Филиппинский прецедент: год спустя

filippinskij-precedent-god-spustya

В первом номере «Нашего пространства» была опубликована небольшая статья «Филиппинский прецедент», посвящённая мероприятиям по борьбе с наркоторговлей на Филиппинах. Точнее, тому, что по замыслу президента Родриго Дутерте должно выглядеть как борьба с наркоторговлей, а на деле является способом расправиться с неугодными. С начала кампании прошёл год с небольшим. Убиты тысячи людей, — без суда и следствия, зачастую прямо на улицах, полицейскими и энтузиастами из граждан. Часть убитых действительно была наркодиллерами и наркоманами. Похоже, такой метод «охраны правопорядка» прижился на Филиппинах. Кто-то протестует, — но многие под шумок расправляются с личными недругами, и потому вполне довольны.

А что же широкая международная общественность? Она возмущена. ООН и Евросоюз осуждают антинаркотическую кампанию Дутерте. Время от времени кто-то понемногу критикует его самого. На критику филиппинский президент отвечает вызывающе грубо, оскорбляя оппонентов. Что ещё? В принципе, всё. А что должно быть? Вот это уже отдельный вопрос.

По ходу наблюдения за развитием ситуации складывается впечатление, что всем, по большому счёту, наплевать. Вся критика выглядит так, словно прохожие грозят пальцем хулигану, приговаривая «Ай-яй-яй, нехорошо!». И идут себе дальше. А ведь мы наблюдаем вопиющее нарушение прав человека, полное пренебрежение законностью, террор под видом борьбы с преступностью и — что, возможно, является в этой истории самым страшным — приучение граждан к выполнению ими самими функции палачей. Это действительно очень опасный прецедент. Его нельзя оставлять безнаказанным. Как минимум, необходимо усиленное дипломатическое, а возможно, и экономическое (в виде санкций и т.п.) давление на филиппинский режим со стороны мирового сообщества. А как максимум?

Как максимум, необходима сильная международная организация, охраняющая правопорядок в мировых масштабах. Какой правопорядок? Ну, хотя бы тот, который провозглашается «Всеобщей декларацией прав человека». Потому что какой смысл составлять декларации прав, да ещё всеобщие, если некому воплощать их в жизнь? Есть всеобщая декларация — значит, нужна организация, располагающая средствами, силами и полномочиями для того, чтобы осуществлять принципы этой декларации на всеобщем уровне. Иначе это не декларация прав, а испачканная типографской краской бумажка. Проще говоря, необходима международная организация с военно-полицейскими функциями. И не надо указывать на «голубые каски» ООН. Что они могут? Фактически, ничего. С ООН происходит то же, что произошло с её предшественницей, Лигой Наций, страдавшей хроническим бессилием и в конце-концов просто сдувшейся. А ведь реальная сила, признанная на международном уровне как международная же правоохранительная организация, необходима. Она должна заниматься защитой прав человека, борьбой с международным терроризмом и наркоторговлей, ликвидацией диктатур (которым также должно быть дано чёткое и ясное определение на основе международного права), режимов, производящих геноцид, и т.д. Но такой силы нет. И в таком случае неудивительно, что международные полицейские функции самовольно принимает на себя какое-то одно государство, посильнее и понаглее прочих. Оно начинает борьбу с терроризмом, ликвидацию диктатур, и далее по списку. Кто-то же должен это делать… В итоге этим государством недовольны все, — даже его стратегические союзники. В самом деле: самовольно примерять мундир всемирного жандарма — не самая лучшая затея. Но какова альтернатива? Она есть? Ну в самом деле, не ООН же, повторяющая бесславный путь Лиги Наций и напоминающая интеллигентную барышню, пытающуюся урезонить шпану, вооружённую цепями и кастетами. То есть, судя по всему, альтернативы нет.

Вызвало бы создание международной силовой правоохранительной организации обострение напряжённости в мире? Думаю, наоборот. Вот когда какая-то одна страна занимается этим, тогда да: это означает страх, зависть, столкновения интересов, переживания по поводу престижа, и вообще весь набор конфликтных ситуаций. А если взяться всем миром, — в самом прямом смысле слова, — тогда взаимного недовольства и трений станет существенно меньше. Как станет меньше и террористических режимов, уничтожающих собственных граждан. Филиппинские события более чем наглядно продемонстрировали необходимость создания такой организации. Потому что прецедент создан, и для филиппинского режима всё прошло успешно. И это означает, что опыт Дутерте могут не только использовать, но и, так сказать, творчески развить ещё где-нибудь. Как знать — может быть, скорее и ближе, чем вы думаете.

***

В заключение хочу добавить ещё кое-что.

По поводу прошлогодней статьи были высказаны разные мнения. Одно из них, на мой взгляд, особенно примечательно. Согласно ему, в журнале, посвящённом, по преимуществу, духовно-моральной тематике, не место таким материалам, как «Филиппинский прецедент», потому что это позволяет потоку грязи хлынуть на страницы журнала. Меня это мнение очень удивило. Если не знать, о чём идёт речь, то можно подумать, что «Наше пространство» смакует гнусные подробности интимной жизни поп-звёзд или политиков. Вот это в самом деле была бы грязь. Но считать грязью рассказ о вопиющих нарушениях прав человека и размышления о том, насколько опасен прецедент узаконенного и остающегося безнаказанным террора — это поистине странно.

Я считаю, что говорить о таких вещах со страниц издания, посвящённого духовности и морали, вполне нормально. Более того: это необходимо. Именно на страницах таких изданий подобным темам самое место. Потому что иначе это будут отвлечённые разговоры на отвлечённо-абстрактные темы, — этакая сладкая вода без конкретного содержания. А наш мир — это реальный мир с реальными проблемами. Если их замалчивать и не пытаться выправить реальную кривду, то зачем вообще заводить разговор о духовности и морали? Кому это будет нужно? Разве что любителям праздно поболтать, млеющим от сознания собственной духовной возвышенности. Ну а у нас всё иначе. Чтобы изжить пороки и излечить язвы мира, их нужно сначала диагностировать, увидеть самим и показать другим. Поэтому материалы нашего журнала часто имеют критический настрой. Это сознательно избранная линия, которая будет выдерживаться и в дальнейшем. Сладкой водичке иногда приходится предпочитать горькое лекарство. Этот журнал — для тех, кто его не боится.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *