Финал затянувшейся истории?

6 июля сего года произошло весьма неоднозначное событие: в Японии после более чем двадцатилетнего тюремного заключения был казнён Сёко Асахара, лидер секты Аум Синрикё. Пересказывать сведения о теракте в токийском метро не буду. Дело было громкое; и хоть произошло всё ещё в 1995 году, об этом помнят. Я, например, помню, какой был шум, как все СМИ, словно злободневными лозунгами, пестрели и звучали именем Асахары, названием «Аум Синрикё» и словами «токийское метро». Тогда это буквально навязло в зубах. И тот факт, что теперь всё закончилось, безусловно, заслуживает внимания. Вот только в самом ли деле закончилось?..

Почему я назвал данное событие весьма неоднозначным? Ну, прежде всего, потому, что как ни крути, а это была казнь духовного лидера. Конечно, духовность организации, устраивающей теракты, мягко говоря, под вопросом. Но тем не менее. Много ли мы знаем случаев, когда в наши дни вешали основателей религиозных учений? На мой взгляд, это симптоматично. Причём следует отметить, что его организация не была запрещена в Японии, хоть и оказалась под надзором полиции. С одной стороны, логично: инициатор преступления был арестован, а все последователи не могут быть виновны. С другой стороны, он совершил теракт не лично, не своими руками: это сделала организация. Следовало ли её ликвидировать?

Вот точка зрения Учения на подобные вещи. Цитата из «60 вопросов об Учении Единого Храма»:

55. Считает ли Учение, что какие-либо другие учения или религии должны быть запрещены?

Любые взгляды имеют право на существование. Однако же практическое воплощение в жизнь некоторых концепций бывает связано с совершением аморальных и даже преступных деяний (например, преследование инаковерующих, ритуальное убийство и т.п.). Подобные действия должны пресекаться в соответствии с законодательством, как противоправная и преступная деятельность, равноценная деятельности экстремистских организаций и криминальных группировок. И если пресечь их невозможно иначе, как только признав практикующее их учение опасным для общества, то в этом случае приходится признать необходимость запрета.

Что ж, будем считать, что японские власти сочли возможным пресечь опасную деятельность секты иначе, без признания её опасной для общества и запрета. По этому пункту вопрос отпадает. Относительно пресечения преступных действий в соответствии с законодательством, — то есть преследования не за убеждения, а за конкретные преступления — тоже всё в порядке. Иное дело — смертный приговор. По Учению, это чрезмерная мера, — не именно в данном конкретном случае, но вообще всегда. Арестованный преступник безопасен, и его казнь превращается в убийство беззащитного человека. Альтернативой ей может быть пожизненное заключение в условиях строгой изоляции.

Возвращаясь к рассматриваемой ситуации можно сказать, что она, опять же, неоднозначна. Если бы Асахару посадили пожизненно, всегда оставалась бы вероятность каких-то эксцессов со стороны его последователей, попыток его освобождения (кто знает, какими методами, — ведь принимая во внимание репутацию секты, можно было бы ожидать чего угодно) и т.д. Но приведение смертного приговора в исполнение, фактически, превратило его в мученика, что может подогреть страсти ещё больше, и на более длительное время. Власти уже сообщают о том, что есть опасения по поводу мести за его казнь. Правда, после ареста Асахара заявил о том, что оставляет пост главы секты. Но ведь если подумать, то это невозможно. Это же не должность, на которую можно поступить и с которой можно уволиться. Духовный лидер, основавший своё учение, всегда останется таковым, по определению. Особенно если он, как Асахара, заявлял о своей божественности. Такое нельзя просто отменить, нельзя «уйти с поста» божественного существа. Можно только сознаться в обмане и разоблачить себя как мошенника. А этого не произошло. Значит, духовное лидерство Асахары в его организации не закончилось с его смертью. Может быть, даже укрепилось.

Правда, сама организация пережила перемены, и даже сменила название на «Алеф». Однако под новой обложкой может прятаться всё та же книга. Кажется, все прекрасно это понимают. Лучший показатель такого понимания — опасения мести со стороны секты. Если это уже другая организация и если Асахара уже много лет как перестал быть её лидером и вдохновителем, каковы тогда основания для опасений? Смена антуража не обязательно означает изменения в сути.

Вот потому-то я и считаю казнь Асахары неоднозначным событием и сомневаюсь в том, что эпопея с сектой Аум Синрикё, признанной террористической организацией, на этом закончится. Событие само по себе показательное и значимое. Ну а станет ли оно точкой, завершающей затянувшуюся историю, покажет время. Будем ждать новостей.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *