Из глубины тысячелетий

iz-glubiny-tysyacheletij

Согласно Учению, человечество существует значительно дольше, чем это признаётся современной наукой. Точнее говоря, дольше существует цивилизация. Начало человечества как вида отодвинуто, ввиду научных данных, полученных за последние десятилетия, на миллион лет назад, а то и больше. Цивилизации же отводятся лишь последние 5-7 тысяч лет. До того — первобытное общество, дикость. Но Учение говорит, что на смену друг другу приходило гораздо больше культур, чем принято считать, и эти человеческие цивилизации, неизвестные науке, могли достигать уровня, сравнимого со средневековым, или даже ещё более высокого, — не обязательно в техническом плане. В книгу «Эвор» входит митэвма «Вершина», повествующая о событиях, происходивших около 265000 лет назад. И не столь существен тот факт, что там говорится о вполне развитой цивилизации. Главное, что в те времена имело место одно из откровений Гермеса (который, правда, в те времена носил какое-то другое имя). А это значит, что к тому времени — даже если означенное откровение было самым первым — человечество как цивилизация должно было существовать как минимум несколько десятков тысяч лет. Потому что иначе откровение не состоялось бы.

Каждая разумная раса — а их во Вселенной много — должна пройти путь познания и духовного совершенствования. Этот путь никому не даётся легко. Но у некоторых из разумных рас с этим возникают особые сложности, их продвижение занимает слишком длительное время, и в результате они оказываются на грани вымирания, а порой и самоуничтожения. Однако каждая из них играет важную роль в судьбе Вселенной: разумная жизнь как эволюционный фактор бесценна. Поэтому Бог Мудрости (Гермес, Эмере) приходит на помощь расам, столкнувшимся с такими сложностями. Он направляет им информационный посыл, дающий интеллектуальный и духовный импульс и таким образом способствующий преодолению кризиса. Проще говоря, он даёт своеобразную подсказку, — открывает проблемной расе часть Истины, в большем или меньшем объёме, и тем самым возвращает её на верный путь. Такой посыл у нас называется откровением. При этом он не является сверхъестественным явлением. Редким и нерядовым — да; но не сверхъестественным.

Человечество — одна из проблемных рас. У него большие сложности с самостоятельным познанием Истины. Причины кроются в особенностях его характера и менталитета. Но несмотря на это, человечество — очень одарённая раса, которая, преодолев свои недостатки, сможет сделать очень много не только для своего мира, но и для дела эволюции всей Вселенной. Такой вывод следует хотя бы из того, с каким упорством борется за него Бог Мудрости. Некоторым проблемным расам бывает достаточно одного откровения, чтобы выправить кризисную ситуацию. Другим требуется несколько. Бывает, что, видя практически полную безнадёжность ситуации, Бог Мудрости оставляет попытки помочь, предоставляя упрямую в своей нерадивости расу судьбе, которую она сама для себя избрала. В конце-концов, право свободного выбора есть право свободного выбора, и в такой ситуации можно помогать идти, но нельзя тащить силком, — даже в правильную сторону. Больше нескольких откровений даётся нечасто. А человечество за свою долгую историю получило их двадцать семь. Это очень много. Случай почти исключительный. Видимо, за людей стоит побороться.

Возвращаясь к вышесказанному. Даже если предположить, что откровение, упомянутое в «Вершине», было первым, то до него уже должно было пройти достаточно времени, чтобы стала очевидной безуспешность самостоятельных попыток человечества познать Истину. Это должен был быть ряд интеллектуальных и духовных взлётов и падений, череда кризисов и самостоятельного их преодоления, — до тех пор, пока ситуация не стала особенно тяжёлой. И это, как я уже сказал, вряд ли заняло бы менее нескольких десятков тысяч лет. Исходя из приведённых соображений, можно оценивать срок существования человеческой цивилизации как минимум в 300000 лет.

В течение этого времени человечеству периодически давались откровения, — на разных континентах, через пророков из разных народов. Пророки находили последователей, которым передавали полученные знания, — и создавалось закрытое сообщество посвящённых. Так Учение снова и снова приходило в наш мир. Однако знания не предназначались для открытого распространения, поскольку целью было не преподнести человечеству готовые знания, а лишь подтолкнуть его, направить на верный путь. Поэтому в круг посвящённых допускалось ограниченное число лиц, — в разные эпохи и в разных регионах оно составляло от нескольких человек до нескольких тысяч человек. Конечно, знания выходили за пределы этих сообществ, — иначе в откровениях не было бы смысла. Но распространялись эти знания опосредованно, более или менее косвенными путями: через моральные наставления, философские учения, научные концепции, произведения искусства и так далее. Это всякий раз давало необходимый эффект, и задача откровения выполнялась. Сами же сообщества посвящённых со временем исчезали.

Последнее обстоятельство порой вызывает вопросы вроде «Почему же они исчезали? Не означает ли это, что Учение нежизнеспособно?». Нет, не означает. Просто никакое закрытое тайное или полутайное сообщество, вступление в которое осложнено предъявлением к неофитам высоких требований и само количество членов которого ограничено, не может стабильно существовать в течение очень продолжительного времени. Неизбежно возникают проблемы с сохранением знаний, могущих утеряться или выйти за пределы круга посвящённых, с нахождением подходящих кандидатов и т.д. Кроме того, таким сообществам трудно выжить и сохранить целостность во время войн, различных социальных потрясений, эпидемий и других катастроф. Но главное — им трудно выжить в среде, враждебной к инакомыслящим. В наше время, когда веротерпимость стала привычной нормой в масштабах почти всего мира, и к этому успели привыкнуть, некоторым уже трудно представить, что может быть иначе. А ведь раньше и было иначе. Группам инаковерующих и инакомыслящих приходилось трудно в настороженной по отношению к ним, недоброжелательной, нередко нетерпимой и откровенно враждебной среде. Дело доходило до физического уничтожения. История знает много печальных примеров (да и в наше время ещё всякое бывает). В случае же Учения всё усугублялось тем, что принадлежавшие к нему люди даже не могли составить по-настоящему тайное общество, — поскольку это, как правило, сопряжено с необходимостью лжи и притворства, что несовместимо с принципами Учения. Поэтому его последователи обычно были на виду. Они нередко подвергались преследованиям, и погибали, поскольку не признавали лжи во спасение и не отрекались от своих убеждений. Учение как система взглядов не проповедовалось открыто и демонстративно; но принципы и поведение его последователей не соответствовали господствующим верованиям, зачастую шли вразрез с общепринятыми обычаями и интересами власть имущих. Вот как об этом говорится в митэвме «Вершина»: «Дело наше никогда не было принято миром как благо, — ибо оно противилось тому злу, которое он превозносил, мня благом. Хотя мы вершили дело своё не явно, оно всё же часто бывало раскрываемо теми, кто шёл туда, откуда исходил чистый ветер. Они охраняли смрад от чистоты; и они находили нас, ибо мы были чисты и не могли лгать ради своего спасения. И тогда мы погибали, благословляя мир» (Вершина, 12-15).

Несмотря на все сложности и опасности, несмотря на то, что группы носителей знаний рано или поздно угасали или погибали, Учению всякий раз удавалось дать человечеству необходимый импульс, создать — во времена своего существования или в перспективе — достаточный противовес засилью заблуждений. И эхо откровения всякий раз звучало ещё долго после того, как умирали последние посвящённые. Оно звучало в новых религиях, оккультных, философских и этических учениях, в культуре и искусстве различных народов. Интеллектуальное и духовное наследие Учения переживало века и тысячелетия. Но потом дело опять доходило до глубокого кризиса, и возникала потребность в новом откровении.

От двадцати пяти откровений, за давностью лет, осталось мало следов. Но двадцать шестое — то есть предыдущее — оставило яркий след в истории современной цивилизации. Оно состоялось несколько тысяч лет назад, в Европе, и Бог Мудрости фигурировал в нём под именем Гермеса. Имя это потом перекочевало в мифологию. Имя же пророка, получившего то откровение, было забыто, а его самого со временем начали отождествлять с источником откровения. Так возникла легенда о великом мудреце Гермесе Трисмегисте. Да: тот, кого называют Трисмегистом, существовал в действительности, и он был одним из пророков Учения. Его наследие оказало огромное влияние на религии, оккультизм, философию, науку и культуру. Во всём этом можно обнаружить отголоски Учения, более или менее явные. Даже более того: не будь предыдущего откровения, мы не знали бы всего этого в том виде, в каком знаем. Предыдущее появление Учения на исторической сцене сыграло важную роль в формировании привычного нам облика современного мира.

Принято считать, что наследие Трисмегиста сохраняется в лоне традиции, известной как герметизм. Традиция, безусловно, знаменитая, и её влияние на судьбы человечества получило своё признание. Но в действительности герметизм имеет очень мало общего с подлинным учением Гермеса. Это лишь далёкий его отзвук, слабое эхо, многократно искажённое временем и человеческими заблуждениями. Только теперь, когда в мир пришло новое откровение, учение Гермеса может быть восстановлено в своём истинном виде. Но об этом — в другой раз.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *