Драгоценный пояс XLVII, 1

В ком живёт страх, в том живёт смерть. (Драгоценный пояс XLVII, 1)

Самый большой страх, свойственный человеку, это страх смерти. Одни боятся несуществования, другие — неизвестности, третьи — посмертного наказания, четвёртые — перемены, перехода из привычного состояния в новое. Чего только не делают люди, чтобы избежать смерти, каких только гадостей и подлостей не совершают… И многие другие страхи по сущности своей проистекают из страха смерти. Например, страх болезни, увечий, вообще боли, старости, голода. Ведь всё это в итоге ведёт к смерти. Также страх перед неудачами, позором, бедностью, низким социальным статусом, незащищённостью, зависимостью от кого-то. Всё это делает тебя уязвимым, а значит, потенциально угрожает самому твоему существованию. Также и боязнь опасных животных, воды, высоты и прочего, что страшно не само по себе, а потому, что может угрожать жизни. Если присмотреться повнимательнее, то в глубине множества страхов можно разглядеть страх смерти.

Кто подвержен страху, тот носит смерть в себе, как тяжёлую каменную глыбу, под тяжестью которой сгибаешься до земли. Смерть не где-то далеко впереди, и не где-то в вероятности: она всегда с ним, она смотрит ему в лицо и сжимает сердце когтистой хваткой. Он больше думает о том, как не умереть, чем о том, как жить. Он постоянно бежит от смерти, — но при этом постоянно таскает её с собой и чувствует её дыхание. Поэтому его страх становится вдесятеро мучительнее.

Да и сам по себе страх омертвляет. Он застит глаза и туманит рассудок. Он искажает восприятие, парализует волю, сковывает чувства и угнетает совесть. Человек, находящийся во власти страха, перестаёт быть похожим на человека, живущего нормальной, полноценной жизнью. Так вершится то, что поистине горестно: стремясь сохранить свою жизнь и постоянно пребывая в страхе за неё, человек утрачивает её, — ибо даже продолжая жить, он не живёт по-настоящему. И для других он становится опасен, — потому что страхом его человечность загоняется в самый дальний и тёмный угол его существа, откуда ей трудно выбраться. Он носит смерть в себе и словно бы источает её из себя, подобно дыму, от которого окружающие задыхаются и исходят слезами.

Человека пожирает страх смерти, и сам страх подобен смерти же. Это не даёт ему быть человеком, препятствует исполнению его предназначения, мешает даже просто жить, радуясь жизни.

Чтобы не было так, нужно понимать сущность смерти. Она вовсе не так страшна. Можно даже сказать, что бояться её бессмысленно. Имело бы смысл бояться того, чего можно избежать. А смерти избежать нельзя. И это нормально. Но смерть смерти — рознь. Можно умереть достойно и со смыслом, а можно умереть бессмысленно, глупо и недостойно. Поэтому вместо панического, удушающего и опасного для тебя и окружающих страха нужно иметь здоровую и рассудительную опаску, — как бы не совершить глупость и не загубить себя понапрасну, опрометчиво или из-за порока. Смерть бывает достойной и полезной миру и людям. Такая смерть — большая удача, её можно и нужно принимать с удовлетворением. Она не несёт с собой страха. И другие, глядя на такую смерть, не заражаются страхом, но вдохновляются на жизнь и становятся сильнее.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *