непременно будет с нами? Возможно, потому, что его заставят, привлекут силой? Тогда это тоже выглядит не очень хорошо, и тоже настораживает.

Нет, дело не в этом. Речь не о принуждении. Ведь принуждение к тому или иному духовному пути есть лишение права на выбор. А по Учению, именно возможность делать выбор является залогом духовного совершенствования человека. Принуждение обесценивает любое решение. Даже если это решение оказывается правильным, оно не идёт на пользу ни самому человеку, ни Творцу, который совершенствуется через совершенствование осознающих. Так что принуждение принять Учение противоречило бы самому мировоззрению Учения и его принципам.

Так в чём же тогда дело? Откуда берётся это убеждённое «…тот будет с нами»?

Его источник — наша твёрдая уверенность в том, что со временем Учение станет мировоззрением и духовным путём всего человечества. Здесь можно было бы пуститься в долгие объяснения, за счёт каких своих преимуществ Учение станет всеобщим, начать перечислять его достоинства и т.д., — но я этого делать не буду. Потому что речь сейчас не об этом. Она о том, как последователи Учения относятся к тем, кто не в Учении. Поэтому просто примем за аксиому: мы уверены в том, что однажды все будут с нами.

Когда «однажды»? Вероятно, очень не скоро. Возможно, спустя сотни лет. И именно потому, что никто не собирается прибегать к принуждению. Учение пришло в мир потому, что ситуация с познанием Истины, нравственностью и духовностью очень плоха, просто бедственна. А это автоматически означает, что оно столкнётся с огромными трудностями, — и прежде всего, с трудностями в своём распространении. Потому что сама среда будет стараться его отторгнуть. Отторгнуть именно потому, что оно может изменить людей и мир к лучшему. Может показаться, что это звучит странно. Если что-то настолько хорошо, то почему его будут отвергать? На самом деле, ничего странного тут нет. Представьте человека, который пришёл в притон, где собираются уголовники, где торгуют наркотой, где подпольно играют в азартные игры, где имеется бордель и т.д. Он приходит и начинает объяснять тамошним завсегдатаям, что всё это нехорошо, и что это необходимо прекратить. Как вы думаете, с ним согласятся, его призывам охотно последуют? Вот уж вряд ли… Как минимум, его осмеют и оплюют, а как максимум, ему повезёт, если он уйдёт оттуда живым. Именно потому, что он призывает к хорошему, правильному. Примерно в таком положении сейчас находится Учение. Вероятно, многим не понравится сравнение современного мира с притоном. Что ж… Вот так порой и начинается неприязнь к Учению: как реакция на неприятную правду.

Но те, кто собирается в описанном притоне, — это люди. В них живо всё нормальное, человеческое, — и стыд, и совесть, и лучшие качества. Живо, — хотя у многих и запрятано очень глубоко, в какие-то дальние закоулки души. И вполне вероятно, что кто-то из этих людей откликнется на призыв и изменится. И так же вероятно, что кто-то из его коллег по притону увидит на его примере, что жить иначе возможно, и тоже изменится. То есть процесс пойдёт, пусть и не быстро.

Учение может вызывать неприязнь уже самим фактом своего существования, — как угроза всему тому неправильному и безобразному, что очень многие считают нормой и с чем не хотят расставаться. Поэтому неприятие будет, и проблемы будут. Они обозначаются уже сегодня. Но никто и не рассчитывает, что будет легко. Перемены такого масштаба и качества, как изменение к лучшему всего человечества, не происходят легко и быстро. Мы будем трудиться над этим. Если потребуется, то сотни, и даже тысячи лет. И мы уверены в конечном успехе.

Этим определяется наше отношение к людям, пока ещё не принявшим Учение. Мы видим в них «своих», — пусть и в далёкой перспективе. Тот, кто сегодня не знает об Учении, или не рассматривает его как вариант, или даже относится к нему с неприязнью, спустя годы может открыть его для себя или изменить своё отношение к нему. Или это может произойти спустя жизнь. Ведь если он не готов принять Учение сейчас, то в следующем рождении всё может измениться. А если не в следующем, то в одном из последующих — непременно. Потому что от рождения к рождению люди меняются в лучшую сторону, и как бы «дозревают» до того, чтобы увидеть и принять Истину. К тому же, чем дальше, тем больше к этому будет располагать сама обстановка. Тот, кто живёт сейчас, когда Учение ещё только появилось и у него не много последователей, может в следующий раз родиться уже тогда, когда его последователями будет две трети человечества, и когда идти именно этим духовным путём будет в порядке вещей. Тогда ему окажется гораздо легче рассмотреть то, чего он не видит сейчас.

Вот отсюда и берётся наша уверенность в том, что кто не с нами сегодня, тот однажды будет с нами. Причём безо всякого принуждения, давления или обмана. Истина отыщет честную и прямую дорогу к сердцам людей. Большую роль в этом сыграет наука, которая со временем будет всё больше и больше подтверждать правоту Учения, удостоверяя его картину мира. Ну а от нас, его последователей, потребуются терпение и упорный труд. Плюс уверенность в успехе. Тем более, что плоды своих трудов можно будет увидеть воочию, родившись в следующий раз. Родившись в мире, где Учение уже будет духовным путём очень и очень многих, или даже большинства. Такой перспективе можно было бы позавидовать, — если бы она и так не была нашей.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *