Этот мир придуман не нами?

etot-mir-priduman-ne-nami

Этот мир придуман не нами,
Этот мир придуман не мной.

Л. Дербенёв

Часто приходится слышать, как кто-нибудь, желая утешить себя или кого-то или желая оправдать неблаговидные поступки, говорит нечто вроде «Так уж устроен мир». Это констатируется с отчётливо звучащей нотой фатализма, — мол, что поделаешь, если уж всё так устроено? Далее порой присовокупляется «Мир — это джунгли» или «Человек человеку волк».

Что же тут имеется в виду под словом «мир»? И почему он так устроен? Речь может идти либо о мире как о месте, в котором обитают люди, — т.е. о нашей планете с её природой, — либо о людях, человеческом обществе. Имеет смысл вспомнить, что когда-то общество так и называлось — мир. Ну а можно ли поспорить с тем, что человеческое общество, вообще человечество как таковое, является частью нашего мира, плотью от плоти природы нашей планеты? Мы, люди, порождены той же эволюцией, которой порождено и всё остальное, и занимаем свою нишу в системе природы, — начиная от места в пищевой цепочке и заканчивая высшими проявлениями разумной деятельности. Так что, по сути, оба варианта понимания того, что такое мир, сливаются в одно. Они неразделимы. Человеческое общество и его деятельность есть лишь часть — наиболее продвинутая с точки зрения эволюции — системы природы.

Ответ на вопрос «Почему мир устроен именно так?» в данном контексте подразумевает, что речь идёт об устройстве мира в узком понимании, как того мира, в котором мы обитаем и условия которого оказывают непосредственное влияние на нашу жизнь. Иначе говоря, в данном случае это не Вселенная с её галактиками и метагалактиками, а наша Земля и человеческое общество. И здесь опять возможны несколько вариантов ответа. Один из них — религиозный: мир сотворил Бог (или иные высшие силы), и ему виднее, почему он устроил всё именно так. Нужно просто смириться и принимать всё как есть. Второй ответ — научный: всё есть результат эволюции, и такое устройство мира и жизни в нём формировалось постепенно. Но этот ответ часто несёт в себе оттенок пессимизма, поскольку законы жизни животного мира, где живые существа пожирают друг друга и где идёт жестокая борьба за выживание, переносятся на человеческое общество. Тогда и звучат слова о мире-джунглях и людях-волках. И тут также видна обречённость, — возможно, даже большая, чем в первом случае. Ведь если Бог может смилостивиться и всё изменить, вплоть до устройства рая на Земле, то от природы этого ожидать не приходится. Значит, люди обречены обитать в джунглях и быть волками.

На первый вариант возразить можно, — но это, скорее всего, будет пустой тратой слов, поскольку там имеет место апеллирование к принципиально необъяснимому произволу сверхъестественных сил, и потому возражения, основанные на здравом смысле, обычно не принимаются. На второй вариант можно возразить следующим образом: если человек кардинальным образом отличается от животного, как разумное существо от неразумного, то это подразумевает, что и принципы его жизни должны отличаться. Иначе какой смысл в его существовании как человека? Какой тогда вообще смысл в эволюции, если она без конца повторяет одни и те же поведенческие схемы, только на всё более и более высоких уровнях нервной организации, и если для человека естественно вести себя так же, как ведёт себя какой-нибудь паук? Выходит, суть эволюции заключается в выработке всё более осмысленных и изощрённых методов эксплуатации и убийства одних живых существ другими? Вот это уж точно маловероятно. Я бы сказал, с точки зрения здравого смысла это даже менее вероятно, чем существование сверхъестественных сил.

Куда вернее будет предположить, что человек должен жить иначе, т.е. не по животным законам. Тем более, что о том же, кроме простой логики, говорит и моральный фактор. Кто обычно оперирует высказываниями о джунглях и волках? Либо агрессивные личности, полагающиеся на силу, либо, наоборот, личности слабые, не могущие ничего противопоставить чужой силе, падающие от этого духом и ищущие хоть какое-то приемлемое объяснение своему угнетённому положению. Обе эти категории с моральной стороны выглядят неприглядно, и по общечеловеческим критериям считаются носителями отрицательных качеств. По общечеловеческим — а такие критерии есть, и нелепо было бы это отрицать — значит, и по своим собственным. И это одна из причин того, что они утверждают подобие животному как норму. Ведь если это является нормой, то они нормальны, и их не в чем упрекнуть. Они прячутся за этой концепцией, — причём не только от других, но, в первую очередь, от самих себя. Иначе они не могли бы смотреть на себя в зеркало без отвращения.

Сверхъестественных сил не существует, и человек занимает в системе природы нишу, отличную от ниши какого-то вида животных. Оба приведённых тремя абзацами выше варианта несостоятельны. Первый не объясняет ничего. Второй объясняет частично, — в той части, которая относится к миру животных. Что же касается мира как человеческого общества и той сферы природы, на которую общество активно влияет, то тут ответ прост и очевиден: мы сами создаём этот мир.

Человек обладает интеллектом, несвойственными животному чувствами и свободной волей. Он способен познавать реальность, давать оценку её явлениям, анализировать самого себя, принимать волевые решения и действовать в соответствии со своими убеждениями. Это значит, что он выбивается из потока неосмысленных, чисто инстинктивных действий, в котором движется животный мир. Человек — активный, творческий фактор в системе природы. Он способен изменять реальность.

Поэтому, вопреки известной песне, этот мир придуман именно нами. Мы, люди, создаём его таким, каким хотим его видеть. Человек вершит зло — но он же вершит и добро. Он бывает эгоистичен и жесток — но он же бывает альтруистичен до самопожертвования и милосерден. Он уродует свою среду обитания (чего, кстати, животные в естественных условиях не делают) и разрушает природу — но он же творчески обустраивает свою среду обитания и охраняет природу. Даже в ситуации простейшего бытового конфликта он сам выбирает, оскорбить и ударить того, кто стоит перед ним, или нет. Человек делает себя таким, каким хочет себя видеть, ваяет себя, создаёт себя, как творец. И точно так же он создаёт свой мир. Человек способен поступать вопреки и инстинктам, и чужой воле. Никто и ничто не может заставить его совершить зло, если он не считает это нужным или допустимым. Не непостижимый Бог и не безликие законы природы движут твоей рукой, когда ты наносишь удар. Ею движут твои понятия, твоё желание, твой выбор. Это значит, что вся агрессивность и жестокость мира — эта наша, человеческая агрессивность и жестокость. Мир людей таков, каковы сами люди.

Мы придумываем и создаём свой мир. Если он нехорош, то пенять не на кого, кроме себя же самих. Мы будем такими, какими пожелаем быть; и мир будет таким же. Мы, осознанно или неосознанно, ваяем его по своему образу и подобию. Он — наше зеркало. Напомнить известную пословицу? Думаю, не стоит. Тот, кто сейчас читает эти строки, уже вспомнил её сам. И этим всё сказано.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *