Из света в свет

iz-sveta-v-svet

Свет возвращается в свет, пройдя сквозь тьму.
(Эвангелон, 47)

«Эволюция Духа» — звучит красиво и весомо. Но что это означает на самом деле? Обычно под эволюцией духа подразумевается внутренняя эволюция отдельного человека. Это тоже верно; но эволюция одного человека есть часть эволюции гораздо большей, — поскольку духовная составляющая этого человека существует не сама по себе. Она является частью общего Духовного плана Мироздания (плана, в Учении называемого первым миром, или миром Духа), — то есть, фактически, частицей души Творца. Таким образом, эволюция человека — это часть эволюции Творца. Душа Творца совершенствуется через людей и других осознающих. Именно это в Учении и называется эволюцией Духа. В чём же её суть?

Дух — наиболее совершенная из субстанций Мироздания; но всё-таки она несовершенна. Творец идёт по пути развития. Ради того, чтобы пройти очередной этап своего пути, — этап углублённого самопознания и самосовершенствования, — он и преобразовал себя в нашу Вселенную. Три её уровня (плана) — это душа, энергия и плоть Творца. Всё в этой системе подчинено задачам совершенствования Духа. Эволюция, идущая на физическом уровне, ведёт к появлению существ, обладающих активным разумом (осознающих), которые через познание и моральное развитие совершенствуют содержащиеся в них частицы Духа. Такие частицы содержатся во всём, — в животных, растениях, минералах, искусственных предметах, — но эффективно совершенствуются те из них, которые становятся душами осознающих. Общий смысл здесь таков: весь Дух (т.е. душа Творца) должен пройти через осознающих и стать совершеннее, — и тогда Творец сможет испытать новое преображение.

Что значит «пройти через осознающих»? Собственно, именно то и значит. Весь Дух, каждая частичка души Творца должна побывать в теле осознающего, — то есть одного из тех, кого обычно называют разумными существами, — будучи его личностью, пройти путём познания, выработать в себе необходимые качества, а затем вернуться в мир Духа и снова слиться с ним.

Тут возникает два основных вопроса. Первый: почему должны ещё вырабатываться какие-то качества? Ведь Дух и без того самая высокоорганизованная из трёх субстанций Мироздания. Второй: что значит «снова слиться с миром Духа»? Ведь Дух всегда един, и каждая его частица всегда пребывает в мире Духа, не покидая его.

Как уже было сказано выше, Дух несовершенен. При этом он содержит в себе все лучшие качества Творца, как некий моральный стартовый капитал для тех, кто понесёт частицы Духа в себе, — то есть для осознающих. В каждого из нас изначально заложены благие качества Творца; несовершенства же его принимают вид дурных качеств и пороков, с которыми предстоит бороться, параллельно развивая и усиливая благие качества. Именно так сейчас развивается Творец: путём познания себя через нас, исправление своих внутренних несовершенств и развитие положительных качеств. Вот как я поясняю это в одном из своих пока ещё нигде не опубликованных текстов:

«Проще говоря, он совершенствуется через людей и другие разумные расы, обитающие во Вселенной. Причём они не просто инструменты в деле его совершенствования; они — это сам Творец. Их плоть — это его плоть, их разум — это его разум, их Дух — это его Дух. Напрашивается вопрос: что могут сделать эти существа, при своём ничтожном — по отношении к общему уровню Творца — уровне интеллекта и развития вообще? Как могут они, при их скромных возможностях, дать ему, ушедшему в своём развитии невообразимо далеко, то, в чём он нуждается? Да: это действительно выглядит странно. Но лишь на первый взгляд. Не будем забывать, что разумные существа, о которых идёт речь, — это сам же Творец. И они содержат в себе всё то, что содержит в себе он. То есть отсчёт их возможностей, на самом деле, ведётся не с нуля. Казалось бы: чем может помочь Творцу, скажем, человек? Что может он, ограниченный в своих способностях и возможностях, дать существу столь огромному, мудрому и могущественному, что даже преобразование самого себя в Мироздание не является для него невозможным? Вроде бы, ответ очевиден: ничего. Однако всё не так просто. Потому что «стартовым уровнем» для человека и других разумных является уровень Творца. Что я имею в виду? Покажу на примере. Представим, что имеется задача: возвести башню высотой в 100 этажей. 90 уже возведено. Строитель, продолжающий работу, находится на верхней площадке. Он надстроил один этаж, — и вот вопрос: много это или мало? Сам-то он сделал немного: ровно столько, сколько мог сделать за определённое время, с учётом своей квалификации и физических сил. Один этаж. Но этот этаж возведён уже на высоте девяноста этажей, — и потому башня стала выше. Этот этаж незначителен по отношению к общей высоте башни, и сил на его возведение было затрачено относительно мало; но башня так и растёт, этаж за этажом. То же самое с людьми и другими разумными. Они тоже находятся как бы на верхней площадке: на вершине эволюционного развития Творца. И то, чего они могут достигнуть, прибавляется к уже имеющемуся уровню. Их относительно небольшие достижения становятся следующим шагом в его развитии. А самым важным фактором здесь оказывается то, что шаг этот является качественно новым. То, что достигается, достигается в новых условиях и новыми методами (по отношению ко всей предыдущей эволюции Творца). И в результате он обретёт новые качества, — которых не мог обрести раньше, но без которых не может жить и развиваться дальше»

То есть мы можем сделать Творца лучше, совершеннее. Творца, и вместе с тем — самих себя. Хотя можно сказать и так: себя, и вместе с тем — Творца. Это абсолютно равнозначно.

Что до второго вопроса, то тут объяснить несколько сложнее. Действительно, Дух всегда един. Он составляет один из планов Мироздания, и не может выйти — в прямом смысле слова — на другой план, энергетический или материальный. Но каждое энергетическое и материальное тело, чем бы или кем бы оно ни было, содержит в себе, как своего рода сердцевину, частицу Духа. Эта частица остаётся в мире Духа, и остаётся единой с ним, — но при этом она до некоторой степени эмансипирована от него. Эмансипирована в той мере, чтобы обладать некими характеристиками, свойственными только ей. Самой простой и очень приблизительной аналогией будет такая: человеческие органы являются частями единого организма, но при этом каждый из них своеобразен и выполняет свою функцию. Или ещё вот такая аналогия: несколько компьютеров, объединённых в сеть, могут быть единым хранилищем данных, притом что каждый из них будет иметь свой физический носитель информации и может в этом плане считаться отдельным устройством.

А есть и более своеобразные примеры. Приведу один из них, взятый из мировоззрения индуизма. У индуизма вообще немало моментов, пересекающихся с Учением. Один из них — концепция брахмана и атмана, где брахман соответствует Духу вообще, т.е. всему миру Духа в целом, а атман соответствует отдельной частице Духа, пребывающей, например, в человеке. Вот как там разъясняется парадокс одновременной слитности и раздельности Духа (цит. по «Истории всемирной литературы», том I, 1983 год издания):

«Центральная доктрина упанишад — доктрина о всеобщем единстве, учение о том, что в основе Вселенной лежит вечно сущее, абсолютное начало — брахман, которое проявляет себя во всём многообразии существующих форм и которое тождественно неизменному духовному «я» индивидуума — атману. Эта доктрина нашла своё наиболее концентрированное выражение в формуле «tat tvam asi» («Это есть ты»), т. е. универсум, брахман и есть не что иное, как «ты», индивидуум, атман. Если воспользоваться излюбленным сравнением упанишад, горшок внутри себя очерчивает определённый кусок пространства, воспринимаемый изолированно, но, когда горшок разбивается, уже нет различия между внешним и внутренним, остается одно непрерывное пространство. «Чхандогья-упанишада» (III, 14, 3-4) так говорит о тождестве брахмана и атмана: «Этот мой атман в глубине сердца меньше, чем зерно риса, и чем зерно ячменя, и чем горчичное семя, и чем зерно проса, и чем ядро зерна проса. Этот мой атман в глубине сердца больше, чем земля, больше, чем воздушное пространство, больше, чем небо, больше, чем все эти миры. Источник любого деяния, любого желания, любого запаха, любого вкуса, заключающий в себе всё это, безмолвный, невозмутимый, он, мой атман в глубине сердца, — это брахман…».»

Правда, горшок — он глиняный, и его стенки непроницаемы для находящегося внутри него воздуха, так что этот воздух всё-таки полностью отделён от наружной атмосферы. Но если представить, что это не глина, а некий пористый материал, и воздух внутри горшка всё-таки контактирует с внешним воздухом и участвует в определённом взаимообмене с ним, то аналогия будет почти идеальной. Тем более, что и дальнейшее в ней представлено точно: горшок разбивается, и его внутренний воздух сливается с внешним воздухом. Точно так же человек, прошедший путь своего развития до конца и улучшивший свою частицу Духа настолько, насколько это было возможно, утрачивает (за ненадобностью) материальное тело, затем энергетическое, и его Дух вновь полностью сливается с миром Духа.

Итак, частица Духа отделяется (иначе сформулировать сложно) от общей массы Духа и, образно говоря, погружается в материю, становясь глубинной сущностью какого-либо явления, предмета или существа. Явления, предметы и не осознающие участвуют в эволюции, так сказать, как рычаги и винтики, более или менее механически выполняющие свою работу в общем механизме. Осознающие же имеют возможность активно работать над собой, улучшать свою Духовную сущность. Так частица Духа, оставаясь на плане Духа, в то же время живёт в материальном сосуде, вместе с ним проходя через всё, чем чревата жизнь в материальном мире. Через все радости и горести, успехи и трудности, наслаждения и страдания. Разум, содержащийся в Духе, познаёт мир и себя, живя в материальном теле (а в промежутках между рождениями — только в энергетическом теле), претерпевая всё, что претерпевает оно, и действуя через него же. При этом постоянно делается моральный выбор, возможный благодаря познанию. С каждой жизнью частица Духа очищается от всего негативного и становится совершеннее (более или менее), приобретая мудрость и высокие моральные качества. Всё, что приобретено в текущей жизни, переносится в следующую, как драгоценное достояние. Отрицательное постепенно уходит и замещается положительным; и однажды наступает момент высшего пика в этом развитии, когда достигнут максимальный уровень. Тогда частица Духа избавляется от ненужных более оболочек, материальной и энергетической, и возвращается (опять же, иначе сформулировать сложно) в мир Духа. Но возвращается гораздо более чистой и совершенной, чем была в момент своего отделения, — и тем самым улучшает общее качество Духа. Так совершенствуется душа Творца. Происходит своего рода круговорот: частицы Духа выделяются из общей его массы, проходят цикл развития в телах осознающих и возвращаются обратно, — но возвращаются уже более совершенными. Однако возвращение это — возвращение не совсем в исходную точку. Ведь сами они меняются, становятся качественно иными. Поэтому их путь — движение не по кругу, а по витку восходящей спирали. Они возвращаются как бы в исходную точку, но уровнем выше. И когда все они совершат этот путь, тогда будет пройден виток спирали эволюции и для Творца.

Дух — наиболее высокоорганизованная и, так сказать, тонкая из трёх субстанций Мироздания. Если уподоблять её чему-то, то можно сказать, что она подобна свету. Тогда энергия будет подобна огню. Материя же в сравнении с ними обеими плотна, груба, темна и тяжеловесна. И выражаясь метафорически, можно сказать, что частица Духа, которая сама есть свет, выходит из света, проходит сквозь тьму и вновь возвращается в свет. В данном случае понятие «тьма» не означает чего-то отрицательного, не является синонимом зла. Скорее, тяжеловесности и, так сказать, непрозрачности, трудности в движении. Хотя отрицательного тоже хватает. Частице Духа, ставшей душой человека, приходится пройти через многочисленные трудности, через борьбу, страдания, лишения и тяжёлый труд. Но всё это не есть отрицательные свойства материи. Всё отрицательное — продукт деятельности самих же людей; это то, что они сами привносят в свой мир. Так что можно сказать, что наши частицы Духа и в этом смысле проходят сквозь тьму, — но это та тьма, которую мы, люди (и шире — осознающие), сами же и порождаем. И она преодолима. А преодолевая её, мы имеем возможность стать сильнее и лучше. Такой вот своеобразный парадокс: проходя сквозь тьму (если подразумевать под ней косность материи и жизненные трудности), свет становится ярче. И сама эта тьма в своё время превратится в свет, потому что вся материя однажды вновь перейдёт в состояние энергии, а вся энергия перейдёт в состояние Духа. Энергия и материя произошли из Духа, и в него возвратятся, снова став им. Поэтому путь из света в свет, на самом деле, есть явление гораздо более масштабное: этот путь проходят не только частицы Духа, но и вся энергия, и вся материя. То есть всё Мироздание. Этот путь проходит Творец. И для него этот путь — тоже виток спирали, ведущей вверх. Грандиозной спирали эволюции существа, облика и возможностей которого, не говоря уж о его эволюционных перспективах, мы не в состоянии даже вообразить. Вообразить не можем — но можем внести свой вклад в его эволюцию. Каждый из нас делает это, неся в себе частичку его души. Неся её из света в свет.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *