Боги, которые не боги

bogi-kotorye-ne-bogi

Учение появилось благодаря откровению Бога Мудрости. И в пандэкте есть тексты, надиктованные не только им, но и другими богами. Так что же получается — Учение признаёт существование богов? Именно даже не Бога, а многих богов. То есть Учение — религия, причём ещё и языческая? Однако его последователи подчёркивают, что оно не является религией. Как же такое может быть?

Чтобы понять это, для начала нужно правильно поставить вопрос. И верная его формулировка будет звучать примерно так: кого Учение подразумевает под «богами?». В этой формулировке уже просматривается ответ на сам вопрос. Учение кого-то подразумевает под «богами», — иначе говоря, это не боги в религиозном смысле слова, а то, что им уподобляется по некой аналогии. И уже понятно, что при таких условиях Учение вполне может не быть религией.

Кто же такие боги Учения? Фактически, это законы Природы. Но что такое законы Природы? Мы видим их действие, но не видим их самих. Это некие бестелесные силы, которые нельзя пощупать. Бестелесные силы, при этом вершащие жизнь мира, управляющие процессами и материей… Ничего не напоминает? Мне напоминает. Религию. И ведь именно таким выглядит научный подход. Он как бы материалистичен, — но разве материалистичны законы Природы? Они могут проявляться через материю, но сами лежат за её пределами. Вот так материализм может увести ищущего человека от религии, провести по кругу и снова привести к ней.

По Учению же эти законы имеют энергетическую сущность. В энергетике каждого закона, как на некой матрице, записано, что делает этот закон, как делает, для чего, как он взаимодействует с другими законами и т.д. Причём эта энергетика — не просто сгусток энергии, а живое существо, обладающее своеобразной формой сознания и способное отдавать себе отчёт в своих действиях. Самая близкая аналогия — живая самообучающаяся программа, записанная на энергетическом носителе. У каждого закона Природы есть такое энергетическое тело-носитель, энергетическое существо, в определённом смысле мыслящее и чувствующее, смысл существования которого заключается в осуществлении записанного в нём закона. То есть законы Природы вполне вещественны, — но не на материальном, а на энергетическом уровне.

Науке эти существа пока ещё не известны; соответственно, у них нет научного определения и названия. А вот религии имеют представление о них, — хотя представление искажённое, не как о законах Природы, а как о неких сверхъестественных существах, чудесным образом влияющих на мир и людей. Существа эти называются богами. Ну а поскольку очень трудно представить себе что-то, чего никогда не видел, то представить обычно пытаются по аналогии с чем-то известным. Поэтому богов всегда (или в абсолютном большинстве случаев) представляли себе человекоподобными — или хотя бы более-менее антропоморфными — и приписывали им человеческие качества и мотивации. Плюс несколько фантастических черт и атрибутов, плюс фантастическая биография (надо же объяснить, откуда тот или иной бог взялся и почему он делает то, что делает), — и вот уже возник образ, имеющий мало общего со своим прототипом.

Откуда же берутся исходные понятия, понятия о тех самых прототипах? Прежде всего, из человеческого подсознания. Человек — частица Природы, и в нём на очень глубоком уровне заложено подсознательное, можно сказать, инстинктивное знание о том, как устроена Природа, и в том числе о сущности её законов, о том, что это живые существа. Человек всегда чувствовал, что есть некие существа, управляющие всем; знал, что такие существа непременно должны быть. И это неосознанное знание от раза к разу находило себе выражение через верования в различных могущественных духов и богов. Другой источник — вполне конкретные знания, полученные тем или иным путём: иной раз благодаря прорыву в ком-то подсознательного знания, о котором была речь выше, иной раз благодаря сохранённым воспоминаниям из посмертия, иной раз благодаря контакту непосредственно с кем-то из богов (т.е. получению того, что называется откровением). Может быть, и ещё как-то. Но в конечном счёте всё это перетолковывалось, обрастало домыслами и мистикой, и превращалось в очередные мифы о богах.

Как бы то ни было, прежде всего встаёт вопрос терминологический: как называть эти существа, — т.е. живую и разумную энергетику законов Природы? Научного названия у них нет. В оккультизме у них также не имеется чёткого определения и названия; там представления о них расплывчаты и смешаны с целым рядом других представлений. В религиях они обычно называются богами. Придумать для них оригинальный, нигде более не встречающийся термин и ввести его в русский язык? Это было бы, по меньшей мере, странно. Но термин-то необходим. Поэтому Учение традиционно называет их богами, — что всё-таки хоть немного отражает их сущность как тех, кто управляет законами Мироздания. Есть и другой термин — «элементалы». Точнее говоря, «высшие элементалы». Это несколько изменённый оккультный термин «элементали», с откорректированным значением. Он употребляется в Учении наравне с термином «боги».

Итак, боги Учения — на самом деле не боги в привычном смысле этого слова, а энергетические сущности законов Природы. И ничего сверхъестественного, мистического в них нет. Наука ещё просто не готова к открытию и изучению мира энергии и его обитателей; у неё нет для этого ни инструментов, ни методов, ни теоретической базы. Ну а сам мир энергии, со всеми своими пространствами, свойствами, объектами и насельниками, является естественной частью Природы, частью её механизма, её эволюционного процесса.

Поэтому хотя Учение и говорит о богах, оно не вкладывает в это понятие сверхъестественного, религиозного смысла. А следовательно — и в такие понятия, как «откровение», «пророк» и т.п. Конечно же, в нём не имеется и культа. Законам Природы незачем поклоняться и молиться, их незачем восхвалять и о чём-то просить. Они и без того делают всё, что должны делать, — и делают настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Они не отнимут и не дадут ничего, чего не должны отнять или дать; проси их об этом хоть всю жизнь, ты ничего не изменишь, — в том числе ни лестью, ни подкупом, ибо они не нуждаются в славословиях и приношениях.

Нужно ли им что-то от людей? По большому счёту, только одно: чтобы люди были людьми. Это нужно самой Природе. Ей нужно, чтобы люди, очень важные и ценные её частицы, были тем, чем они должны быть, — благой, созидательной силой, способной сделать мир лучше, способной помочь Творцу стать совершеннее. Боги хотят, если можно так выразиться, чтобы люди работали с ними в одной команде, делали общее дело. Общее для людей и богов. Чтобы люди помогали естественному порядку вещей, а не мешали, укрепляли его, а не расшатывали. Богам не нужно поклоняться: нужно лишь правильно понимать, кто они, и совместно с ними трудиться на всеобщее благо.

Вот так. И никакой мистики.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *