Двадцатидневье IX, 22-23

dvadcatidneve-ix-22-23

Трудно научиться не делать зла; но ещё труднее научиться не желать зла. А ещё труднее научиться распознавать, не обманываешь ли себя, думая, что не желаешь зла. (Двадцатидневье IX, 22-23)

Некоторые любят и хотят делать людям зло. Другие не любят и не хотят. Но даже из этих последних мало кому удаётся жить так. Кто-то из них может совершить зло с перепугу, кто-то в состоянии аффекта, кто-то потому, что вынужден, кто-то потому, что расчёт говорит ему: пусть ты добрый человек, пусть ты не хочешь, но сейчас это выгодно. Из них всех можно по-человечески понять лишь того, кто вынужден, — если он действительно вынужден (например, защищая кого-то). Но сколькие из них в глубине души получают удовольствие от вершения зла, и лишь оправдывают это необходимостью, — причём оправдывают для самих себя? А сколькие вершат его сознательно, полагая, что делают это ради высшего блага?

Можно ли жить, не верша абсолютно никакого зла? Нельзя. Все мы вершим его, — по неведению, по заблуждению или ошибке, или каким-то образом оказываемся косвенной причиной чьих-то страданий, или ещё как-то. Тогда так: можно ли жить, не верша зла сознательно? Может быть, и можно. Если очень повезёт и никогда не придётся, скажем, защищаться или защищать кого-то через насилие, прямое или косвенное. Но это не означает желать зла, — хотя не означает и обратного. А можно ли жить, не желая зла? Можно. Только очень трудно. Ведь желание зла встречается гораздо чаще, чем его вершение. Даже миролюбивый человек в минуту раздражения или обиды может пожелать плохого своему противнику или обидчику, — пусть даже мысленно, — или может представить, как с тем происходит что-то плохое, и порадоваться, хотя бы в мечтах. Чаще всего это происходит само собой, помимо нашего желания. И потом мы, бывает, стыдимся этого. Помимо желания… Но не означает ли это, что если подобное происходит, то желание всё же есть? Где-то глубоко, но есть. Ведь что-то не проистекает из ничего.

Трудно научиться не делать зла. Ведь порой это кажется необходимым, или оказывается приятным (например, месть), или тебе просто всё равно, тебя не волнует, что твои действия могут стать — или даже обязательно станут — причиной вреда, нанесённого человеку, обществу, миру, причиной чьей-то боли. Чтобы такого не происходило, нужно учиться сдерживать себя, не поддаваться этим желаниям, нужно учиться быть внимательным по отношению к тому, что тебя окружает. Это как минимум. Конечно, сперва нужно постараться понять, почему не следует вершить зла, — иначе откуда возьмётся стремление сдерживать себя и быть внимательным? Но даже понимая, это всё равно трудно. Нужна сила воли, которой многим недостаёт. Выработать её — вот и очередная сложность. Поэтому вернейший способ не вершить зла — это не хотеть его. Контролировать свои поступки, чтобы они не служили дурным желаниям, нелегко; но контролировать желания, чтобы они не были дурными, ещё сложнее. Тут уж не обойдёшься приобретением знаний и силой воли. Тут нужно очень сильно изменить себя. Нужно очистить свою душу от грязи. А для этого необходимо очень хотеть очистить её. И поверить, что это получится. Получится, если стремление к этому будет настоящим. Подлинное стремление творит чудеса. Потому что мы сами решаем, какими нам быть, — и в конечном итоге такими и оказываемся.

Однако и тут можно впасть в заблуждение, полагая, что ты не желаешь зла, но всё же желая его. Некоторые таким образом обманывают себя; им приятно думать, что они незлобивы, это украшает их в собственных глазах, и они стараются не замечать собственной злобы. Другие искренне впадают в заблуждение, принимая зло за добро и наоборот. Для того, чтобы не впадать в самообман и заблуждения, нужно жить с открытыми глазами, не боясь увидеть правду, — и прежде всего, правду о себе. Нужно познавать себя и мир, не пытаясь подменить реальность своими представлениями о том, какой она должна быть. Видеть реальность такой, какова она есть, трудно, и бывает очень больно; но учиться этому необходимо. Как научиться не допускать в свою душу зло, если не знаешь его в лицо? Как отыскать путь к благу, если не представляешь, как оно выглядит? А если не знаешь, каков на самом деле мир, в котором ты живёшь, каков ты сам и ради чего всё, то живёшь ли ты? Может быть, это иллюзия существования? Может быть, смысл твоего пути как раз в том, чтобы от иллюзии жизни придти к подлинной жизни? И если так, то умение не обманывать себя, думая, что ты не желаешь зла, есть одна из важнейших вех на этом пути.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *