Человек или скот?

chelovek-ili-skot

В митэвме «Слово о Влае» есть такой диалог между Учителем и учеником:

«Тогда Эвнар спросил его: «Человек ли ты или скот?». Он ответил: «Я человек; разве же я чем похож на скота?». Эвнар спросил его: «Чем же ты не похож на скота?». Влай ответил: «Вот на мне одежда, и живу я в доме, и тружусь, и пищу готовлю на огне, и говорю ясной речью, и я сильнее скотов». На это Эвнар сказал так: «Зверь одет в шерсть, птица — в перья; даже рыба — и та одета в чешую. Муравей строит себе дом, и оса; зверь роет себе нору или делает берлогу, а птица вьёт гнездо; жалкая улитка — и та имеет раковину, в которой живёт. Всякая тварь трудится, добывая пропитание и устраивая себе жилище. Кормиться ты можешь и без огня, и от голода не умрёшь. Твоя речь ясна для меня, а речь собаки ясна для другой собаки, речь птицы — для другой птицы, речь комара — для другого комара. А скотов ты слабее, — ибо ты медведя не убьёшь без оружия или ловушки, а он тебя убьёт; и над скотом в загоне ты не можешь властвовать голыми руками; и змея тебя сильнее; и жалкая вошь может мучить тебя, кусая, а ты не можешь, кусая её, не давать ей спать. Чем же ты не похож на скота?». Влай ответил: «Я — человек; а человек берёт пищу руками, а не рылом, и хранит её, и он слагает песни, и любит своих супругов, и детей, и сооружает ловушки на зверя, и имеет поля». Тогда Эвнар сказал так: «Белка берёт пищу руками, и устраивает хранилища для неё. Птица поёт красиво; и лягушка умеет петь. Волки имеют супругов, и всякая тварь заботится о своих детёнышах. Паук сооружает сети на свою добычу, и верёвку для этого добывает из себя, — а человек так не может. Скот умеет обходиться и без полей, — а иной человек без своего поля умрёт с голоду. Чем же ты не похож на скота?». Влай ответил: «Человек имеет оружие, и валит деревья, и ходит на двух ногах, а не на четырёх». Тогда Эвнар сказал так: «Человек измышляет себе оружие, а медведь и без того имеет клыки и когти, змея и оса имеют жало, а птица и клювом бьёт. Дерево и жучок источит и повалит, да и простая гниль. Птица ходит на двух ногах, да ещё и летает, — а человек не может летать. Чем же ты не похож на скота?». Тогда Влай сказал: «Если так, то и не знаю; выходит, что и скот в ином деле лучше меня». Эвнар сказал ему: «Вот, ты видишь, что подобен скоту; не загнать ли мне тебя в загон, где скот?». Влай ответил: «Хотя бы и загони»; и Эвнар сказал ему: «Тогда ступай в загон». И Влай вошёл в загон, а Эвнар закрыл выход. И Влай жил со скотом три дня; и ел, и пил то же, что и скот. На четвёртый день Эвнар вывел его из загона и спросил: «Что ты думаешь теперь?». Влай ответил: «Я бежал, и скитался, и голодал, и меня обижали, и били, и казнили, и я замерзал, и трудился, сколько было сил, — а вышло, что я ничем не отличен от глупого скота. Но не может этого быть; если бы было так, то я и был бы скотом, — а ведь человек — не скот. Почему же так; почему же человек — не скот, а человек? Ты мудрее меня, и ты, верно, знаешь, почему так. Себя ведь ты не уподобил скоту; что же ты знаешь в себе такого, чего я не знаю в себе? Открой мне это, — иначе мне жить и умереть в загоне со скотом». Тогда Эвнар сказал ему: «Если так, то я буду твоим наставником, и ты утратишь себя-скота и обретёшь себя-человека» (Слово о Влае II, 28-63).

Хотя по словам Эвнара можно подумать, что ему только ещё предстоит стать наставником Влая, на самом деле очевидно, что обучение уже началось. И началось с того, что Учитель приводит ученика к пересмотру взгляда на самого себя. Представления Влая о самом себе, о своей сущности и своём месте в мире рушатся, и он понимает, что не знает чего-то очень важного, на чём могли бы держаться его представления о своём месте в мире. Фактически, он утрачивает себя и переживает одну из форм психологической смерти. Учитель поступает довольно сурово: он отправляет ученика в загон к скоту и оставляет его там на несколько дней. Здесь надо понимать, что это был метод воздействия, допустимый именно в тот момент и по отношению именно к данному конкретному человеку. Достаточно хорошо зная Влая, Эвнар был уверен, что это приведёт не к нервному срыву или ещё каким-то негативным последствиям, а даст нужный эффект. И он не ошибся. Влай вышел из загона, находясь в состоянии «пустого сосуда»: он утратил прежние представления о человеке вообще и о себе в частности. Но ум его остался живым и пытливым, возникла неудовлетворённость собственным незнанием, появились новые вопросы. Сосуд был готов к тому, чтобы его наполнили новым содержимым.

Далее Эвнар учит его, наставляя о мире и человеке. Ключевым моментом этих наставлений, суммирующим самую их суть, стал следующий разговор:

«В другой раз Эвнар сказал Влаю: «Понял ли ты, чем человек не похож на скота? Скот живёт так, как живёт; его жизнь подобна реке в берегах. Она не выйдет из берегов и не оросит землю, хотя бы была и засуха, и гибли посевы и леса. Жизнь человека подобна влаге, питающей мир: она проникает везде и питает всё и всех, отдавая свои силы и саму себя. Скот не может сделать свою жизнь такою, а человек может: в том и различие. Что бы ни делал скот, он делает это лишь для себя или для подобных ему скотов. Для себя либо для них он добывает пищу; себя либо их он любит; себя либо их защищает. Человек же таков, что он любит всё и ради всего живёт; скот не желает знать ни прошедшего, ни грядущего, ни того, что над небом, — а человек желает всё это знать, и знать может, и ради всего этого живёт. Таков у человека ум, что всё это знать он хочет и может, и такова душа, что может всё это полюбить, и такова жизнь, что может питать всё это собою. Скот не таков; и для того и есть в мире человек, чтобы не быть скотом. Скот живёт от мира, а человек живёт для мира. Скот берёт от мира для себя, — так, он пьёт из реки, и воды в ней не прибывает; человек же выпьет из реки глоток — а влагу своей жизни изольёт на весь мир, чтобы он не погиб от засухи. Вот в чём различие человека и скота; помни это, чтобы не быть скотом» (Слово о Влае III, 14-26).

Тут отражён один из важнейших моментов Учения. Человек — созидающая сила, тогда как скот (в данном контексте под скотом подразумевается не только домашняя скотина, но животное вообще) — потребитель. Да, конечно, и у скота есть своя функция: он участвует в эволюции. Но задачи эволюции в том и состоят, чтобы её результатом было появление разумных существ (осознающих), подобных человеку. И сугубо потребительское отношение к жизни, нормальное для скота, для таких существ противоестественно. У человека более широкие задачи, чем у животного. И не в пример более широкие возможности. Он способен активно познавать мир, любить его и творчески его изменять, улучшать. С этой точки зрения видно, что принципиальное отличие человека от животного заключается не в строении тела, сложности мозга, способности к труду, речевой коммуникации и т.д., а в предназначении. Перечисленные же выше отличия носят, так сказать, технический характер и обслуживают предназначение. То есть не предназначение стало их следствием, а они были сформированы эволюцией для того, чтобы человек мог выполнять предназначение.

chelovek-ili-skot2

Тогда что же такое потребительское отношение к жизни и эгоизм, направленный исключительно на заботу о себе и своём «ближнем круге»? Это откат к пройденному этапу, психологическое возвращение к животному состоянию. Его вполне можно назвать одичанием. Словно индивидуум научился прямохождению и речи, а затем снова опустился на четвереньки и начал рычать, позабыв, что он — человек. И, конечно же, общество, состоящее из таких вот психологически и морально одичавших людей, вряд ли может принести пользу миру, сделать его лучше. Скорее, оно изуродует его и принесёт неисчислимые беды самому себе. Именно это мы сейчас и наблюдаем. Общество потребления, замыкания в своих эгоистических интересах и амбициях, — это общество одичавших людей. Одичавших и привыкших к дикости настолько, что они уже и сами соглашаются считать общество джунглями, а свою жизнь — звериной грызнёй.

Так не должно быть. Если бы это было нормально, человек не был бы человеком. Мы не существовали бы как вид. Зачем эволюции наделять нас тем, что отличает нас от животных, если мы должны вести себя как животные? Ненормальность и нелогичность такого поведения бросается в глаза. Человек должен быть человеком. Он должен жить не от мира, — т.е. лишь пользуясь его благами, — а для мира, — т.е. отдавая ему себя, созидая, улучшая. Улучшая не в смысле изобретения возможностей вкуснее и дешевле поесть или быстрее добраться из точки в точку, то есть не в смысле работы только по увеличению собственного комфорта, а в смысле заботы о благе мира в целом, — и Природы, и человечества. Разумный комфорт — тоже неплохо. Но именно в разумной степени, когда в жертву ему не приносится всё остальное, включая рассудок и человечность. Ну а начинать изменение мира к лучшему нужно с самого себя. С осознания того, чем же ты не похож на скота. Влаю для того, чтобы это осознание могло начаться, пришлось три дня просидеть в скотском загоне. Неприятно? Ещё бы! И Учитель суров. Но на это обращаешь внимание, когда читаешь историю Влая. И далеко не всякий прочитавший её пойдёт мыслью дальше и осознает, что всё нынешнее благополучное (и не очень) общество потребления сидит в таком загоне. Оно загнало себя туда само. И не для того, чтобы понять нечто важное, а просто потому, что ему нравится так жить. Тут главное — забыть, что ты человек. Тогда и стыдно не будет.

chelovek-ili-skot3

Но забывать нельзя. Нужно помнить. И выбираться из загона.

© Атархат, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *