Ехидна наших душ

Человеку свойственно множество пороков. Их список далеко не исчерпывается перечислением знаменитых «семи смертных грехов». Пороки переплетаются, нередко переходят один в другой, вырастают один из другого, — так, что их уже становится трудно разделить. И есть среди них один, который претендует на ведущую роль. Я говорю о гордыне.

В древнегреческой мифологии мы встречаем полуженщину-полузмею по имени Ехидна. Это чудовище стало матерью многих других чудовищ, — Лернейской гидры, Химеры, пса Цербера и т.д. В этом гордыня напоминает Ехидну: она также становится истоком для многих других пороков, подогревает и взращивает их. Её вполне можно назвать Ехидной человеческой души, матерью пороков.

В различных морально-этических системах она нередко рассматривается как самый страшный порок. Приведу яркий и, наверное, самый известный пример. Согласно христианскому учению, Сатана восстал против Бога, будучи побуждаем именно гордыней. А поскольку сам Сатана является ответственным за пороки и зло, то получается, что истоки их лежат в гордыне. Недаром к ней порой прилагаются эпитеты «сатанинская» и «дьявольская», подчёркивающие глубину падения гордеца. Из неё, как из корня, произрастают иные пороки. И это действительно похоже на правду.

Что представляет собой гордыня? По сути, это превознесение себя над другими и предпочтение себя другим. Возникает естественный вопрос: а что насчёт гордости? Есть ли различие между нею и гордыней? Да, безусловно. В своей «Малой сотне» я сформулировал это различие так: «Гордец мнит, что он выше других; гордый знает, что он не ниже других». То есть гордый человек — это тот, кто не унижается, теряя своё человеческое достоинство, и не позволяет другим унижать себя. При этом сам он не стремится унижать других людей. Плюс ко всему, он не чурается самокритики, и способен прислушиваться к критике со стороны других. Гордец же возносит себя над другими, и готов унижать их, — потому что этим питается его гордыня. Чтобы видеть себя более высоким, чем другие, нужно их согнуть, сломать, втоптать в грязь. Так и поступают гордецы, в более или менее откровенной форме. На самокритику они, как правило, не способны, — хотя бывают особые случаи, когда нарочитая самокритика, переходящая в демонстративное самоуничижение, становится одной из форм проявления гордыни. Критику же с чужой стороны либо игнорируют, не считая достойной внимания, либо воспринимают в штыки, даже если она справедлива. Можно сказать, что гордыня — это уродливо гипертрофированная гордость, или нормальное самоуважение, выродившееся в самовозвеличение и пренебрежение к другим.

При этом оказывается уже неважным, кем на самом деле является человек, каков его статус и заслуги, и есть ли ему чем гордиться. Если он талантлив или даже гениален, если он привнёс в мир нечто ценное, много сделал для общества, если он знаменит и уважаем, всё это не должно порождать в нём гордыню. Законная гордость тем, что он сделал, имеет место быть; однако гордиться надо осторожно. Это вовсе не значит задирать нос, чваниться, набираться высокомерия. Если подобное началось, значит, гордыня пустила корни в душе этого человека. Бывает, такие гордецы полагают, что их заслуги дают им моральное право не только превозносить себя и смотреть на других свысока, но и совершать поступки, непозволительные для других. И многие согласны в этом с ними, и укрепляют в них такое убеждение. Это очень странно. Разве мораль отменяется для того, кто сделал нечто выдающееся? Разве своими заслугами он купил себе право вести себя как свинья? Нет и нет. Всё как раз наоборот. Чем более заслужен и знаменит человек, тем более ярким и важным примером становится он для окружающих. И он должен подавать хороший пример, а не дурной. Иначе ещё вопрос — принёс ли он больше пользы тем полезным, что сделал, или больше вреда примером, который он подаёт. Если себя ведёт безнравственно какой-нибудь прощелыга, дурак и паразит на теле общества, то это ещё понятно, хоть и отвратительно. Но если себя подобным образом ведёт такой человек, который может и должен служить положительным примером, то это намного позорнее. Гордыня марает и сводит на нет достоинства самых лучших людей.

Я уж не говорю о тех, кто кичится своим происхождением, аристократичностью семьи, заслугами предков. Это уже гордыня, взросшая на пустом месте и питаемая иллюзиями. Конечно, можно гордиться, скажем, отцом, который героически воевал. Но его заслуги вовсе не переходят на детей. И если дети возгордятся, то это будет просто глупо и смешно.

Бывает и духовная гордыня. Когда-то это относилось, в основном, к религиозным иерархам, возносившим себя в иллюзии собственной духовной просвещённости и святости. В наше же время едва ли не каждый второй из тех, кто прочёл пару-тройку книг, имеющих касательство к духовности и эзотерике, или прошёл курс каких-нибудь практик, мнит себя великим просветлённым. Такие смотрят на других свысока, считая себя особенными, познавшими все духовные премудрости и сопричастными к незримым сообществам избранных. И ведут они себя соответственно, — высокомерно, напыщенно и пренебрежительно по отношению к тем, кого считают не столь просвещёнными. Это можно постоянно наблюдать, к примеру, на Интернет-форумах, посвящённых духовности и эзотерике, где происходят целые фестивали гордыни, где гордецы, раздуваясь от спеси, старательно оплёвывают всякую недопросвещённую шушеру, посмевшую подать голос. Таких стоит искренне пожалеть. Они даже не понимают, что подобное поведение никак не сочетается с высокой духовностью. Более того: оно служит ярким показателем душевной гнили. Ещё один вид духовной гордыни — непризнание авторитетов. Нынешние духовные искатели уважают мнение авторитетов, — но лишь до тех пор, пока оно совпадает с их собственным мнением. Как только мнения разошлись, сразу оказывается, что авторитет (пусть это даже сам Будда, например) неправ, и вообще ничего не понимает. Высшим выражением гордыни, свойственным таким «искателям» Истины и духовности, становится убеждение, что духовные Учителя должны проходить у них проверки и добиваться чести их учить.

Можно было бы перечислить и другие проявления гордыни, коих очень много, — но думаю, что достаточно и уже сказанного. Гордыня, проявляющаяся в любой своей форме, уродует душу человека, превращает его в нечто отвратительное, а порой и жестокое. Это больше, чем порок: это самая настоящая душевная болезнь, лишающая тебя возможности объективно смотреть на себя и других, делающая твоё поведение неадекватным.

Но о чём же шла речь в начале статьи, когда было сказано, что гордыню можно считать матерью пороков?

О том, что если присмотреться, если копнуть поглубже, то окажется, что многие, если не все пороки связаны с гордыней или имеют в ней свой исток. Прежде всего, констатируем ещё раз, что гордыня — это предпочтение себя другим. А какое ещё название можно найти для такого предпочтения? Правильно: эгоизм. Эгоист живёт для себя, старается для себя, заботится о себе. Каков бы он ни был в собственных глазах, плох ли или хорош, он ценит себя любого, — ценит выше других. Если подумать, то можно придти к выводу, что эгоизм, столь распространённый, обычный и привычный в человеческом обществе, это в действительности худшая, наиболее извращённая форма гордыни. И наиболее опасная, — именно потому, что она обычна и привычна. Нормальный гордец (как бы странно ни звучало данное словосочетание) хотя бы имеет основу для своей гордыни в том, что он считает себя лучше и выше других. Потому он так себя и ценит. Эгоист же предпочитает себя другим даже тогда, когда понимает, что он ничем не лучше, а может, даже и хуже их. Это как бы гордыня в степени гордыни. Гордыня, которую не может унять даже самокритика. Напротив: самокритичное понимание собственной низости только делает эгоиста более циничным, — поскольку он ясно понимает, что не заслуживает предпочтения себя другим, более достойным людям, но всё равно поступает так.

Проявления практически всех пороков и большинство преступлений основаны на эгоизме. Приведу несколько примеров. Жадность: «Всё мне, и побольше!». Она становится причиной таких преступлений, как воровство, грабёж, мошенничество, взяточничество. Деньги и имущество отнимаются у других людей ради удовлетворения жадности, алчности. Другой причиной этих преступлений становится сластолюбие, и вообще любовь к удовольствиям в любой форме: «Мои удовольствия — главное для меня». То, что доставляет удовольствие, обычно получают за деньги. Также к удовлетворению сластолюбия относится изнасилование: «Этот человек должен доставить мне удовольствие, даже если он того не хочет». Гнев, агрессия: «Он мне не угодил, и должен за это пострадать». Лень: «Наплевать на то, что нужно что-то сделать: мне нравится бездельничать, и я буду бездельничать». Зависть: «Это должно принадлежать мне, а не ему!». Трусость: «Не буду я его защищать или спасать: своя жизнь и безопасность дороже». Властолюбие: «Я должен доминировать над другими людьми, распоряжаться их судьбами, установить угодные мне порядки». И так далее, и так далее… Можете сами продолжить этот печальный список. Приглядитесь — и увидите, что от большинства пороков и преступлений за версту разит эгоизмом. А из самого эгоизма торчат уши гордыни. Ведь это всегда предпочтение себя другим, поставление собственных нужд и интересов выше чужих нужд и интересов.

Гордыню можно считать самым страшным пороком (она даже архангела может превратить в дьявола). Она подобна мощному корню, из которого произрастает ветвистое дерево пороков. Она способна питать их силой, укреплять и развивать до невероятных размеров. Она способна, через них или открыто, захватить контроль над человеком, — причём так, что он может этого и не заметить. Это как яд, постепенно пропитывающий психику.

Эта Ехидна живёт в человеческих душах, и через людей пытается управлять миром. Ей подвластен не каждый. Но даже тот, кто ей не подвластен, несёт в себе её зародыш, её зерно. Зерно, прорастающее незаметно, очень быстро, при любом удобном случае. Прозевал момент — и потом загнать её обратно будет очень и очень трудно. Поэтому нужно быть взыскательным к себе, всегда готовым пресечь её поползновения. А для того, чтобы совсем вырвать из себя её ядовитое зерно, нужно усердно и целеустремлённо трудиться над этим. И главное — нужно очень этого хотеть. Это значит — нужно очень хотеть быть человеком. Человеком, а не рабом своей внутренней Ехидны.

Кто захочет, тот сможет.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *