Эосфор IX, 41

Знай, что Дракону ты доступен более всего в своём собственном обмане себя. (Эосфор IX, 41)

Дракон не властен над человеком. Он не может заставить его сделать то или другое. Он может только предложить, поманить. И поманить именно тем, чего человеку хочется. В этом изюминка тактики Дракона: он использует своего противника как союзника в борьбе с ним же самим. Сражается с ним его же собственными руками.

Он приходит и стучится в твою дверь, приглашая последовать за ним. А ты прекрасно знаешь, что в хорошее место он тебя не позовёт. И ты мог бы отказаться и прогнать его. Но не прогоняешь. Ты прислушиваешься к тому, как он расписывает удовольствия, которые тебя ожидают, — как раз те, к которым тебя влечёт. Ты слушаешь, пока ещё сопротивляясь. Слушаешь и говоришь себе: «А может быть?.. В конце концов, не так-то это и ужасно». В какой-то момент ты поддаёшься, убедив себя в этом. Или в том, что предлагаемое вообще не ужасно, а вполне нормально. Или в том, что хоть оно и ужасно, но у тебя нет сил противостоять искушению. Или в том, что ты уступишь только раз, и больше ни-ни! Или в том, что Дракон вынуждает тебя. Или в том, что это нужно сделать в каких-то благих целях, — например, чтобы получить опыт. Или ещё в чём-нибудь. Ты стараешься себя обмануть. Конечно, тебе это удаётся. Потому что очень хочется быть обманутым. Кто обманет тебя надёжнее всего, с гарантией? Дракон ли? Если тебе протянут вонючий комок грязи, уверяя, что это ароматное спелое яблоко, неужели ты поверишь такой откровенной чепухе? Ты поверишь только в одном случае: если захочешь поверить. Если согласишься обмануть сам себя. Человек обычно сам пролагает Дракону дорогу к себе, сам открывает ему дверь. Кто поддаётся порокам, кто совершает преступления? Тот, кто хочет это делать. Что он не способен сопротивляться, что ему приходится, что это делается в благородных целях, — всё это отговорки.

Ну а что, если он точно не знает, если он и впрямь не уверен? Тогда у него как минимум два варианта: «да» и «нет». Какой из них он выберет? Тот, какой покажется ему более правильным. И если он сделает неверный выбор, то это будет его самообман. Никто не заставит его сделать именно такой выбор. Его могут убеждать, — но убеждать его будут в обоих направлениях. При прочих равных он выберет то, что будет для него приятнее. Возможно, он последует первому же попавшемуся мнению, найдя его приятным, удобным или выгодным для себя. Если, поступив так, он ошибётся, приняв дурное за благое, то это будет его ошибка, его самообман, а не чужое принуждение.

Так люди делают себя доступными для Дракона. Они склоняются перед ним не потому что он силён и имеет власть, а потому что хотят обмануться и хотят поддаться ему.

Человек существует для того, чтобы познавать Истину и учиться жить по ней. Худшее, что может с ним произойти, это впадение в заблуждения. А из заблуждений худшие те, в которые он впадает добровольно, по собственному желанию, — потому что в них легче всего впасть и их труднее всего изжить. Такой человек сражается против себя самого, против своей подлинной сущности. Он становится союзником Дракона. Но даже Дракон видит, как это дурно. И пусть тот, кто поддался и сдался ему, не ожидает приязни с его стороны.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *