Диапазон мышления — от быта до Бытия

Есть такое выражение — «приземлённый человек». Это значит тот, чьи интересы ограничиваются сугубо практичными делами, бытом, работой, жизнью тела и т.п. Словом, материальной стороной жизни. Такого человека не привлекают высокие материи, его мысль не обращается на такие предметы, как глубокий смысл существования мира и его самого. А если он оказывается верующим, то и от своих взаимоотношений с высшими силами, которые он даже не пытается понять, он ожидает всё тех же практичных материальных благ.

Казалось бы, что тут такого? Все мы ходим по земле, всем нужно заботиться о теле, которое, по сути, есть та же земля, — потому человек по самой своей сути является существом приземлённым. Но…

Так, да не так. Всё сказанное было бы справедливо, если бы земля, по которой мы ходим и частью которой являемся, не была, в свою очередь, частью чего-то большего. Частью некой системы. А та, уже в свою очередь, частью чего-то ещё большего. И так далее. До максимального масштаба. До того, что включает в себя всё. До того невообразимо колоссального механизма, деталями которого является всё существующее. И этот механизм тоже существует для чего-то. У него есть предназначение. У него есть работа, которую он выполняет, ради которой существует. А если это его предназначение, то тогда это предназначение и всех его деталей. Все они существуют ради некой высшей цели, все они делают одну общую работу. Все — значит все, независимо от их масштаба. В том числе и человек. Он нужен миру для этой огромной работы, для достижения высшей цели. Он играет в этом свою роль, и от него что-то зависит. И чтобы он хорошо выполнял своё предназначение, — часть великого всеобщего предназначения, — ему нужно знать и понимать, что он должен делать и ради чего. В этом приземлённость, ограниченность интересов бытом и материальными факторами — серьёзнейшее препятствие.

На кого похож приземлённый человек? На животное, с его простыми интересами: поесть, поспать, избежать опасности, произвести потомство. Вот животных действительно можно назвать приземлёнными. Теперь вопрос: какой для Природы смысл в том, чтобы в результате многомиллионолетней эволюции породить ещё одно животное, но снабжённое интеллектом, призванным помогать ему делать всё то же самое, только более изобретательно? Хотя ведь не одним лишь интеллектом, но ещё и абстрактным мышлением, воображением, творческими способностями, чувствами, способностью любить и способностью к альтруизму, силой воли, способностью действовать вопреки инстинктам, — даже вопреки главному инстинкту: инстинкту выживания. Всё это — ради того, чтобы вести животную жизнь? Что, кто-то всерьёз так думает?..

Всё вышеперечисленное было дано человеку — сиречь возникло в результате эволюции — для того, чтобы он смог понять своё предназначение и научиться жить в соответствии с ним. Для того, чтобы видеть дальше, выше, и уметь действовать в соответствии с тем, что увидел. В соответствии с высоким смыслом. И это подразумевает отнюдь не приземлённые интересы и не приземлённую жизнь. Потому что для неё ничего такого не нужно. Для неё достаточно уметь бегать на четвереньках и кусаться либо бодаться. С другой стороны, у нас таки есть тело, о котором нужно заботиться, которое нужно кормить, оберегать, которое должно размножаться и так далее. Мы поставлены перед данным фактом, и не можем его игнорировать. Нужно заниматься и этим тоже. Тогда снова вопрос: как же всё это совмещается? И можно ли, вообще, как-то совместить подобные вещи?

Конечно, можно. Ведь Природой всё это изначально задумывалось (если можно так сказать) как совместимое. Проблема для человека заключается в том, чтобы правильно расставить приоритеты. Нужно понять, что первично, а что вторично. И что же первично? Ну, давайте представим это на примере, скажем, газонокосилки. За ней нужно ухаживать, её нужно ремонтировать, смазывать, заправлять горючим или подзаряжать электричеством и т.д. Но предназначена-то она всё равно для того, чтобы подстригать траву. Если этого не делать, то она не нужна, — и ремонт, смазка, заправка и прочее теряет смысл, превращаясь в бесполезные действия. Более того: они превращаются во вредные действия, поскольку отнимают время, силы и средства на обслуживание ненужного инструмента. Инструмента, который не выполняет своего предназначения.

Так что же важнее, приоритетнее, — забота о самом инструменте в его материальной ипостаси, или о том, чтобы он нормально выполнял своё предназначение? Безусловно, второе. А забота о нём самом оправдана в той степени, в какой это обеспечивает его работоспособность. Иначе получится нелепость в стиле «У меня есть топор, чтобы рубить дерево, но я не рублю им и берегу его, так как боюсь, что он затупится». Ну выбрось его тогда, не валяй дурака.

Человек — часть мира, и часть очень важная. Он играет существенную роль в работе великого всеобщего механизма, в достижении целей, более глобальных, чем даже сама Вселенная. Можно сказать, что он — инструмент эволюции. И не надо недовольно морщиться. В данном случае «инструмент» — не унизительный эпитет, а совсем наоборот. Он тот, в ком нуждаются Вселенная и беспредельное Бытие, кто необходим им и кто может им помочь в достижении их великих целей. Он тот, кто способен понять своё предназначение, кто благодаря свободе воли способен сделать самостоятельный выбор в пользу его принятия, кто благодаря своим качествам и способностям может исполнять предназначение не бездумно-механически, а творчески, усердно, вдохновенно и с удовольствием. То есть это такая деталь механизма, которая органически едина с ним, и воля которой есть проявление единой, её и механизма, воли, и единых устремлений. Это как если бы газонокосилка из приведённого примера была одним целым с человеком, была бы продолжением его тела, имела бы общие с человеком желания и стремления. Или, например, руки. Твои руки — это твои инструменты. Но они — это ты сам. Вот так же и человек является частицей Вселенной и Бытия, их инструментом, — но это значит, что он является ими самими. Той их частицей, которая проявляется и реализует себя здесь и сейчас, в своей повседневной жизни.

Реализует в повседневной жизни, но с предназначением, не ограничивающимся её рамками. Понять, каковы эти рамки, можно при условии, что высшая мотивация известна, и то, что происходит в повседневной жизни, рассматривается и оценивается в её контексте. Проще говоря, нужно рассматривать то, что мы делаем, с точки зрения высших целей. Не принимать их во внимание нельзя: мы существуем благодаря им, и имеем то, что делает нас людьми, тоже благодаря им. Поэтому то, что мы делаем, должно вписываться в контекст высших целей и соответствовать им. Всё, — в том числе и быт, и потребности тела. Если подходить к делу так, то в жизни не будет ничего низменного. Потому что человек устроен так, чтобы всё в его жизни могло счастливо совмещаться со сверхзадачей. Чтобы низшее не мешало высшему, а помогало ему. Тогда оно перестанет быть низшим.

Чтобы получилось жить так, нужно знать картину мира и уметь мыслить в её масштабах, уметь видеть взаимосвязи между меньшим и большим. Нужно иметь представление о Бытии и о своём месте в нём. Это значит, нельзя ограничивать своё мышление одним лишь бытом. Так ты потеряешь своё предназначение и своё место в Бытии, — потому что потеряешь самого себя, исчезнешь из всеобщей системы координат. Однако отрываться от быта и повседневной жизни тоже нельзя. Ведь на этом уровне мы действуем, можем что-то сделать, что-то изменить в себе и вокруг себя. Полностью погрузиться в возвышенное и перестать видеть обыденное значит выпасть из жизни. Пока газонокосилка витает в эмпиреях, всё время размышляя о своём предназначении и его важности, двор зарастает травой.

Надо уметь совмещать в своём мышлении возвышенное и бытовое. Мысль должна быть похожей на птицу, летающую меж землёй и небесами. Она должна взлетать в выси Бытия и снова опускаться на каменистую почву обыденности. Она должна уметь охватывать своим взором этот диапазон и уметь видеть связи между землёй и небом.

Чтобы понимать себя и мир, нужно смотреть выше уровня быта. Чтобы понять малое, надо понять большое. А чтобы низшее не было низшим, нужно подчинять его высшему. Тогда самое простое дело превратится в акт служения высоким целям. То есть в то, ради чего мы все приходим в этот мир. В то, ради чего вообще появился человек.

Не теряйте себя. Учитесь видеть высокое. Видеть его и в умозрительных далях беспредельного Бытия, и вокруг себя, и в себе самом. Этому можно научиться. Можно расширить своё мышление до диапазона от быта до Бытия. Нужно только захотеть.

© Атархат, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *