Без оправдания

Мне шестьдесят лет, я вам могу давать советы. На преступление не идите никогда, против кого бы оно ни было направлено. Доживите до старости с чистыми руками.

М. Булгаков. «Собачье сердце»

Благими намерениями вымощена дорога в ад.

Крылатое выражение

Кто не знает принципа «Цель оправдывает средства»? Полагаю, все знают. Кто его не применяет в своей жизни? Вот это уже другой вопрос, и вопрос неприятный. Неприятный потому, что ответ на него грозит оказаться таким же, как и на первый.

Собственно, что означает оправдание средств целью? Это означает, что ради достижения благой цели можно совершить аморальный или даже преступный поступок. Те, кто так поступает, подходят к делу расчётливо, с позиции делячества, по принципу «Нужно потратить рубль, чтобы в итоге получить десять». Такой расчёт нормален для бизнеса, — но не для моральной сферы и не для ситуаций, когда речь идёт о людях.

В рассматриваемом принципе содержится ловушка. Она заключается в том, что исчезает моральный ограничитель. Точнее говоря, он становится неопределённым, «плавающим». Но в данном случае это то же самое, что отсутствие. В результате утрачивается способность объективно оценивать собственные действия и останавливаться перед недопустимым. Поясню на гипотетическом примере, — резком, но зато понятном. Кто-то хочет сделать счастливыми десять человек, — но для этого нужно убить одного. Он производит простой расчёт: десять — это больше, чем один, а значит, дело того стоит. И он убивает этого одного. Притом ещё принимает позу страдальца, как бы приносящего себя в жертву и обрекающего себя, как минимум, на муки совести во имя благородной цели. Что же будет дальше? А дальше он захочет осчастливить сотню, и ради этого уничтожит десяток. И однажды настанет день, когда ради того, чтобы осчастливить сто миллионов, он учинит кровавый террор и масштабную резню, в результате которых истребит десять миллионов. Потому что для него больше нет моральной границы, через которую нельзя переступить, он перестал различать добро и зло, а к мукам совести притерпелся. Это значит, что он утратил человечность, превратился в чудовище. И трагичнее всего то, что привели его к этому добрые побуждения. Которые он осуществлял через недобрые поступки. Думаю, это и есть тот случай, когда благие намерения ведут в ад.

К слову, описанная ловушка (утрата моральных ориентиров и ограничителя) срабатывает всегда, когда переступается черта. Если ты солгал раз, то почему не солгать два раза, пять, двадцать? Небо на тебя не обрушилось из-за одной лжи, не обрушится и из-за двадцати. Ты уже просто не будешь понимать, почему нельзя солгать снова, если до этого было можно. Если ты украл рубль, то почему не украсть тысячу? В конце концов, величина суммы — вещь весьма относительная. Кто-то и миллионами швыряется так, как другой рублями. И так далее. Обязательно найдутся такие, которые скажут, что для них эта ловушка не действует и ограничителя они не утрачивают. Но они ошибаются. Ты солгал раз — солжёшь и другой, и третий: вопрос только в том, когда настанет такая необходимость. Ты украл раз — украдёшь и другой, и третий: вопрос только в том, насколько это будет для тебя безопасно. Можно пребывать в иллюзии, что предел всё ещё есть, — но она рассеивается в тот момент, когда обстоятельства толкают тебя перешагнуть его, идя по уже проторённой дороге.

Итак, попытки вершения добра через зло по принципу «Цель оправдывает средства» ведут к тому, что вершимое таким образом добро быстро мутирует, становится уродливым и перерождается в зло. Возьмите для примера самых жестоких правителей, самые преступные режимы, запятнавшие себя террором, геноцидом, войнами. Вы увидите, что каждый из них ставил своей целью благо страны, благо народа и так далее. Просто цель для них оправдывала средства. В результате вместо ожидаемого благоденствия всякий раз возникало нечто чудовищное. Точно так же перерождается конкретный человек, действующий по тому же принципу. Пытаясь делать добро через обман и подлость, он теряет моральные ориентиры и ограничитель и превращается в негодяя. Вершимое им благо становится такого же качества, что и он сам. Оно становится злом. Почему? Потому что из гнилого фрукта не выжмешь полезного сока. Такой человек объявляет благом зло, вершимое ради блага, и в итоге просто перестаёт различать, где одно, а где другое. Он превращается в засорённый источник, из которого течёт грязная, заражённая вода.

Эта грязь передаётся дальше. Дело, которое делается подобным образом, будь оно даже самым благородным, быстро заражается нечистотой и начинает пованивать, а затем и смердеть. Опять же, для наглядности приведу следующий пример. Представим себе хирурга, который, желая помочь пациенту, оперирует его нестерильными инструментами, да ещё и лезет в разрез грязными руками. Местную проблему он, может быть, и решит, — но занесёт в организм пациента загрязнение, зараза пойдёт дальше, и тому станет ещё хуже, вплоть до угрозы его жизни. Так и в любом добром деле. Если делать его грязными руками, используя грязные методы, то оно будет испорчено, и уже не будет тем благом, каким задумывалось изначально.

Мне могут возразить, что, во-первых, вряд ли можно сделать хоть что-то действительно хорошее, и при этом сохранить руки чистыми, — таков мир! — и во-вторых, много больших и хороших дел всё же делается, хотя делаются они, скажем так, не очень чистыми руками. Я отвечу на это: мир таков, каковы люди. Если они предпочитают ходить кривыми и грязными путями, то все пути именно такими и будут. Такими, какими их проложили. Значит, нужно не идти на поводу у соблазна делать добрые дела грязными руками, и не оправдывать кривизну своего пути кривизной чужих путей, а прокладывать прямой и чистый путь. Один это сделает, второй сделает, третий, — а четвёртый вместо прежней безнадёжной картины увидит нечто более воодушевляющее. Что же до того, что многие благие дела успешно делаются дурными методами… Просто посмотрите на современный мир и спросите себя: «Где благие результаты этого делания?». В самом деле: тот эгоизм, алчность, насилие, жестокость, растленность, обман, невежество, гордыня, равнодушие и прочие безобразные явления, процветающие в нашем мире, плюс их последствия, заставляющие страдать уже не миллионы, а миллиарды людей, — всё это действительно похоже на успешные результаты такого подхода к вершению добра? А если подумать, то не окажется ли следование принципу «Цель оправдывает средства» одной из главнейших причин того, что человечество уже много тысяч лет сидит всё в том же болоте? Оно пытается выбраться из него — и возвращается в него снова и снова. Потому что пытается идти кривыми путями, ведущими обратно, в ту же грязь.

Дурным методам, через которые пытаются делать добрые дела, нет оправдания. В определённом смысле, это даже хуже, чем откровенное зло, — потому что всё хоть и выглядит лучше, но оказывается подлее. И снова поясню на примере. Откровенное зло — как преступник, нападающий на тебя с ножом в руке. Его намерения очевидны, и можно принять меры самозащиты. Зло же, вершащееся ради блага, это как мнимый друг, пожимающий тебе руку и при этом заражающий гангреной, от которой ты сгниёшь. И то обстоятельство, что сам он так не думает, ни в коей мере его не оправдывает. Происходящее только становится от этого ещё более горьким.

Отношение Учения к рассматриваемому принципу достаточно ясно сформулировано в книге «Эвор», в одном из моментов, где речь идёт о насилии: «Помни, что несправедливое насилие, совершённое ради справедливости, губит её. Вот какова мера справедливого насилия: не чини насилия над одним невинным или правым даже ради счастья всего мира. Это есть осквернение сказанного счастья злом: мир не примет этого счастья, и оно не познает свершения. Невзгоды, горести и страдания можно вытерпеть или изжить: они менее страшны, чем свершившаяся несправедливость. Величайшее благо, добытое ценою малейшей несправедливости, рождается осквернённым, и потому — мёртвым; и на его месте взрастает зло. Нет оправдания несправедливости; через неё нельзя совершить добра» (Дэон XV, 25-30). Так же и в отношении всего остального, не только насилия. Малым злом, проникшим в большое благо, это благо сводится на нет и умирает. Поэтому чистые дела надо делать чистыми руками.

Многие скептики скажут, что в таком случае дело Учения — изменение людей и мира к лучшему — обречено на неуспех, потому что столь глобальный проект невозможно воплотить в жизнь, не запятнав себя. Однако тут имеется один важный нюанс, который всё меняет. Заключается он в следующем: мы понимаем, что столь глобальные проекты не воплощаются в жизнь быстро, — и потому не торопимся. Изменение всего мира к лучшему быстрыми темпами — привлекательная сказка, воздушный замок для наивных людей. Большие дела требуют большого времени и большого терпения. Кроме того, Учение не является инструментом чьих-то личных амбиций; здесь никто не ставит целью обогащение или приход во власть в короткие сроки, чтобы потом ещё успеть этим попользоваться. Поэтому мы можем себе позволить не форсировать события, не спешить чего-то добиваться, используя короткие, но грязные пути. Мы намерены действовать пусть и не быстро, но чисто, — даже если в итоге работа займёт сотни лет. Большое и сильное дерево растёт долго. Или вот такая метафора: лучше придти к финишу чуть позже, но не растеряв ценного груза, чем домчаться на опустевшей повозке, которая ещё и перевернётся на самой финишной черте. Мы уверены, что качество конечного результата с лихвой компенсирует все задержки в пути.

Грустно это констатировать, но под лозунгом «Цель оправдывает средства» во все времена творилось больше зла, чем добра. Всем нужно ясно осознать этот простой, как выстрел в лоб, факт. Тогда для нашего мира станет реальной перспектива выбраться из порочного круга, — из той удручающей ситуации, когда всё время хочется как лучше, а получается как всегда.

© Атархат, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *