Без банального заголовка

bez-banalnogo-zagolovka

Когда пытаешься придумать заголовок к статье по поводу событий 11 сентября 2001 года, в голову лезут банальности типа «День, изменивший мир». Тогда, по горячим следам произошедшего, это был бы хороший, яркий заголовок. Но теперь, когда те события пережиты всеми уже сто раз, а все громкие слова пережёваны уже тысячу раз, он выглядел бы неинтересно и высокопарно. Поэтому я решил обойтись без банальностей, пишущихся жирными буквами.

Хотя сути дела это не меняет. После 9/11 мир действительно изменился. Потому что изменились люди. Они стали сильнее бояться. Терроризм был и до того. Были взрывы домов, захваты заложников и т.д. Но такого страха не было. Словно до того каждый думал, что всё это касается кого-то другого, и боялся за других, и сочувствовал другим. А 9/11 этот каждый почувствовал, что оружие направлено именно на него. И ему стало страшно уже по-настоящему.

Можно спорить по поводу того, достигли ли террористы своих политических целей, и какими, вообще, были эти цели. Но тот факт, что они посеяли в обществе страх, недоверие и сумбур, не подлежит сомнению. Теперь всем везде видится терроризм. Пачка сигарет, забытая кем-то на прилавке магазина, может вызвать панику. Всевозможные протоколы безопасности, введённые или усиленные в различных присутственных местах, с одной стороны, осложняют гражданам жизнь и раздражают их, а с другой стороны, нагоняют ещё больше жути. Международное положение дополнительно осложнилось, так как разные государства и нации ставят те теракты в вину друг другу. Да и не только международное. В самих пострадавших США было возбуждено сомнение и недоверие, — ведь некоторые уверены, что никакой атаки террористов не было, и что события 9/11 есть ни что иное, как провокация государственных спецслужб, проведённая по приказу правительства. Ну а о новом витке религиозной вражды и говорить нечего. Во всём мире резко возросло недоверие и враждебность христиан по отношению к мусульманам и наоборот, — и каждое проявление его вызывает аналогичную ответную реакцию другой стороны. И даже внутри ислама обострились противоречия. Одним словом, всё очень осложнилось. Кто бы ни был виновником трагедии 11 сентября, но если он хотел именно этого, то есть общей дестабилизации обстановки в мире, то он своего добился.

Прошло уже довольно много лет, психологическая рана, нанесённая обществу, поджила, — но она не зажила окончательно. И неизвестно, когда заживёт. Конечно, когда-нибудь это произойдёт. Только вот надо ли? Я не хочу сказать, что состояние постоянного страха и недоверия — это хорошо. Однако помнить об опасности нужно. Помнить не для того, чтобы коситься на всех подряд с опасливым подозрением, а для того, чтобы иметь стимул к совместной борьбе с терроризмом. Совместной — значит объединёнными усилиями всех государств, различных международных правоохранительных структур. Это именно то, что можно противопоставить терроризму. Он разъединяет, заставляя бояться друг друга, — и поэтому нужно объединяться против него, откладывая в сторону межгосударственные, национальные и религиозные разногласия. Тем более, что в одиночку никакое государство, даже очень сильное, не искоренит международного терроризма. Действия в этом направлении, даже успешные, будут ещё сильнее подогревать напряжённость.

Почему я не встаю в позу проповедника всеобщего примирения и не призываю, чтобы все немедленно возлюбили всех, — тогда, мол, и терроризма не будет? Да потому, что в настоящий момент это — утопия, воздушный замок. Уважение и любовь друг к другу, а особенно к тем, кто чем-то от тебя отличается, не возникают по щелчку пальцев; они воспитываются, долго и трудно, и даже не годами, а десятилетиями, если речь идёт о разных нациях и религиях. Этому нужно учиться. А чтобы получилось, нужно хотеть научиться. То есть поначалу в людях нужно воспитать именно такое желание. Потому что они не то чтобы не могут этому научиться, а не хотят. Обычно так и бывает. Чтобы прекратить вражду, нужно этого захотеть. Но тех, кто хочет этого, хочет по-настоящему, всегда не хватает.

Ну а пока что нужно бороться с терроризмом силовыми методами. Уже слышу, как записные демагоги возражают, приводя довод «Насилие порождает насилие». Я скажу — не во всех ситуациях это бывает так. Иногда бывает наоборот. Если не пресекать террор, он будет лавинообразно нарастать и будет становиться всё более привычным методом настояния на своём. Учение не одобряет насилия, считая его злом в любом случае; но оно признаёт, что порой насилие бывает необходимо. А именно — тогда, когда, по нашей формулировке, дело идёт о защите правого и невинного. В качестве наиболее наглядных конкретных примеров мы приводим оборонительную войну (по-настоящему оборонительную, а не такую, когда агрессия против одного государства лицемерно обосновывается интересами безопасности другого государства), а также борьбу с терроризмом. В обоих этих случаях насилие оказывается потребным как средство сдерживания ещё большего насилия. Конечно, эта концепция нуждается в более подробном разъяснении, — но не здесь. Пока что я скажу просто: мирные граждане нуждаются в защите от преступников и террористов, — и ради их защиты нужно вести войну с терроризмом.

Теракты происходят до сих пор, — хотя столь масштабных, как события 9/11, больше не бывало. Возможно, это объясняется тем, что принимаемые меры предосторожности оправдывают себя, оказываясь эффективными. А может, есть иные причины. Однако прогресс не стоит на месте, — и это значит, что современные террористы получают в своё распоряжение всё более совершенные технические средства и всё новые возможности. Остаётся только гадать, какой сюрприз они могут преподнести миру в любой момент. Поэтому силовой борьбы с терроризмом недостаточно. Эта вынужденная война, война сдерживания, может длиться бесконечно, с переменным успехом. Главным же средством исправления ситуации должно стать изменение людей к лучшему, перевоспитание общества. Ключевым моментом является осознание единства человечества и движение в сторону слияния государств и наций в одно целое. Исторические процессы естественным образом ведут к такому слиянию, — и нужно помогать им в этом, сознательно и целеустремлённо. С религиями дело обстоит посложнее. Но и здесь можно придти к единству, — только нужно преодолеть слепой и бездумный фанатизм. Я веду речь не о некоем искусственном объединении всех религий в одну, — это, опять же, утопия, — а о том, что нужно опираться на здравый смысл и ориентироваться не на веру в древние мифы и предания, а на вырисовывающуюся всё яснее научную картину мира. Веру необходимо выверять знанием, — и тогда сформируется единая, общая для всех, непротиворечивая картина мира.

Короче говоря, для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему, нужно измениться самим. Чтобы излечиться, нужно лечить саму болезнь, а не симптомы. Или можно ещё сказать так: если всё время латать ветхую ткань, она однажды всё равно рассыплется. Нужно соткать новую ткань. Нужно создать новое общество, пересмотрев многие принципы существования общества нынешнего. Иначе мы постоянно будем жить накануне 11 сентября.

© Атархат, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *